На западных рубежах

Грозным внешнеполитическим противником Ивана III была не только Большая Орда, но и Великое княжество Литовское

С советских времен в нашей исторической науке утвердился сверхосторожный подход к теме московско-литовских войн. Об этом почти ничего не писали тогда. Ибо – как же можно рассказывать о целом каскаде жестоких битв, которые состоялись пять веков назад между армиями «братских народов», вошедших впоследствии в «дружную семью СССР»?

Миф о «Евроруси»

Ныне о московско-литовских войнах обильно пишут в Польше, Литве, Белоруссии, на Украине. В школьных и вузовских учебниках наших западных соседей растут как на дрожжах главы, посвященные Великому княжеству Литовскому. Территория нынешней Белоруссии входила в него с XIV по XVIII век. Территория Центральной и Северной Украины – в XVII–XVIII столетиях. И чем дальше, тем больше белорусские, украинские, литовские и польские историки поговаривают, какая же это была благодать!

™≠пІм ОЂм£•а§Ольгерд — великий князь литовский с 1345 по 1377 год

Одним из главных пунктов идеологической борьбы стали войны, которые велись между Великим княжеством Литовским и Московским государством в конце XV – начале XVI века. Литву показывают как миролюбивую «федерацию» литовских, жмудских и русских княжеств, где царило европейское право, никого не притесняли по конфессиональному признаку, надежно защищали население от татарских набегов – словом, тишь да гладь, да Божья благодать. Прекрасный, величественный… миф.

Ну а Московская держава предстает в самом черном свете: это агрессивные варвары, рвущиеся окропить кровью многострадальные просторы Восточной Европы, ударить прямо в сердце европейской цивилизации. Еще один миф, только черный.
Поэтому в наше время весьма полезным и правильным было бы обратиться к истинной, а не мифологизированной истории московско-литовских войн.

Vitaut_The_Greate_В_в†_ВВитовт — великий князь литовский с 1392 по 1430 год

Немногим больше Подмосковья

При Иване III Великом произошло рождение из лоскутного одеяла раздробленной Руси единого Московского государства, иначе говоря, России. До этого ее как самостоятельного государства не существовало. За 30 лет территория, подвластная государям московским, увеличилась в несколько раз. Произошел величайший перелом во всей русской истории.

Что представляло собой княжество Московское еще в 60-х годах XV века? С запада и юго-запада почти к самой его столице подступали владения великих князей литовских, в том числе Дорогобуж и Вязьма. Можайск исполнял тогда роль западного форпоста Москвы против Литвы. В наши дни до него можно добраться из столицы за два часа на электричке. Нынешние города и поселки на западе дальнего Подмосковья 550 лет назад считались «ближним зарубежьем»… На востоке простирались земли враждебного Казанского ханства. С юга угрожала вторжением Большая Орда – воинственный наследник Золотой Орды. Тверь, Новгород Великий, Псков, Вятка, Смоленск, Чернигов, Рязань, Брянск и, конечно, Киев являлись территорией иных, независимых государств.

rusorda

Все земли Московской Руси в начале правления Ивана III равнялись нынешней Московской области да трем-четырем соседним областям. Иван проводил жесткий курс на объединение всех русских земель вокруг Москвы.

Главными политическими противниками Ивана III были Большая Орда (ее натиск остановили в 1480 году на реке Угре) и Великое княжество Литовское.

В XV веке последнее являлось самой большой державой Восточной Европы. Великим князьям литовским подчинялось больше русских областей и городов, чем их собственных, литовских. Литовцы были союзниками Руси в борьбе с ордынцами. Но за эту помощь они установили жесткий политический контроль на бескрайнем пространстве. Им подчинялись Киев, Чернигов, Полоцк, Мстиславль, Смоленск, Владимир-Волынский, Новгород-Северский. В течение второй половины XIV – первой половины XV столетия эта «миролюбивая» держава развивала бешеную экспансию на восток, великий князь Ольгерд совершал походы на Москву, великий князь Витовт железом и кровью завоевал Смоленск…

Московское княжество долгое время было слабым лесным соседом на восточных рубежах Литвы, его не воспринимали всерьез.

В 1449 году между Москвой и Литвой был заключен мирный договор. В нем была четко определена восточная граница земель, на которые распространяется власть великих князей литовских. Дальше этой границы Литве не суждено было продвинуться никогда. Наступательная энергия державы, в течение полутора веков наводившей ужас на монархов Восточной Европы, исчерпалась. Теперь ей с трудом хватало сил, чтобы обеспечить безопасность собственных рубежей.

Заметим, по обе стороны московско-литовской границы жили единоплеменники и единоверцы.

В борьбе за лидерство

Москва постепенно усиливалась. Иван III присоединил Тверь и Новгород, принял во внешних сношениях титул «государь всея Руси». Это значило: в дальнейшем он будет претендовать на власть над всеми русскими, кому бы они на данный момент ни подчинялись, хотя бы и литовцам.

Для этого создалась благоприятная почва: к Москве тяготели православные князья и города Литвы. Северо-западные земли Литвы тянулись к католицизму, а восточные и южные, населенные русскими, хранили верность православию. По законам Литвы русское православное дворянство имело меньше прав и привилегий, чем шляхта, принявшая католичество. Это не раз приводило к восстаниям. В 30-х годах XV века по территории Великого княжества Литовского прокатилась страшная гражданская война, кровь лилась рекой…

К тому же литовские государи уже плохо обороняли южные рубежи от набегов татар. По подсчетам современных историков, три из пяти набегов татар на земли Литовской Руси оказывались успешными. Прежние заслуги литовцев по части борьбы с ордынской угрозой потускнели.

P1354В 1500 году великий князь Иоанн III Васильевич получает известие о победе московских войск над литвою в битве на реке Ведроши. Худ. Б.А. Чориков

ПОД НАТИСКОМ МОСКОВСКИХ ПОЛКОВ
великий князь литовский даровал подвластным ему русским городам кое какие права на самоуправление по европейскому образцу

Средневековый литовский публицист, писавший под псевдонимом Михалон Литвин, составил трактат «О нравах татар, литовцев и москвитян». О литовском рыцарстве конца XV – первой половины XVI века там говорилось: «Силы москвитян и татар значительно менее литовских, но они превосходят литовцев деятельностью, умеренностью, воздержанием, храбростью и другими добродетелями, составляющими основу государственной силы». Долгое превосходство над соседями избаловало литовцев. Знать предавалась праздности, полюбила роскошь. Между тем воины бедной лесной Москвы росли в спартанских условиях и были приучены к необыкновенной выносливости на войне. Теперь Москва давала более стабильную защиту. Здесь давно привыкли ловко договариваться с ханами, а если не удавалось – отражать ханские орды силой.

Отныне государь московский искал способ освободить русские земли от литовской власти.

Первая кровь

К большой войне требовался только повод.

Его дали верховские князья – правители небольших княжеств в верховьях реки Оки. Все это Рюриковичи, в основном принадлежавшие к отдельным ветвям древнего Черниговского дома. К их числу относятся княжеские рода Воротынских, Одоевских, Белёвских, Мосальских, Мезецких, Оболенских и другие.

Маленькие владения верховских князей составляли буфер между Московской и Литовской державами. Местные князья могли выбирать, кому они служат. Бывало, они переходили с одной стороны на другую и обратно. Москва и Литва очень нуждались в поддержке верховских князей, поскольку от их политики многое зависело в приграничных районах.

В 1480-х годах русские князья начали массово переходить с семьями и войсками на сторону Москвы. Они чувствовали ее силу и уповали на защиту, которую она может дать.

Литовские дипломаты, в свою очередь, пытались договориться с Москвой, чтобы там не принимали перебежчиков. Великое княжество Литовское пробовало запретить переход на службу к московским государям. Но Москва новых подданных не выдавала.

С 1487 года обе державы принялись осторожно пробовать друг друга на зуб. То с московской стороны шли в лихой набег князья, недавно принятые под руку великого государя, то сами литовцы нападали.

Современникам казалось: так будет всегда. Идет тягучая необъявленная война. Вряд ли она когда-нибудь выйдет за рамки приграничных споров. Но из Кремля за порубежной сварой внимательно наблюдал человек со стратегическим складом ума – Иван III. Читая шахматную доску большой игры, рассчитывая комбинации, он понял: Литва перестала держать удар. Тогда Иван III решил изменить ход странной войны.

В 1492 году к Мценску скорым изгоном двинулась рать князя Оболенского, успешно взявшая город. С этого эпизода начинается масштабная эпопея московско-литовских войн.

Иван Васильевич обладал холодным прагматичным умом и твердой волей. Он умел для всякого действия найти подходящее время. Годами высчитывая и готовя благоприятную ситуацию, великий князь не медлил, когда нужное стечение обстоятельств наконец появлялось. К войнам он относился без любви и выводил полки в двух случаях: либо когда не сомневался в их полном превосходстве над силами неприятеля, либо когда не было другого выбора. В 1492 году наступил момент полного превосходства над Литвой. Иван III начал действовать.

В том же 1492-м, вскоре после Мценска, войска Ивана III взяли Мосальск и спалили его укрепления. Несколько месяцев спустя под натиском московских ратей пали Серпейск, Опаков. Их гарнизоны – около 500 человек – сдались в плен. Мезецк без боя открыл ворота, его население не оказало ни малейшего сопротивления. Затем другая армия Ивана Васильевича стремительным ударом взяла Вязьму. А это был ключевой пункт обороны противника, и его потеря крайне болезненно сказалась на боевом духе Литвы.

По договору 1494 года Иван III получил Вязьму, Серенск, Воротынск, Одоев, Белёв, иные земли. Его дочь, княжна Елена Ивановна, вышла замуж за великого князя литовского Александра Ягеллона.

Обрушение стены

Родственные связи, протянувшиеся между Москвой и Вильно (столицей Литвы), не предотвратили новой войны. Литовским политикам мерещился реванш. Москва готовилась к новому наступлению.

Великий князь Александр попытался подчинить православное население своей страны папе римскому. Он даже оказал давление на свою жену Елену Ивановну, дабы она оставила православие. В Полоцке был основан бернардинский костел, и ему передали землю, которой до этого владела православная церковь Святого Петра.

В•Ђ®™®© ™≠пІм Ђ®вЃҐб™®© АЂ•™б†≠§а Ґбва•з†•в ≠•Ґ•бвгВеликий князь литовский Александр встречает невесту свою Елену, дочь Иоанна III, в Вильно в 1495 году. Худ. Н.Д. Дмитриев-Оренбургский

Это давление на православных, как выяснилось, было самоубийственной ошибкой. В 1499 и 1500 годах на сторону Ивана III перешло сразу несколько сильнейших князей, ранее служивших Александру. Большая область со множеством городов, подчиненных этим князьям, стала частью России.

Среди князей, перешедших в то время на сторону Москвы, были богатые государи и влиятельные политики. Князь Семен Бельский передал Ивану III свою землю – город Белую с окрестностями. Князь Семен Можайский перевел в состав владений российского государя города Чернигов, Стародуб, Гомель и Любеч. А князь Михаил Шемячич перешел на службу к Ивану с городами Рыльском и Новгородом-Северским. Город Трубчевск оказался со всех сторон окружен владениями Москвы. Тогда тамошние владельцы, князья Трубецкие, без боя попросили принять их в московское подданство.

После этого в литовском доме как будто обрушилась стена. В обороне восточных рубежей появилась чудовищная брешь в несколько сотен километров. Закрыть ее было просто нечем.

Туда, в прорыв, Иван III направил свои полки.

Победы начала нулевых

Недавно реформированная московская конница заимствовала лучшие качества ордынского вооружения и тактики. Она двигалась стремительно. Литовцы ждали ее в одном месте, а она наносила удар в другом. Противник не успевал собрать силы и организовать оборону заново.

Войско Ивана III взяло Брянск, а вслед за ним Путивль. Большой город, в прошлом центр самостоятельного княжения, Брянск обладал огромной ценностью для Литвы. Отбить его литовцы не смогли.

Одновременно легкий полк боярина Юрия Захарьина-Кошкина внезапным наскоком захватил Дорогобуж.

Вскоре еще одна московская рать взяла город Торопец, вторглась под Полоцк, прошла огнем и мечом Витебскую землю.
Летом 1500 года войска Великого княжества Литовского наконец собрались, чтобы дать отпор Москве, и вышли в поход во главе с гетманом князем Константином Острожским. Александр Ягеллон возлагал на него надежды как на спасителя. На реке Ведроши, неподалеку от Дорогобужа, литовская армия встретила московские силы. Ими командовал князь Даниил Щеня, к нему присоединился и Юрий Захарьин-Кошкин. Под стягами двух воевод стояло пять полков.

14 июля состоялась решающая битва. Летопись сообщает: «Был меж ними бой велик и сеча зла». Конница билась в такой давке, что мертвецы не падали с коней, зажатые со всех сторон телами живых. Кровавое столкновение длилось шесть часов и закончилось полным разгромом литовской армии. Московская пехота зашла в тыл литовцам и захватила переправу через реку у них в тылу. Поэтому отступать неприятелю было некуда. В плен попал сам гетман Острожский, множество младших командиров и знатных дворян.

Battle_of_Orsha_(1514-09-08)Сражение под Оршей 8 сентября 1514 года. Неизвестный художник XVI века

Осенью 1501 года наступление московских войск продолжилось. Князь Александр Ростовский с большой армией по приказу Ивана III двинулся к Мстиславлю. Ему попытались преградить путь литовские силы. Завязалось сражение. В тяжелом бою литовцев опрокинули, и те бежали под защиту городских стен, понеся тяжелые потери. Князь Ростовский вернулся в Москву, доставив трофейные знамена неприятеля.

Однако и ресурсы Москвы были небесконечны. К тому же она параллельно вела еще несколько войн с другими соседями. В 1502 году большая русская армия, чувствовавшая себя хозяйкой на литовском фронте, попыталась взять Смоленск. Но многолюдный, хорошо укрепленный город устоял.

Обе стороны устали от боевых действий. Начались переговоры.

Недолгое перемирие

В результате перемирия, заключенного в 1503 году, Москва поставила под контроль значительную территорию. Великое княжество Литовское отдало Торопец, Путивль, Брянск, Дорогобуж, Мосальск, Мценск, Трубчевск, Серпейск, Новгород-Северский, Гомель, Стародуб и другие – всего 19 городов. Это был самый крупный военный успех за всю жизнь Ивана III, наполненную громкими победами. Россия приобрела земли, сравнимые по площади с огромной Новгородчиной.

Грандиозный успех омрачало одно: в Москве понимали, что Литва не смирится со столь страшными потерями. Скорее всего, следует ждать новой войны.

В 1505 году Иван III скончался в зените славы создателя России и победителя в целом каскаде войн. Ему наследовал сын Василий.

Василий III Иванович получил большое, богатое, хорошо устроенное наследство. У подножия московского трона собралась опытная, энергичная и многочисленная политическая элита. Она и подсказала два главных направления борьбы с Литвой – Смоленск и Полоцк. Два великих города, две мощные базы для литовских войск, две сильные крепости. Москва видела цель новой войны в их присоединении.

Литовский великий князь убедился в том, что силы оружия явно не хватает для противостояния Москве. Православные подданные, от пахарей до князей, не прочь были перейти под власть православных государей. Тогда Александр Ягеллон постарался прибегнуть к политическим инструментам. Он пожаловал крупным городам Литовской Руси обширные права на самоуправление. Горожане сомневались в том, что московские государи сохранят за ними эти права. Теперь они оказывали войскам России более упорное сопротивление, чем раньше.

Только под натиском московских полков глава Великого княжества Литовского решил дать подвластным ему русским городам кое-какие права на самоуправление по европейскому образцу. Не было бы на восточных рубежах победоносных московских войск, ничего бы не получили жители этих городов.

Смоленская война

Зимой 1512–1513 года две большие русские армии ступили на земли Великого княжества Литовского. Первая из них двинулась на Смоленск, а вторая – на Полоцк.

Весь 1513 год прошел под знаком отчаянной борьбы московских воевод за взятие обеих твердынь. Города упорно оборонялись, под их стенами полегло немало московских удальцов. Рати Василия III отступали в изнеможении, но вскоре возвращались и снова начинали осаду. Никаких успехов! Казалось, вся сила московская будет бессмысленно перемолота в тяжелых боях…

В первой половине 1514 года Москва отдыхала от войны и готовилась к новому наступлению. Летом армия Василия III в очередной раз подошла к Смоленску.

DV074-288

30 ИЮЛЯ 1514 ГОДА РУССКИЕ ПОЛКИ ВЗЯЛИ СМОЛЕНСК. В честь этой победы торжествующий Василий III основал московский Новодевичий монастырь

Этот город – древняя столица одного из русских княжеств. В XIII–XIV столетиях Смоленское княжество являлось фактически независимым государством. Но к западу от него постепенно разбухала громада Литвы. В 1404 году литовцы после долгой борьбы захватили Смоленск. В 1440-х город поднял восстание и на два года освободился от чужой власти. Но восстание в конце концов было подавлено. Москва, не имевшая тогда ресурсов для противостояния Литве, признала ее права на Смоленск. Впоследствии соотношение сил изменилось, и теперь литовцам пришлось отстаивать захваченную ими Смоленщину.

Василий III лично руководил действиями русской армии, осадившей Смоленск. Он рассчитывал использовать два крупных козыря.

P1773Портрет Василия III. Титулярник. 1672

Во-первых, Москва обрела могучего союзника в лице князя Михаила Глинского. Будучи влиятельным магнатом, тот затеял восстание против нового польско-литовского монарха Сигизмунда I. Потерпев поражение, Глинский нашел прибежище в Москве. Прирожденный лидер, он имел дар убеждения. К тому же у него в Смоленске было немало сторонников.

Во-вторых, московские ратники доставили под стены города мощную артиллерию. Она тоже умела убеждать… по-своему.
Артиллерийский обстрел произвел на горожан устрашающее впечатление. Летопись говорит: «От <…> боя пушек и пищалей земля колебалась, и люди друг друга не видели. Весь град в курении дыма словно бы приподнялся над землей, и страх великий напал на горожан, <…> начали вопить, чтобы князь великий их пожаловал: меч свой унял».

Тогда Глинский повел с осажденными переговоры через тайных своих сторонников. Ему удалось склонить растерявших боевой дух горожан к сдаче Смоленска. Они открыли ворота 30 июля. Древний, многолюдный, чрезвычайно богатый город оказался поистине драгоценным приобретением для России. Заодно он принял на себя роль главнейшего ее форпоста на литовском рубеже. В честь этой победы торжествующий Василий III основал московский Новодевичий монастырь.

Но радость государя длилась недолго.

В сентябре 1514 года русская армия во главе с боярином Иваном Челядниным столкнулась с главными силами Литвы под Оршей. Московские полки были разбиты, их командующий попал в плен и там скончался. В плену оказался и князь Михаил Булгаков. Еще один воевода, князь Иван Ростовский, был убит пушечным ядром.

Казалось бы, катастрофа. Война проиграна!

Однако Литва не сумела реализовать преимущество, которое дала ей удача под Оршей. Победоносные ее войска подошли к Смоленску, ожидая, что город от одного их вида спустит флаг. Вышло иначе: литовцев отбили от Смоленска с большим уроном, они бежали, бросив обоз с припасами.

В 1517 году Сигизмунд I, стремясь перехватить инициативу, набрал мощную наемную армию и отправил литовские войска, усиленные ею, на «псковский пригород» Опочку. С ними двинулась и тяжелая артиллерия.

Опочка держалась крепко. Рвы перед ее стенами наполнились трупами вражеских бойцов, погибших при штурмах. Был убит знатный полководец Сокул, поляк. Знамя его стало трофеем русских ратников. Вскоре московские воеводы тайно подобрались к неприятельскому войску и начали бить его с разных направлений. Как сообщает летопись, противник отступил «с великим срамом», защитникам города достались его пушки. Все, чего сумела достичь Литва под Оршей, рухнуло.

Война уже, по сути дела, догорала, оба противника были измотаны до крайности. Наступила пора задуматься о переговорах. В 1522 году было заключено долгожданное перемирие сроком на пять лет.

Большой кровью Московское государство добилось своего: сохранило Смоленск…

Три московско-литовских войны закончились победами Москвы. Государственная территория России увеличилась громадно. Обширные области навсегда стали ее частью, и это решило вопрос о вере: более тамошним жителям не угрожало давление со стороны католицизма.

Итог этих войн – блистательный для русского оружия. Они составляют одну из самых ярких страниц военной истории России.

Дмитрий ВОЛОДИХИН, доктор исторических наук

XV ВЕК