Новое имя для древней Москвы

Мало кто знает, что в советскую эпоху столица нашей Родины несколько раз могла поменять свое название. Историю несостоявшихся переименований Москвы хранят документы Государственного архива Российской Федерации

Всего через пять дней после смерти Владимира Ленина, 26 января 1924 года, II Всесоюзный съезд Советов поддержал предложение Петроградского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов о переименовании Петрограда в Ленинград. Годом позже на карте СССР появился город Сталинград, бывший до этого Царицыном. Многие другие деятели революции также получили «собственные» города. Но Москву поначалу никто переименовывать не собирался…

Ильич – не только отчество

Первыми с идеей дать столице новое название выступили 216 служащих административно-правительственных учреждений города Тамбова. В 1927 году, когда страна готовилась отметить 10-летие Октябрьской революции, они направили письмо председателю ВЦИК Михаилу Калинину, в котором предложили переименовать Москву в город Ильич – в честь Владимира Ильича Ленина, в их послании уважительно именовавшегося «основателем свободной Руси».

Авторы письма полагали, что «краеугольным камнем постройки светлого здания коммунизма и укрепления революционного сознания масс должна быть неуклонная борьба с вкоренившимися в сознание масс историческими предрассудками», к коим, по-видимому, они относили и древнее наименование советской столицы. Чем же служащим из Тамбова так не угодило слово «Москва»? Об этом они писали со всей прямотой: «…таковое название [Ильич. – Н. Б.] более скажет уму и сердцу пролетариата, чем отжившее и бессмысленное, к тому же не русское и не имеющее логических корней название «Москва»».

Просьба служащих из Тамбова была рассмотрена в Москве, однако обсуждение этой инициативы не нашло отражения в архивных документах. Имеется лишь резолюция: «Согласно распоряжению т. Егорова делу хода не давать». Между получением письма и этой резолюцией прошло около двух месяцев. Имя товарища Егорова упоминается еще в ряде документов Административной комиссии ВЦИК, например в делах, связанных с передачей населенных пунктов из одной губернии в другую. Он занимал должность заместителя председателя комиссии.

О том, кто именно участвовал в рассмотрении просьбы, обсуждалась ли она широким кругом и знали ли о ней высшие лица государства, никаких сведений нет. По мнению специалиста ГА РФ Екатерины Киселевой, подробности не фиксировались умышленно: никто не хотел нести ответственность в случае принятия неправильного решения. Именно поэтому неизвестно, докладывал ли Егоров об этой инициативе с мест Иосифу Сталину или нет. Возможно, ему докладывали, но вождь высказался по этому поводу неопределенно. В итоге предложению не придали сколько-нибудь серьезного значения. Иначе, по словам Екатерины Киселевой, вероятнее всего, письмо из Тамбова все-таки обсудили бы на заседании Административной комиссии ВЦИК. А так все решили без протокола.

Сталинадар или Сталинград?

Новые предложения о переименовании Москвы появились на рубеже 1937–1938 годов. Теперь в названии столицы предлагалось увековечить имя Сталина. В Государственном архиве РФ сохранилось три таких послания.

Первые два письма были направлены на имя секретаря ЦК ВКП(б) и наркома внутренних дел Николая Ежова. В них речь идет о переименовании Москвы в Сталинадар (именно так, вопреки правилам орфографии, не в «Сталинодар», а в «Сталинадар» – вероятно, тем самым подчеркивалось происхождение названия от словосочетания «дар Сталина»).

Письмо от 28 декабря 1937 года подписано членом ВКП(б) П. Зайцевым. Полное имя, город проживания и иные подробности биографии автора остались неизвестными: там указана лишь фамилия с первой буквой имени, а также номер партийного билета – этой детали, видимо, было более чем достаточно. «…Все трудящееся человечество земного шара нашей эпохи… с удовлетворением и радостью воспримет переименование Москвы в Сталинадар», – писал Зайцев. Он предлагал оформить изменение названия столицы первым же актом первой сессии Верховного Совета СССР первого созыва. На момент написания письма это был новый высший орган государственной власти, учрежденный сталинской Конституцией, и его первое заседание должно было состояться 12 января 1938 года. На этом заседании, по мнению Зайцева, и нужно было первым делом рассмотреть вопрос о переименовании Москвы.

Второе письмо с предложением дать столице название Сталинадар датировано 2 января 1938 года. Его автор – Елена Михайловна Чулкова, персональная пенсионерка из Москвы, «бывшая чекистка» (так она сама себя называет), проживавшая в Кривом переулке, дом № 4. Написано это письмо более высокопарно и торжественно, чем послание Зайцева; практически в первых строках гражданка Чулкова заявляет: «Моя мечта – жить в Сталинадаре». К мысли об официальном переименовании столицы она пришла под впечатлением от услышанной по радио речи Сталина на собрании Сталинского округа Москвы, от которого он баллотировался в Верховный Совет СССР. В письме особо отмечается, что свой новый облик главный город страны получил в «Сталинскую эпоху» в соответствии с планом реконструкции, одобренным вождем. Метрополитен, канал Москва – Волга (ныне канал имени Москвы) и строительство Дворца Советов – все это, с точки зрения Чулковой, давало основания считать столицу совершенно новым городом, «даром великого гения Сталина», и потому именовать ее теперь следовало Сталинадаром.

Еще одно письмо, касающееся переименования Москвы, было написано 26 мая 1938 года Полиной Ивановной Голубевой, бывшей «ваннщицей нарзанных ванн» из Кисловодска. Прочитать его нелегко не столько из-за плохого почерка (в письме она жалуется на плохое зрение: «много плакала при старом времени»), сколько по причине изобилия орфографических ошибок и отсутствия знаков препинания (ниже мы приводим текст этого письма в соответствии с авторской орфографией и пунктуацией). Без ошибок не обходится почти ни одно слово, даже «Сталин» пишется как «Стален». Стиль послания тоже специфический: сбивчиво излагая свои мысли, женщина ругает «проклятые» старые времена, клеймит «Зиновьева, гада ползучего», благодарит Сталина за то, что он «за нас, бедняков», и хвалит его соратников – Кагановича, Молотова, Ворошилова, Калинина, Жданова, Микояна, Ежова.

Посвятив бóльшую часть письма славословиям в адрес «дорогого товарища Сталина» и проклятиям в адрес врагов советской власти, лишь в самом конце Голубева высказывает свое предложение – переименовать Москву в Сталинград-Москву по аналогии с Ленинградом. «Тогда будет настоящая Москва, – объясняет она, а в заключение добавляет: – В старой Москве жила вся гниль проклятая, мы их постепенно всех вычистим». Предложение это выглядело совершенно абсурдным, поскольку к тому времени на карте СССР город Сталинград существовал уже целых 13 лет. Возможно, по этой причине инициативе Голубевой вовсе не уделили внимания: в архиве нет машинописных копий ее письма, тогда как предыдущие послания, о которых здесь говорилось, были продублированы на печатной машинке.

Впрочем, все эти предложения остались лишь на бумаге. И подробности принятия отрицательного решения как в случае с Ильичом, так и в случае со Сталинадаром неизвестны. Сам ли Сталин отказался от столь «лестного» предложения или же оно было купировано на более ранней стадии и генсек так и не узнал о нем? Вряд ли кто-либо из сталинского окружения взял бы на себя смелость списать верноподданнические инициативы в архив без согласования на самом верху. Но никаких сталинских резолюций на этот счет не сохранилось: видимо, вождь лишь дал понять, что такие инициативы с мест кажутся ему несвоевременными.

Последняя попытка подарить столице новое название была предпринята после смерти Сталина. На этот раз идея переименования стала частью большого плана по увековечению имени генсека. Среди документов фонда аппарата ЦК КПСС, хранящихся в Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ), есть «Сводка предложений об увековечении памяти И.В. Сталина» от 14 ноября 1953 года. Тогда речь шла о переименовании города Москвы в город Сталин, Грузинской ССР – в Сталинскую Советскую Социалистическую Республику и даже о новой расшифровке аббревиатуры СССР – как Союза Советских Сталинских Республик. Кроме того, предлагалось учредить орден Сталина для награждения им передовых людей Советского Союза и трудящихся всего мира. Однако ситуация в стране вскоре изменилась, возвеличивание «вождя народов» вышло из моды, а в 1956 году Никита Хрущев и вовсе развенчал культ личности Сталина. С тех пор новых предложений о переименовании древнего города не появлялось.

Журнал «Историк» выражает благодарность директору Государственного архива РФ Ларисе Александровне Роговой за помощь в подготовке материала.

Письма трудящихся с предложениями о переименовании Москвы


№ 1

Во ВЦИК. Пр. ВЦ. М.И. Калинину

Копия – предсовнаркома СССР

Объединенная группа служащих адм.-правит. учреждений г. Тамбова, считая, что краеугольным камнем постройки светлого здания коммунизма и укрепления революционного сознания масс должна быть неуклонная борьба с вкоренившимися в сознание масс историческими предрассудками, а также глубоко чтя и уважая имя основателя свободной Руси – Ильича, просит ВЦИК и СНК о переименовании столицы РСФСР, города «Москвы», в «город Ильич», справедливо полагая, что таковое название более скажет уму и сердцу пролетариата, чем отжившее и бессмысленное, к тому же не русское и не имеющее логических корней название «Москва».

Объединенная группа служащих адм.-правит. учрежд. г. Тамбова

На подлинном протоколе 216 подписей.

Секретарь группы: Панов

23 февр. 1927 г.

г. Тамбов

Резолюция: «Просьба снять 5 копий. 13/III»

ГА РФ. Ф. Р-5677. Оп. 8. Д. 148. Л. 2


№ 2

Секретарю ЦК ВКП(б)

т. Ежову Н.И.

Дорогой Николай Иванович!

Наблюдая рядовых людей труда на избирательных участках при выборах в Верховный Совет Союза ССР, а также в повседневном соприкосновении с ними, я глубоко чувствую потребность каждого преданного делу Ленина – Сталина человека высказать беспредельную любовь и преданность т. Сталину. Да это Вы знаете лучше меня.

В настоящем письме я хочу высказать некоторые мысли, которые, как я убежден, вынашиваются в сердцах миллионов людей, хотя возможно, что эти мысли уже высказаны другими раньше меня.

Помыслы людей, преданных коммунизму, устремлены к тому, чтобы нынешняя героическая Сталинская эпоха была отмечена таким актом, который вошел бы в грядущие века как вечный светильник, освещающий героику нынешних поколений людей. Конечно, сам факт жизни и деятельности на одном историческом отрезке времени таких великих гениев человечества, как Ленин и Сталин, будет неизгладимым и немеркнущим памятником на все времена последующей истории. Но людям свойственно заботиться о преумножении и возвеличении памятников своей эпохи.

Ленинская эпоха закладки фундамента под завершенное Сталиным социалистическое здание отмечена такой исторической вехой, как наименование Ленинградом крупнейшего революционного очага, являющегося колыбелью выросшего теперь социалистического общества.

Теперешняя Сталинская Москва, являющаяся колыбелью грядущего коммунистического общества, должна стать исторической вехой великой Сталинской эпохи, эпохи завершения социалистического здания и тем самым закладки прочного фундамента под здание коммунистическое.

Эту непрерывность перерастания низшей фазы коммунизма в высшую его фазу обеспечил гений Сталина. Гений Сталина является историческим даром человечеству, его путеводной звездой на путях развития и подъема на высшую ступень. Поэтому я глубоко убежден в том, что все трудящееся человечество земного шара нашей эпохи и все человечество многих будущих веков с удовлетворением и радостью воспримет переименование Москвы в Сталинадар.

Сталинадар будет гордо и торжественно звучать многие тысячелетия, ибо он понесет в века торжество и гордость героических побед нынешних поколений. И миллионы беззаветно преданных коммунизму людей в этом торжестве будут видеть плоды своей борьбы, своего труда. И каждый гражданин нашей родины будет горд тем, что имя великого Сталина будет красоваться на скрижалях города, являющегося колыбелью мирового коммунизма.

Само собой разумеется, что ни я, ни другой человек не может и не должен претендовать на авторство идеи переименования Москвы в Сталинадар потому, что честь этого авторства принадлежит всему народу нашей страны. Достойной же трибуной оглашения этого исторического акта может быть только трибуна Верховного Совета Союза ССР. И я глубоко убежден, что весь трудовой народ не только нашей родины, но и всех стран мира с огромным удовлетворением и одобрением воспримет, если первым актом первой сессии и первого Верховного Совета Союза ССР будет именно акт о переименовании столицы нашей социалистической родины в Сталинадар.

Настоящее письмо от чистого сердца посылаю на Ваше, Николай Иванович, усмотрение.

Член ВКП(б), п/билет № 1243396

П. Зайцев

28/XII-1937 г.

ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 2156. Л. 1–2


№ 3

Товарищу Николаю Ивановичу Ежову

Лично

От персональной пенсионерки

Елены Михайловны

Чулковой. П/кн. № 21120

Кривой пер., 4, кв. 19

Являясь ближайшим соратником нашего любимого Сталина, Вы одновременно возглавляете НКВД, всюду настигая и беспощадно разя врагов нашей счастливой социалистической родины. Этим Вы мне – бывшей чекистке – вдвойне близки и дороги, и это дало мне смелость обратиться к Вам в моем стремлении осуществить свою мечту.

Моя мечта – жить в Сталинадаре.

«Про себя» я давно живу в нем и жила бы, вероятно, молча и дальше, но тот подъем, то волнение, которые я переживала, присутствуя (по радио) на собраниях, слушая речи и сердцем откликаясь на них в незабываемые декабрьские дни, дали толчок моему стремлению осуществить мечту.

Огромное волнующее впечатление получила я, слушая 11-го декабря речи на собрании Сталинского округа Москвы.

Слушая восторженные крики избирателей, получивших согласие товарища Сталина баллотироваться по их округу, носящему его имя, я представила себе, каким многомиллионным эхом разнесся бы по всему Союзу восторг его народов, если бы наша столица получила согласие вождя трудящихся всего мира именоваться его великим и горячо любимым именем.

С именем Ленинграда связано великое героическое прошлое – эпоха Гражданской войны, эпоха борьбы за социализм, но эпоха победы социализма является Сталинской эпохой с ее героикой мирного труда, с ее великими достижениями во всех областях и завершением всего – Сталинской Конституцией.

Красавица столица, являющаяся средоточением расцвета научной мысли, расцвета искусств, мировых достижений, могучий размах плана ее реконструкции, ее метро, канал Волга – Москва, грандиозное строительство Дворца Советов – все это и еще многое-многое другое дар великого гения Сталина – Сталинадар.

Я – рядовая советская женщина, я капля 170-миллионного народного моря, и я глубоко убеждена, что, выскажи я громко свою мысль, она будет тут же с восторгом подхвачена всеми народами нашего Союза.

Я не поэт, у меня нет дара песен, но, слушая тогда же песню «Москва» – композитора Покрасса, у меня слагались на тот же мотив другие строки, строки о Сталинадаре.

В мире нет страны счастливей

Юной родины моей,

Нет столиц Москвы красивей,

Нас счастливей нет людей!

 

Мысль летит быстрей, чем птица,

Счастье Сталин дал нам в дар,

И красавица столица

Не Москва – Сталинадар!

Ликующий, блистающий,

К победам вдохновляющий,

Огнями звезд сверкающий,

Ты – наш Сталинадар!

Все границы на запоре,

Не похитить звезд врагу:

Пограничники в дозоре

Постоянно начеку.

Днем ли, ночью ль, на рассвете

Охраняют дивный дар…

Всех столиц на целом свете

Краше наш Сталинадар!

Ликующий, блистающий,

К победам вдохновляющий,

Огнями звезд сверкающий,

Ты – наш Сталинадар!

Пусть они несовершенны – мои стихи, на мою мысль откликнутся наши лучшие поэты своими прекрасными, отточенными стихами.

Елена Чулкова

2/I-1938 г.

ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 2156. Л. 5–6


№4*

26 мая

Стален Град Москва

дорогие товариши почему Москва осталася постарому Москва Где вся эта была проклятая старая свора старого времини почему она хотя и Москва Ну пуст она Москва но Стален Град Москва вид он ее сделаль настоящей москвой. Ктоже зделаль, это он великий Стален сосвоими верными саратниками предаными докости прошу всех великих Сталенских саратников зделать москву ымини Сталенград Москва Я не могу без сльоз писать! он всу свою молодост посветиль длянась всех нацей бедноты и сейчас бореся своими саратнеками занас несмотрет карает позаслугам хотя бы они и друзя были и всоэто занас бедняков дорогой товарещ Стален от души пишу и желаю без Граничной жизни вам и вашем всем саратнекам преданым вам и преданым совеской власте дорогой товарещ Каганович Молотов ворошилов Калинен Жданов Мекоян Ежов и все верные саратнеки товареща сталена вес совеский народ завас стеной идот и поидот вогон и воду заваше заботы овсом народе пусть только посмеют проклятые пойти протев нас загризом проклятых зубамы товарищ Стален верем и будем верет вовсех странах будеть совеская власт Они проклятые бояся нас им грозит болшая опасност от совеской земли и совеского народа даздрастуют все страны кто засоветскую власт и за товарещом Сталеным и заево варатнеками дорогой товарещ Каганович руководитель метром такого нет и небудет негде как унас Сталена Москве Живите все родные саратнеки Сталена бессмертной жизни Тепер толко можно назват москву пусть она будит Сталенград Москва

Я думаю вес мир хочет слышат это слово Стален Кто всу свою жизни посветиль для народа совеской страны всех народов Это он товарещ родной Стален своеми верными саратнеками родного Сталена.

дорогой товарещ Стален почему вы некогда непреедети кнам в Кисловодск и ево тепер невзнать какой он сталь засовеское время цветот что было и что стало много хочеся писат толко я научилася койкак писат Глаза плохо смотрет много плакала престаром времини Я ванщина нарзаных ван была меня знает Демян бедный. Я незабуду ево слов он ненавидель Зиновева иево потыхалимов узиновева служила бывшая иканомка николая демян бедный говорил мне от них воняет царским падлом Он наверно зналь что зиновев гад пользучей невзял мерзавиц своих робочех А царского прихвостня ух гады проклятя им навсу нашу жизни ну довольно Я хотя чут себя вспокоела хотелося бэ чтобы вес мир так жиль как в совеской стране

Голубева Полина Ивановна


дорогой товарещ Стален приимите мое писмо

прошу всех Сталеных саратников зделат Москву Сталенград Москва так как Лененград так и Москву тогда будеть настоящая москва в старой москве жила вся гниль проклятая мы их постепено всех вычистем всоэто отродя.

ГА РФ. Ф. 1235. Оп. 141. Д. 2156. Л. 11–12

* Текст этого письма приводится в соответствии с авторской орфографией и пунктуацией.