Михаил Кедров. Русская победа

Победа Советского Союза над Германией была с воодушевлением встречена большей частью русских эмигрантов, оказавшихся на чужбине в годы революции и Гражданской войны. Для них, настоящих патриотов, Россия, пусть и большевистская, по-прежнему оставалась Родиной. И они не могли не радоваться ее успеху, ее могуществу, ее славе. Одним из тех, кто именно так откликнулся на Победу, был вице-адмирал Михаил Александрович Кедров

MoZu_1935_10_1

Один из номеров «Морского журнала», выпускавшегося в Праге в 1928–1942 годах русским эмигрантским объединением «Кают-компания», был посвящен вице-адмиралу Михаилу Кедрову.
Фото предоставлено А.Ю. Самариным

Его статья «Русская победа» появилась вскоре после разгрома нацистской Германии – в первом же номере созданной в 1945 году эмигрантской еженедельной газеты «Русские новости» (выпускалась в Париже до 1970 года). Это издание отличалось умеренной просоветской ориентацией. В разное время с газетой сотрудничали известнейшие русские литераторы и публицисты, такие как Георгий Адамович, Николай Бердяев и Иван Бунин. Мы приводим статью Михаила Кедрова с исправлением явных ошибок и опечаток, при этом стилистические особенности текста сохранены.

Сильная Россия, будь то императорская или советская,
редко кому нравится. У нее много врагов, но сильная Россия постоит за себя

9 мая, после полуночи, в большом зале Военной академии в Берлине помощником Верховного Советского Главнокомандующего маршалом Г.К. Жуковым, помощником Союзного Верховного Главнокомандующего маршалом авиации Теддером и начальником штаба Главнокомандующего всеми вооруженными германскими силами фельдмаршалом Кейтелем и в присутствии других начальников с той и другой стороны был подписан окончательный акт о безусловной капитуляции побежденной национал-социалистической Германии.

Этим актом закончилась тяжелая война, которую вела наша Родина против напавшего на нее врага.

Прощание Кедрова

Прощание Михаила Кедрова с командным составом Русской эскадры перед отъездом в Париж. Крейсер «Генерал Корнилов». 1921 год

Рядом беспримерных победоносных боев Советская Россия – в течение первых трех лет почти одинокая – и ее союзники в конце концов поставили на колени могучего и жестокого противника, взяв в завершение штурмом и его столицу.

Мы далеки от мысли умалять действия и значение в этой войне наших доблестных союзников. В особенности велико значение их стратегической бомбардировочной авиации, разбившей в конце концов весь тыл противника, его заводы и железнодорожные узлы, особенно на западе и в центре Германии. Но война все же была решена главным образом кровавым состязанием надземных сил: танковых соединений, пехоты, артиллерии и штурмовой авиации. И число дивизий противника, участвовавших в боях на его западном и восточном фронтах, характеризует его соответствующую силу сопротивления там и здесь.

Если в продолжение трех лет на русском фронте были почти все 300 немецких дивизий, то только с созданием второго фронта на западе в середине 1944 года число их на восточном фронте уменьшилось на одну четверть [от] общего числа: эта четверть оказалась сосредоточенной на западе.

***

Итак, с рассветом 22 июня 1941 года национал-социалистическая Германия, не желая выпустить из своих рук такой крупный козырь, как неожиданность нападения, без объявления войны напала на Советскую Россию.

Сначала это как будто бы удалось нашему коварному противнику: после тяжелых боев (Белосток, Смоленск, Минск, Киев, Брянск, Вязьма) советские войска медленно с боями отходят на восток. Конечно, при этом отступлении русские потери пленными очень значительны, особенно среди местного гражданского населения, которое немцы захватывали и отправляли в Германию на работы как рабов, воскресив этим времена Чингисхана. Но при подходе к Москве и Ленинграду, городам с большой военной промышленностью и большими железнодорожными узлами, сопротивление русских сильно увеличилось. Как пружина, готовая разжаться, русские войска собирали свою силу для обратного удара; уже в начале зимы в ряде тяжелых боев, о которых немцы долго будут вспоминать, германские армии были отброшены далеко от достигнутых ими крайних пунктов, как, например, Тула, Коломна.

Советская Россия заплатила за победу
большими жертвами, но спасла себя, нашу Родину и весь мир от величайшего рабства, которое когда-либо готовилось всем

Здесь уже ясно почувствовалась упорная воля главного советского командования и намерение защищаться до конца против дальнейшего продвижения противника. Здесь мы впервые услышали о победах маршала Жукова, прозванного спасителем Москвы.

Инициатива германского командования на этом направлении была у него вырвана русскими, и ему пришлось начать обороняться и менять фронт наступления.

YQ3D0152

«Немцам только и оставалось, что бежать от русских на запад и сдаваться сотнями тысяч»

С весны 1942 года немцы направляют свое дальнейшее продвижение уже в южном направлении, к безлесистой части юга России, менее удобной для обороны против штурмовой авиации и танковых соединений. Противник намеревается отрезать русские армии от Кавказа, его нефти и хлебородных и промышленных областей Дона и Донца, а затем повернуть на север в обход на Москву. Потеря Волги представляла бы для русских как бы потерю шестиколейной железной дороги – в смысле ее провозоспособности за восемь месяцев года.

Русские армии продолжают отступать, ведя тяжелые арьергардные бои, и даже, после долгой осады и боев, эвакуируют Севастополь, переведя флот в Новороссийск и Батум. К началу зимы 1942–1943 года фронт оказывается у Сталинграда, но русские готовы уже к контрудару. Время не было потеряно даром, и здесь мы впервые видим выявление тех новых мер, которые русские успели разработать и привести в исполнение: это – необычайное массирование артиллерийского огня.

Противник, после тяжелых боев русских с германской армией генерала Паулюса, не только разбит, но и окружен двумя советскими армиями, наступавшими с севера и с юга. Вся армия генерала Паулюса взята в плен.

Необычайное при этом массирование артиллерии, невиданное до сих пор, и потребовавшийся при этом расход боевых припасов и материальной части только и были возможны при достигнутой уже налаженности тыла – работали все и победили. Это был поворотный пункт всей войны.

***

С потерей лучшей своей армии немецкому командованию ничего не осталось делать другого, как забыть честолюбивые мечты о завоевании России и начать отступать при необычайном нажиме русских, энергично использовавших победу у Сталинграда. Весь 1943 год проходит в этом вынужденном отступлении германских армий из Советской России, что дало высшему советскому командованию много случаев для смело задуманных прорывов и окружений противника; здесь выковалась блестящая плеяда русских талантливых маршалов и генералов. Противнику так и не удалось, как он ни бился, задержаться на речных рубежах Дона, Донца и Днепра при помощи сильных опорных пунктов, созданных им у себя в тылу. Теснимый упорно, с тяжелыми боями с фронта и под постоянными ударами партизан с тыла, противник терял пленными, убитыми и тяжелоранеными свои лучшие части. Здесь – германская армия умирала, своими костями усеивая черноземные поля Дона и Украины. Как правильно сказал Черчилль, русская армия сломала спинной хребет германской армии.

Надо остановиться на одном факте, сыгравшем главную роль в поражении немецких армий; это – применение советскими войсками мощного артиллерийского огня и его необычайная подвижность.

–í–µ–ª–∏–∫–∞—è –û—Ç–µ—á–µ—Å—Ç–≤–µ–Ω–Ω–∞—è –≤–æ–π–Ω–∞. –ö–µ–π—Ç–µ–ª—å –ø–æ–¥–ø–∏—Å—ã–≤–∞–µ—Ç –∞–∫—Ç –æ

Генерал-фельдмаршал Вильгельм Кейтель подписывает акт о безоговорочной капитуляции Германии. 1945 год.
Фото Марка Редькина / Фотохроника ТАСС

Успех немцев в Европе и в начале их наступления в России объясняется главным образом удачно комбинированными действиями танковых соединений, моторизованной пехоты и штурмовой авиации. Но артиллерийский огонь танковых соединений при прорыве хорошо укрепленной позиции оказался слаб, штурмовая авиация не всегда действительна, и использование прорыва не всегда достигалось; то же самое и при борьбе с укрепленными пунктами или при обороне. Советская же армия, образно выражаясь, поставила свою мощную артиллерию на моторизованные колеса. Таким образом тяжелая артиллерия поспевала всегда за своими танковыми соединениями и моторизованной пехотой и помогала не только прорывать фронт, но и окружать противника, во всяком нужном случае разбивая бетонированные укрепления и серьезно защищенные траншеи. Так, например, в Курском сражении 1943 года русская артиллерия задушила в зародыше наступление крупных немецких танковых соединений, то же произошло и под Киевом зимою 1943–1944 года. То же и под Будапештом в 1945 году, если только указать на одни крупные операции.

Противник спохватился, но было уже поздно: русские армии на его плечах с тяжелыми боями переходят Днепр, Днестр, Прут и, наконец, Дунай. Прорываются сильно укрепленные фронты в балтийских провинциях и в Белоруссии. Русские армии быстрым темпом докатываются до Вислы, Одера и Эльбы, берут Берлин. Немцам только и оставалось, что бежать от русских на запад и сдаваться сотнями тысяч, ибо, как они сами говорят, у них перед русскими совесть нечиста за все, что их армии сделали в России.

***

Советская армия приходит к концу войны, овеянная славой беспримерных в военной истории побед и снабженная самым передовым военным искусством. Это теперь по качеству первая в мире армия, кадры ее, умудренные боевым опытом, великолепны. Руководители высшего командования, одаренные духом русского военного гения, – это все русские самородки, прошедшие от сохи и рабочего станка в военные школы и академии. В их операционных планах мудро сочетается необычайная стремительность с поразительной мощностью ударов, смелость замысла с тщательностью разработки всей операции для ее обеспечения. Советская военная техника – тяжелые танки, отличная штурмовая авиация и, прежде всего, подвижная артиллерия с ее необычайно мощным огнем – отлично оправдала себя в боях.

Иногда раздаются ни на чем не основанные мнения, что все это Советская Россия получила из-за границы. На самом деле только 10 процентов израсходованных танков, авионов и автомобилей пришло из-за границы, не считая уже тех, которые сейчас Советская армия имеет на своем вооружении. Всю эту массу военной техники создала советская военная индустрия по замыслам и чертежам советских инженеров.

Советская армия приходит к концу войны,
овеянная славой беспримерных в военной истории побед и снабженная самым передовым военным искусством. Это теперь по качеству первая в мире армия

Теперь о нашем русском советском солдате. О качествах русского солдата – глубоком патриотизме, необычайной выносливости, храбрости и способности к самопожертвованию – нам много уже сказала русская и иностранная военная история; – он остался тем же и к тому же сделался политически сознательным.

Потомки суворовских чудо-богатырей шли по тем же местам, например у Земмеринга, где и их прадеды. Внуки и правнуки потемкинских екатерининских орлов и плевненских героев с боями переходили тот же Дунай. Потомки кутузовских солдат стояли у Смоленска и Березины, защищая так же своей грудью русскую землю от нашествия, а затем, разбив врага, пришли в Западную Европу. А в довершение всего русские, как при Елизавете, снова взяли Берлин, завершив шестилетнюю войну.

***
Закончились бои. Советская Россия заплатила за победу большими жертвами, но спасла себя, нашу Родину и весь мир от величайшего рабства, которое когда-либо готовилось всем, а в особенности Славянству.

Славянство на пути к объединению, а уже ползет клевета и раздается антирусская пропаганда.

Сильная Россия, будь то императорская или советская, редко кому нравится. Как 130 лет тому назад, во времена Александра Благословенного, у нее много врагов, но сильная Россия постоит за себя и за все Славянство.

И на нас, русских эмигрантах, лежит теперь большой долг перед нашим народом. Мы проникаем во все слои общества стран, где мы живем, и это облегчает нам [возможность] бороться с антирусской пропагандой. К этому нас обязывают и бесчисленные подвиги наших воинов, и массы русского народонаселения, павшие жертвами в этой освободительной войне.

Командующий Русской эскадрой

Михаил Александрович Кедров родился 1 (13) сентября 1878 года в городе Епифани Тульской губернии. Вице-адмирал, инженер, преподаватель, общественный деятель. Участник Русско-японской и Первой мировой войн, а также Гражданской войны в России. В 1909–1910 годах – командир посыльного судна «Воевода», в 1911–1913 – командир эсминца «Пограничник», в 1913–1914 – командир учебного судна «Петр Великий». Флигель-адъютант императора Николая II (1913). Автор научных работ по тактике линейного боя тяжелых артиллерийских кораблей. В годы Первой мировой – командир новейшего линкора «Гангут», позже начальник Минной дивизии Балтийского флота. Был награжден Георгиевским оружием.

После Февральской революции – сначала помощник военного и морского министра Временного правительства Александра Гучкова, затем уполномоченный Морского министерства при Русском правительственном комитете в Лондоне. В период Гражданской войны занимался организацией транспорта по снабжению Белой армии. С октября 1920 года – командующий Черноморским флотом. Обеспечил уход из Крыма кораблей флота и эвакуацию в Турцию военнослужащих Русской армии Врангеля и гражданского населения, не принявшего большевизм. Довел Русскую эскадру, в которую был реорганизован Черноморский флот, до Бизерты (Тунис).

С 1921 года в Париже. Окончил Школу дорог и мостов. Работал инженером, издал монографию «Современный курс железобетона». Вплоть до конца 30-х годов прошлого века играл значительную роль в русской эмиграции. Являлся председателем Военно-морского союза, в состав которого входило более 30 отделов и групп в различных странах. В 1930-м был назначен вторым заместителем председателя Русского общевоинского союза (РОВС) генерала Евгения Миллера.

После похищения Миллера агентами советских спецслужб, произошедшего 22 сентября 1937 года, адмирал Кедров несколько месяцев исполнял обязанности председателя РОВС. Затем, опасаясь быть втянутым в игры советской агентуры, отошел от политической деятельности. С 1938 года – второй вице-председатель Союза Георгиевских кавалеров. Член правлений Союза русских кавалеров ордена Почетного легиона, Союза ревнителей памяти императора Николая II.

В 1945 году Михаил Кедров вошел в состав делегации русских эмигрантов, посетивших посольство СССР в Париже и приветствовавших успехи Красной армии, однако советского гражданства не принял. Умер 29 октября 1945 года в Париже, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Автор: Михаил Кедров

XX ВЕК
ВОВ