Лики святого князя

Образ князя Владимира в русском искусстве многопланов: святой и воин, умудренный опытом старец и еще безбородый юнец. При этом мало кто знает, что креститель Руси является одним из немногих древнерусских князей, прижизненные изображения которых дошли до наших дней

77

Выбор веры князем Владимиром. Худ. И.Е. Эггинк. 1822. Предоставлено М.Золотаревым

Конечно, прижизненные изображения князя портретными можно назвать весьма условно. Ведь речь идет о портрете на монетах, которые начали чеканить в Киеве из золота и серебра вскоре после Крещения Руси.

Златники и сребреники, выполненные по типу византийских, имели изображение великого князя и соответствующую надпись – «Владимиръ на столѣ» (на престоле). Известные отечественные нумизматы, такие как Иван Спасский, не без оснований полагали, что на монетах был отчеканен реальный портрет князя, правда небольшой размер златников и характер этих изображений, естественно, позволяли передать лишь самые общие детали его внешнего облика.

Здесь Владимир, облаченный в регалии, восседает на троне. Он показан бородатым и усатым мужчиной, причем на некоторых типах изображений усы достаточно длинные и опущены вниз. Борода же сравнительно невелика. Историк Михаил Свердлов отмечает, что у князя «грозно сдвинутые брови», «крупный нос», а лицо выбрито. Впрочем, последняя деталь не представляется столь однозначной. Свердлов усматривает сходство во внешнем виде князя, каким он был изображен на монетах, с описанием внешности отца Владимира – князя Святослава Игоревича – византийским историком Львом Диаконом. Как бы то ни было, прижизненный портрет Владимира все-таки не дает возможности увидеть детальные черты его облика.

Житийный образ

Дальнейшие изображения Владимира связаны уже с его канонизацией. Мы не знаем точно, когда князь был причислен к лику святых, однако древнейший список церковной службы, посвященной ему, датируется серединой XIII века. Тогда Владимир уже почитался как святой равноапостольный великий князь, и с конца XIV столетия до нас дошли и его изображения в этом статусе. Например, на шитой пелене (воздухе), исполненной в 1389–1390 годах по заказу вдовы московского князя Симеона Гордого Марии Александровны, дочери тверского князя Александра Михайловича (поэтому в историографии воздух иногда неверно называют пеленой княгини Марии Тверской). Этот замечательный памятник древнерусского шитья находится в собрании Государственного исторического музея. На пелене изображен Спас Нерукотворный с предстоящими, а под центральной композицией – целый ряд святых, в том числе и князь Владимир. Он, как и все другие, показан весьма условно, но именно этот церковный образ крестителя Руси, вероятно, самый ранний из сохранившихся.

6_internet_014

Святые Владимир, Борис и Глеб с житием Бориса и Глеба. Московская икона. 1-я половина XVI в.
Предоставлено М.Золотаревым

Иконописные изображения князя нам известны начиная с XV столетия. Среди них выделяется новгородская икона первой трети XV века, хранящаяся в Третьяковской галерее. Ранее она входила в иконостас, о чем свидетельствует то, что Владимир изображен в позе предстоящего. На плечах у него – красный княжеский плащ с золотым шитьем, голову украшает трехчастный венец. Такой венец, трехчастный или даже пятичастный, стал обязательным атрибутом церковных образов Владимира. В отличие от «обычной» княжеской шапки, он ясно указывает на царственный статус владельца. Характерна такая черта внешности святого князя, как довольно крупная, уже седеющая борода, раздваивающаяся на концах. Видно, что иконописец изобразил Владимира в конце его жизненного пути: хотя князь умер не в таком уж почтенном возрасте (он прожил около 55 лет), его иконописные изображения часто передают черты умудренного жизнью старца. Крестителя Руси писали седовласым, с курчавыми волосами и окладистой бородой (иногда раздваивающейся). Этот канон сохранялся в течение нескольких веков.

С конца XV века в иконописи также известны изображения князя Владимира с его сыновьями Борисом и Глебом. Все трое святых стоят рядом, Владимир в центре. Один из ранних примеров – икона из Софийского собора в Новгороде. Здесь великий князь в одной руке держит восьмиконечный крест, а другой опирается на меч. Это седовласый муж с курчавыми волосами и бородой – рядом со своими сыновьями. В дальнейшем данная иконописная традиция продолжится, причем изображения этих святых нередко будут сопровождаться клеймами со сценами из Жития Бориса и Глеба.

Миниатюры и фрески

Концом XV века датируются и миниатюры уникальной Радзивилловской, или Кенигсбергской, летописи (некоторые исследователи считают, что они имели не дошедшие до нас более ранние прототипы). Эта визуальная летопись русской истории, несомненно, не могла обойти стороной сюжеты, связанные с деяниями и княжением Владимира. При всей условности изображений тут нельзя не отметить интересную деталь: художники показывают князя в разные периоды его жизни. Так, в сцене сватовства к Рогнеде Владимир еще безбородый молодой человек, а в сюжетах, рассказывающих о выборе веры и Крещении Руси, – уже бородатый длинноволосый мужчина.

В 1502 году прославленный иконописец Дионисий украсил фресками соборный храм Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. Среди многих в этой стенописи представлен и образ святого Владимира. Он полностью соответствует иконописному стандарту: мы видим старца с седыми курчавыми волосами, усами и длинной раздваивающейся бородой и, конечно же, он держит в руке крест.

01250

Пелена, шитая по заказу вдовы московского князя Симеона Гордого княгини Марии. 1389–1390
Предоставлено М.Золотаревым

Фрески Благовещенского собора Московского Кремля (середина XVI века) сохранились плохо, но и здесь Владимир изображен с крестом и в пятичастном венце – рядом с образом святой княгини Ольги, его бабки. Существующая ныне настенная роспись Архангельского собора еще более поздняя, относится к середине XVII века, однако она воспроизводит прежнюю систему фресок XVI столетия. Интересно, что изображение Владимира в этом соборе отличает, пожалуй, наиболее реалистический подход. Да, оно полностью отвечает канону, но на лице князя – выражение некоторой тревоги.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Святой Владимир. Статуя в нише северного портика Казанского собора в Петербурге. Скульптор С.С. Пименов. 1804–1807

В допетровское время самую знаменитую портретную галерею русских правителей создали художники и золотописцы Оружейной палаты и Посольского приказа в «Титулярнике» (1672). В этой роскошно иллюстрированной рукописи среди 30 изображений великих князей и царей начиная с Рюрика есть и портрет Владимира. Разумеется, он столь же условен, как и предыдущие, но примечательно, что и это изображение полностью укладывается в ту самую иконописную традицию, характерные черты которой были обозначены ранее. Только венец князя теперь превратился в пятизубцовую царскую корону.

Академический взгляд

XVIII век – эпоха создания русской светской живописи. В 1757 году была образована Академия художеств. И значительное место в программе подготовки ее воспитанников отводилось композициям на исторические темы. Документы сообщают нам о таких предложенных академией в 1770-е годы темах, как, например, «О удержании Владимиром нанесенного от Рогнеды на него, сонного и на тот час пробудившегося, удара ножом» или «Кирилл, философ греческий, по изъяснении разных вер показывает князю Владимиру завесу с изображением Страшного суда».

Но наибольшую известность во второй половине XVIII века получили исторические живописные работы на несколько иные темы. В 1770 году замечательный художник Антон Лосенко (1737–1773) создал картину «Владимир и Рогнеда», находящуюся ныне в собрании Русского музея в Петербурге. На этом масштабном полотне, живописец, следуя всем канонам классицизма, изобразил момент сватовства князя к полоцкой княжне Рогнеде. Вся сцена предельно театрализована – так, что кажется, будто перед нами иллюстрация к одной из трагедий Сумарокова. На фоне колоннады Владимир картинно склоняется к закатившей глаза плачущей княжне, отвернувшейся от незваного жениха и жестом как бы отстраняющейся от него. В роскошных костюмах персонажей поражает необыкновенное смешение античных, старорусских и даже восточных мотивов, а причудливая корона князя, украшенная страусиными перьями, рождает и вовсе сказочное настроение. Владимир здесь показан круглолицым и темноволосым совсем молодым человеком, еще не обремененным усами и бородой. За эту картину Лосенко был удостоен звания академика, а вскоре и назначен профессором Академии художеств.

12

Изображение Владимира на златнике. Конец X – нач. XI в.
Предоставлено М.Золотаревым

Другой исторический живописец, ученик Лосенко Иван Акимов (1754–1814), в 1773-м был награжден большой золотой медалью академии за картину «Великий князь Святослав, целующий мать и детей своих по возвращении с Дуная в Киев» (собрание Третьяковской галереи). Сюжет ее таков: Святослав в шлеме и античных одеяниях протягивает руку своей матери княгине Ольге, а сыновья окружают вернувшегося из похода отца. Только вот двое старших приблизились к князю, а младший Владимир, в голубых и золотистых одеждах, прильнул к княгине Ольге, держится за нее. Так художник показывает близость (и преемственность) Владимира и Ольги, причем не случайно даже колорит их одежд созвучен. Излишне говорить, что голубой небесный цвет и золотистый солнечный призваны символизировать здесь обращенность и бабки, и ее внука к христианству.

Академическим сюжетом являлся и выбор веры князем Владимиром. Известная картина на эту тему – полотно живописца Ивана Эггинка (1784–1867), посещавшего классы петербургской Академии художеств. Он представил свое произведение императору Александру I в 1822 году, во время пребывания государя в Вероне. Эту картину Эггинка можно назвать более приближенной к исторической правде, но некоторые ее детали все же совершенно фантазийны. Художник изобразил князя, восседающего на троне, простирающим руки к Библии, которую подносит ему греческий монах, в то время как прочь уходят отвергнутые католический епископ и иудейский раввин. Владимир тут – маститый старец с седой бородой, хотя на самом деле в момент беседы с философом ему было около 30 лет. А главу исполненного величия мудрого правителя украшает некий венец, напоминающий скорее тиару, нежели корону или тем более княжескую шапку. Но надо сказать, что полотно Эггинка «Выбор веры» обрело известность и оказало влияние на дальнейшее развитие этого живописного сюжета. Его вольным повторением является, к примеру, фреска неизвестного художника XIX века в Андреевской церкви в Киеве.

Другая стенопись XIX столетия на эту же тему находится в Святых сенях Грановитой палаты Московского Кремля. Созданная в 1847 году художником Федором Завьяловым (1810–1856), она еще больше соответствует исторической правде. Здесь Владимир, также восседающий на троне, одной рукой опирается на меч. Он представлен сравнительно молодым человеком, и его голову венчает низкая корона, а не некая фантастическая тиара. Философ же не подносит князю раскрытую Библию, как у Эггинка, а высоко подняв в одной руке крест, другой указывает Владимиру на картину Страшного суда. Приближенные князя с интересом и вниманием слушают объяснения, рассматривают геенну огненную…

1351

Крещение святого князя Владимира. Худ. В.М. Васнецов. Роспись Владимирского собора в Киеве. 1885–1896
Предоставлено М.Золотаревым

И в самой Грановитой палате есть изображение святого Владимира, но оно даже более позднее, чем роспись Завьялова. Утраченная фресковая живопись палаты была возобновлена палехскими иконописцами в начале 1880-х годов. Правда, мастера придерживались той описи, которую оставил расписавший здесь своды еще в XVII веке Симон Ушаков. На этих фресках святой Владимир изображен с сыновьями. Образ седовласого старца создан в полном соответствии с иконописной традицией. Но теперь великий князь наделен полным набором регалий: тут и венец, напоминающий шапку Мономаха, и бармы, и наперсный крест, и длинный крест вместо скипетра, и держава. Иными словами, креститель Руси предстает в образе царя XVII века – и только крест у него в руке вместо скипетра символизирует то значение, которое имеет этот государь в истории России.

В завершение рассказа об академической традиции живописных изображений князя Владимира необходимо упомянуть о картине художника Андрея Иванова (1775–1848), отца прославленного создателя «Явления Христа народу». Андрей Иванов несколько своих работ посвятил сюжетам из древнерусской истории, в том числе и полотно «Крещение великого князя Владимира в Корсуни», которое было написано им в 1829 году (собрание Третьяковской галереи). Здесь Владимир, молодой мужчина, увенчанный короной и облаченный в одежды римского воина, ступает на лестницу, ведущую к храму, но останавливается, подчиняясь жесту епископа. Вся композиция, включая антикизированный фон, как нельзя лучше отвечает духу классицистического академизма того времени.

С крестом и мечом

XIX век дал несколько выдающихся образцов скульптурных изображений крестителя Руси. Так, статуя Владимира с крестом и мечом, где князь предстает в одеянии римского императора (сам образ скорее напоминает императора Луция Вера или Марка Аврелия), работы Степана Пименова (1784–1833) украшает нишу северного портика Казанского собора в Петербурге.

Но наиболее известным скульптурным изображением князя бесспорно является памятник в Киеве на Владимирской горке, установленный в 1853 году. Статую Владимира создал непревзойденный скульптор Петр Клодт фон Юргенсбург (1805–1867), автор знаменитых коней Аничкова моста и памятника Николаю I в Северной столице. Образ киевского князя поистине велик: он изображен с венцом в виде шапки Мономаха в левой руке, а в правой у него – большой крест, его взор устремлен ввысь. В конце XIX века этот крест стали подсвечивать, благодаря чему его можно было видеть с большого расстояния.

1212

Владимир предстоящий. Новгородская икона. Первая треть XV в. (слева)
Святой Владимир. Фреска Архангельского собора Московского Кремля. XVII в. (в центре)
Греческий философ излагает князю Владимиру суть православной веры. Миниатюра из Радзивилловской летописи. Конец XV в.
Предоставлено М.Золотаревым

А к тысячелетию России в Великом Новгороде был открыт не менее знаменитый памятник, созданный по проекту Михаила Микешина (1835–1896). Конечно же, среди наиболее значимых фигур, находящихся на среднем ярусе монумента и группирующихся вокруг центральной державы с крестом, пред нами предстает князь Владимир, поднимающий высоко вверх восьмиконечный крест и попирающий идола. Эта композиция расположена на южной стороне памятника – лицом к Киеву.

Ни один важный храм как в Петербурге и Москве, так и в других городах не мог обойтись без образа святого Владимира. С середины XIX века церковные изображения равноапостольного князя приобретают все более реалистический характер. В петербургском Исаакиевском соборе это произведение Николая Майкова (1794–1873), отца замечательного поэта, в храме Спаса на Крови – мозаика по живописному эскизу Николая Бодаревского (1850–1921). В этих работах образ Владимира уже приближен к древнерусским реалиям, даже корона на его голове представляет собой византийскую диадему.

Но подлинным живописным триумфом темы святого Владимира стали великолепные росписи Владимирского собора в Киеве, выполненные Виктором Васнецовым (1848–1926). Грандиозная работа, продолжавшаяся более 10 лет, была завершена в 1896 году, и Васнецов считал ее главным делом своей жизни. Две масштабнейшие фрески собора посвящены событиям из жизни великого князя – крещению самого Владимира в Херсонесе и крещению киевлян. Князь здесь показан молодым мужчиной, да и его одеяния, регалии и вся окружающая обстановка воспроизведены с тем историческим реализмом, которым и прославилось великое искусство Виктора Михайловича. Васнецов создал также отдельно стоящий образ святого князя Владимира в том же соборе: это изображение в профиль старца с седой бородой и длинными черными усами, держащего в руках крест с какой-то суровой решимостью. Так художник заложил традицию для русской иконописи уже XX века. Эскизы к росписям Владимирского собора в Киеве приобрел Павел Третьяков, и сейчас их можно увидеть в его галерее. Сохранился и один из рисунков: на нем мы видим князя, размышляющего на крыльце своего дворца над непростым выбором веры. Свидетелем его тяжелых дум оказывается статуя Перуна, возвышающаяся на холме за теремом.

602fce0a411fd740b16cf8f58449ea4f

Пир богатырей у ласкового князя Владимира. Худ. А.П. Рябушкин. 1888

Другой певец русской старины, Иван Билибин (1876–1942), уже в эмиграции в 1925 году, создавая галерею изображений древнерусских князей, также не мог не отдать должное Владимиру: у него это седобородый мужчина, держащий в одной руке византийский крест, а другой прижимающий к сердцу книгу и меч, плащ его украшен византийскими двуглавыми орлами. Вся история и значение правления князя представлены здесь с исчерпывающей символической полнотой.

Завершить рассказ хотелось бы, вспомнив о былинном образе князя Владимира Красное Солнышко. Иллюстрации к старинам создавали многие художники. К 1888 году относится картина Андрея Рябушкина (1861–1904), изображающая славный пир богатырей у ласкового князя в Киеве (собрание Музея-заповедника «Ростовский кремль»), а к 1895 году – его же рисунок для книги «Русские былинные богатыри», на котором Владимир восседает на троне рядом с женой Апраксией Королевичной. Здесь князь Владимир – черноусый и чернобородый красавец, под стать самим богатырям, умный и хитрый персонаж былинного эпоса…

Автор: Евгений Пчелов, кандидат исторических наук