«Ленин немцев переиграл»

Большевистский вождь не был немецким шпионом, он вел собственную игру, в которой просто использовал ресурсы воевавшей с Россией Германии, считает доктор исторических наук, директор Института российской истории РАН Юрий ПЕТРОВ.

Несмотря на то что прямых документальных подтверждений связям большевиков с немцами как не было, так и нет, в самом факте поддержки российских радикалов извне сомневаться не приходится.

– Можно ли считать Ленина немецким шпионом?

– Шпион – это человек, который работает по заданию вражеского центра, выполняет его приказы, для того чтобы навредить противной стороне. В этом смысле Ленин шпионом, конечно, не был.

Его основной идеей была идея мировой революции, которая, как он рассчитывал, начнется именно в Германии. Ленин не ожидал, что первой в ряду стран, охваченных этой мировой революцией, окажется Россия. Да, он брал деньги у немцев – не сам, естественно, через посредников. Да, он использовал возможность перемещения в Россию через территорию Германии в знаменитом «опломбированном вагоне», но агентом Генерального штаба германских войск его назвать нельзя, потому что при всем при этом он вел абсолютно свою игру.

Немцы возлагали серьезные надежды на его деструктивную деятельность, на разложение армии прежде всего, а значит, и на выход России из войны, что им было крайне необходимо. Но они достаточно быстро поняли (особенно после Октября 1917 года это стало очевидно), что он – фигура не того масштаба, чтобы играть на их поле и по их правилам.

Ленин – надо отдать ему должное – немцев переиграл. Да, он пошел на все унизительные условия Брестского мира, чтобы вывести Советскую Россию из войны. Но при этом предугадал назревание революции в Германии и в результате в ноябре 1918 года оказался на коне, потому что Германская империя рухнула и, в общем-то, открылась прямая перспектива мировой революции, о которой он мечтал, о которой все время говорил.

Так что по большому счету я бы сказал, что лидер большевиков оказался в выигрыше в той сложной политической игре, которую он вел с немцами.

– Откуда взялось представление, что он шпион?

– После июльских событий 1917 года в Петрограде, которые Временным правительством были восприняты как попытка «ленинцев» захватить власть, против большевиков были использованы методы информационной войны и прямых репрессий. Среди прочего запущена информация о том, что Ленин – немецкий шпион, отдано распоряжение о его аресте, начато официальное следствие.

– Были ли для этого какие-то документальные основания, имело ли правительство Керенского что предъявить вождю большевиков?

– Документальных оснований тогда не было никаких, как в принципе их и сейчас практически нет. Видимо, очень хорошо заметали следы. Были какие-то косвенные свидетельства, и был сам факт проезда через Германию, которого на самом деле в условиях войны было достаточно для обвинения в пособничестве врагу. Временным правительством, Керенским, была назначена специальная следственная комиссия по расследованию этого дела, но она тоже, по сути, ничего конкретного не обнаружила. Тем не менее в прессе, в общественном мнении четко сформировался взгляд на то, что «Ленин – германский шпион».

Манифестация фронтовиков-инвалидов в Петрограде. 1917 год

– Брестский мир, заключенный в марте 1918 года, косвенно подтверждал это мнение?

– Если оценивать произошедшее в Бресте с позиции современников, которые не знали ни о замыслах и планах Ленина, ни о том, что будет потом, то, конечно, получилось, что он, разрушив армию, «сдал страну» и подписал этот унизительный для России мир. То есть как бы выполнил волю своих заказчиков. Однако это было не более чем иллюзией.

Можно с уверенностью утверждать, что в интересах рейха большевики не действовали. Но при этом они в самом деле шли на максимальные уступки немцам с тем, чтобы заключить мир и выйти из войны, вести которую у Советской России не было никакой возможности. Потом ноябрьская революция того же 1918 года в Германии положения Брестского мира аннулировала.

– Как оценивать роль Александра Парвуса в отношениях большевиков с Германией?

– Это был очень ловкий делец. Возможно, главный конфидент и комиссионер Ленина и его партии. Он вел довольно тонкую финансовую игру. Ее смысл заключался в том, что большевикам поступали, строго говоря, даже не деньги, а лекарства и медикаменты, закупленные в Германии и переданные в Россию. Здесь они перепродавались структурами, подконтрольными большевикам, с большой выгодой. Как раз вырученные от этой продажи деньги и служили финансовой подпиткой большевиков, которые использовали их прежде всего для пропаганды скорейшего заключения мира.

– То есть эти средства все-таки тратились на антивоенную пропаганду в первую очередь?

– Да, конечно, на пропаганду. На печать, на организацию массовых демонстраций, антивоенных в том числе.

– Каковы объемы немецкого финансирования РСДРП(б)?

– Называют разные цифры. Некоторые говорят о десятках миллионов марок, но, повторяю, документальных свидетельств не сохранилось. Это очень приблизительные, я бы даже сказал, умозрительные оценки.

– Можно ли судить о том, насколько эффективны были эти вливания в большевистскую кассу и какую роль они сыграли в антивоенной пропаганде большевиков?

– Это сложный вопрос. Известно, что немцы потратили на аналогичную пропаганду в ряде других стран гораздо большие суммы. Например, в Болгарии, с тем чтобы удержать ее в составе Четверного союза, они потратили, может быть, в десятки раз больше, чем на финансирование партии Ленина. Но там эти деньги просто пропали, потому что Болгария все же ушла к Антанте. Так что, как мне представляется, объем немецкой финансовой помощи большевикам был несоразмерен с масштабами России и главным фактором заключения мира все-таки стали не германские деньги, а разочарование солдат и общая усталость от войны.


Беседовал Владимир Рудаков