Недописанная книга Николая Ежова

Мало кто знает, что в 1935–1937 годах Николай Ежов усиленно работал над книгой, которая должна была выйти в свет под названием «От фракционности к открытой контрреволюции»* 

Рукопись Н.И. Ежова. 1935–1937 годы. Подлинник. РГАСПИ

Идея о подготовке теоретического пособия об этапах борьбы с оппозицией возникла у Ежова в 1935 году, когда он стал курировать следствие по делу об убийстве первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) Сергея Кирова и другие репрессивные кампании 1935–1936 годов. Уже весной того же 1935 года Ежов отправил рукопись первой главы книги известным партийным теоретикам, руководителям идеологических отделов ЦК, представителям СМИ и кадровикам (Льву Мехлису, Вильгельму Кнорину, Петру Поспелову, Георгию Маленкову, Алексею Стецкому, Борису Талю, Матвею Шкирятову, Емельяну Ярославскому). Все они, видя возвышение Ежова и покровительственное отношение к нему Иосифа Сталина, серьезно отнеслись к присланному им материалу, внесли в текст правку, составили некоторые замечания и высоко оценили значение написанного.

17 мая 1935 года отредактированная Ежовым рукопись была передана Сталину. Вождь в целом остался ею доволен и сделал лишь небольшие редакционные пометы.

Однако ни первая, ни последующие главы книги так и не вышли в свет. Вероятнее всего, это объясняется тем, что их содержание по мере усиления репрессий неизменно устаревало и требовало постоянной доработки. Об этом, зная ход следствия, и писал Ежов Сталину в мае 1935 года: «Можно ли сейчас опубликовать те материалы, о которых в ней говорится. Если нельзя, естественно, мне придется и в следующих главах несколько переделать».

На протяжении 1935–1937 годов Ежов дописывал и неоднократно переписывал книгу, пытаясь отразить все изменения в идеологической составляющей репрессий, раз за разом подтверждая и обосновывая их. Судя по всему, Сталин поддерживал это начинание, иначе Ежов вряд ли бы на него решился.

Титанические объемы проделанной им работы удивляют. В личном фонде Николая Ежова, находящемся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ), хранятся многочисленные варианты глав книги (всего около 7 тыс. листов) с рукописной авторской правкой. Кроме того, поражает обширный подготовительный материал: партийные документы, вырезки из газет, выдержки из выступлений и статей оппозиционеров и книг Льва Троцкого, обзоры иностранной прессы и переводы отдельных статей, справки со статистическими сведениями, составленные отделами ЦК, протоколы допросов и многое другое.

«Убийца», «нравственный и физический пигмей», «кровавый карлик», «патологический садист», «фанатичный, кровожадный палач» – это лишь некоторые эпитеты, неизменно сопровождающие имя Ежова как в общественном, так нередко и в научном дискурсе. Однако документы, хранящиеся в фонде Ежова, интересны тем, что акцентируют внимание на тех качествах кровавого наркома, которые по разным причинам до сих пор остаются в тени.

Во-первых, мы не находим в нем ничего демонического и иррационального. Он типичный представитель сталинских выдвиженцев, демонстрировавший немалые организаторские способности и трудолюбие, железную хватку и политический нюх, исполнительность и дисциплинированность, беспрекословное послушание и преданность Сталину.

Во-вторых, архивные документы не дают усомниться в том, что Ежов был не чужд умственному труду, умел работать с большим количеством материала и излагал его доходчиво и просто. Сталинский нарком через страницы своего так и не завершенного пособия видится нам увлеченным и дотошным автором. Складывается впечатление, что он работал над книгой с интересом и энтузиазмом, воспринимая ее как знак оказанного ему доверия. Ежов старался, как и в любом другом деле, развить это доверие, всегда относясь к поручениям добросовестно и серьезно. Он не сомневался в том, о чем писал, как и не ставил под сомнение необходимость своей грязной, но, по его мнению, жизненно важной работы.

Крайне точно написал о нем историк Михаил Восленский: «Ежов был исполнителем. Любой сталинский номенклатурный чин делал бы на его месте то же самое». Конечно, «это не значит, что Ежова незаслуженно считают… самым кровавым палачом в истории России», однако он «был не исчадием ада, он был исчадием номенклатуры».

 

Предлагаем вниманию читателей журнала «Историк» некоторые документы из архива Ежова.

Письмо Н.И. Ежова И.В. Сталину о первой главе будущей книги «От фракционности к открытой контрреволюции» от 17 мая 1935 года. Подлинник. РГАСПИ

№ 1. Черновик письма Н.И. Ежова И.В. Сталину

[17 мая 1935 г.]

Т. Сталину

Очень прошу просмотреть посылаемую работу.

Это первая глава из книги о «зиновьевщине», о которой я Вам говорил. Следующие главы («Политическая платформа зиновьевской контрреволюционной группы» – II гл.; «Социальные корни «зиновьевщины»» – III гл.; «Вожди и кадры зиновьевской контрреволюционной группы» – IV гл. и «Наши задачи» – V гл.) в таком виде, что я посылать их Вам на просмотр не решаюсь.

Посылка этой главы без того, как будет написана вся книга, обусловлена следующим:

а) «Большевик» просит поместить эту главу, не ожидая остальных, специально об этом оговорив в примечании.

Нужен Ваш совет. Стоит ли и можно ли помещать в «Большевике» эту главу самостоятельно. Мне кажется, что можно. Материалов никаких на этот счет пока не опубликовано.

б) Вообще годна ли первая глава. Можно ли сейчас опубликовать те материалы, о которых в ней говорится. Если нельзя, естественно, мне придется и в следующих главах несколько переделать.

С коммунистическим приветом, Ежов

РГАСПИ. Ф. 671. Оп. 1. Д. 273. Л. 1а – 1в. Рукописный текст

№ 2. Служебная записка заведующего Отделом печати и издательств ЦК ВКП(б) Б.М. Таля Л.М. Кагановичу, А.А. Андрееву, Н.И. Ежову

8 сентября 1936 г.

Освещение в печати итогов и уроков процесса троцкистско-зиновьевских террористов – злейших врагов социализма и реставраторов капитализма – требует серьезных, глубоко теоретически и политически разработанных материалов. Печать наша с этим не справляется.

Между тем тов. Ежовым написана книга о троцкистско-зиновьевском блоке. Эта книга, с частями которой тов. Ежов предоставил мне возможность ознакомиться, целиком и полностью блестяще отвечает поставленным товарищем Сталиным задачам глубокого, серьезного освещения уроков процесса троцкистско-зиновьевской банды реставраторов капитализма.

Мне кажется, что надо было бы предложить тов. Ежову немедленно опубликовать в газетах и «Большевике» хотя бы отдельные главы из его книги. Это будет иметь огромное значение для правильного освещения итогов и уроков процесса.

Б. Таль

РГАСПИ. Ф. 671. Оп. 1. Д. 53. Л. 145. Машинописный текст, подпись Б.М. Таля


Жанна Артамонова, кандидат исторических наук

* Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда, грант № 16-01-00243.