Легенда, сложенная из были

В ноябре 1941 года в боях под Москвой отличилась дивизия, которой командовал генерал-майор Иван Панфилов. В последнее время чего только не услышишь о героях тех сражений. Некоторые публицисты и вовсе утверждают, что их не было…

Icb09ikQcUYГероический подвиг воинов-панфиловцев. Худ. В.Е. Памфилов

Суть спора в том, что одни историки доказывают, будто фамилии 28 красноармейцев, остановивших армаду немецких танков на подступах к Москве, взяты с потолка и никакого боя просто не было, а другие твердо стоят на том, что бой был и 28 бойцов в нем участвовали, но на самом деле отличившихся в тех сражениях из панфиловской дивизии было намного больше.

Первые ссылаются на доклад главного военного прокурора СССР Николая Афанасьева «О 28 панфиловцах» от 10 мая 1948 года, где говорится, что подвиг 28 панфиловцев – выдумка военных журналистов и что в действительности, вопреки первоначальным утверждениям, не все панфиловцы геройски погибли. Вторые, среди которых академик РАН Георгий Куманёв, возражают: «Разве то обстоятельство, что шестеро из 28 названных героев, будучи раненными, контуженными, вопреки всему выжили в бою 16 ноября 1941 года, опровергает известный факт, что у разъезда Дубосеково была остановлена танковая колонна врага, рвавшаяся к Москве? Не опровергает».

Так в чем же дело?

Справка прокурора

Прежде всего обратимся к справке-докладу главного военного прокурора Афанасьева «О 28 панфиловцах». Следует подчеркнуть: справка не является недавно «рассекреченной». Она уже давно введена в научный оборот.

Все началось с того, что Иван Добробабин, один из тех, кого считали погибшим в бою под Москвой, увидев книжку о 28 панфиловцах, подал заявление с просьбой вручить ему «Золотую Звезду», поскольку «посмертно» ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Однако в результате проверки было установлено, что Добробабин попал к немцам в плен и впоследствии служил полицаем в селе Перекоп Харьковской области. Тогда-то Главная военная прокуратура и решила заняться расследованием обстоятельств боя у разъезда Дубосеково, и выяснилось, что среди 28 якобы погибших героев оказалось несколько выживших. На основании чего и был сделан вывод о том, что подвиг панфиловцев придумали журналисты «Красной звезды»…

И.В. Панфилов, И.И. Серебряков и С.А. ЕгоровКомандующий 316-й стрелковой дивизией генерал-майор И.В. Панфилов с офицерами своего штаба. 1941 год / РИА Новости

Между тем все, кто интересовался подвигом панфиловцев, знают о неправомерности ссылок только на документы прокуратуры при изучении тех боев под Москвой. Хотя бы потому, что хорошо известны материалы из научного архива Института российской истории РАН, включающие стенограммы бесед с панфиловцами – участниками обороны столицы в 1941-м, которые были записаны сотрудниками Комиссии по истории Великой Отечественной войны в 1942–1947 годах. На их основании можно сделать однозначный вывод, что знаменитый бой был, а заключения военной прокуратуры на сей счет несостоятельны.

В докладе 1948 года приведены, в частности, слова бывшего командира 1075-го стрелкового полка Ильи Капрова: «В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах». Однако из этого не следует, что 28 панфиловцев не было вообще. Это были реальные люди, которые насмерть стояли у стен Москвы. Да, не все из 28 погибли, но разве это умаляет их подвиг?

Имеющиеся же расхождения в цифрах и трактовке фактов, а также вскрывшиеся позже обстоятельства (например, о судьбе выжившего сержанта Добробабина) объясняются не «злым умыслом» журналиста «Красной звезды» Александра Кривицкого, рассказавшего о подвиге панфиловцев, а тем, что на момент написания знаменитой статьи (напечатанной 28 ноября 1941 года) корреспондент по объективным причинам располагал лишь теми сведениями, которые сумел тогда раздобыть.

Итак, что же произошло 16 ноября 1941 года?

«Отступать некуда, позади Москва»

Мемориал памяти 28 героев-панфиловцевМемориал памяти 28 героев-панфиловцев в поселке Дубосеково Волоколамского района Московской области / РИА Новости

Суровые испытания в боях под Москвой выпали на долю 316-й стрелковой дивизии Ивана Панфилова. Это соединение считалось одним из самых боеспособных в Красной армии, хотя и было сформировано только летом 1941 года. Генерал-майор Панфилов знал, как обучать бойцов, умел найти к ним подход. Его тактика артиллерийских засад и создание специальных групп истребителей танков позволяли противостоять даже элитным немецким соединениям. Германское командование отмечало, что «316-я русская дивизия имеет в своем составе много хорошо обученных солдат и ведет поразительно упорную борьбу». В день начала нового натиска на Москву, 16 ноября 1941 года, позиции панфиловцев атаковали одна пехотная и две танковые дивизии вермахта. Но вскоре немцы завязли в нашей обороне.

Факты говорят о том, что в панфиловской дивизии после октябрьских боев почти не осталось средств противотанковой обороны. В 1075-м стрелковом полку имелось всего два 76-миллиметровых орудия и четыре противотанковых ружья. Основной удар танковой армады врага пришелся по 4-й и 6-й стрелковым ротам 2-го батальона этого полка, оборонявшимся у разъезда Дубосеково и деревни Петелино. Обе роты проявили стойкость в неравном бою, отразив несколько танковых атак с помощью гранат и бутылок с зажигательной смесью и подбив при этом 24 танка.

Так, политрук 6-й роты Петр Вихрев совместно с 14 бойцами уничтожил у деревни Петелино до взвода противника и пять немецких танков. Даже когда в отделении остался всего один боец, Вихрев продолжал удерживать оборону. Бутылками со смесью и противотанковыми гранатами он лично уничтожил еще два вражеских танка. После гибели последнего бойца Вихрев отстреливался в одиночку, а когда его окружили немцы, он, чтобы не попасть в плен, застрелился. Ему первому в дивизии было присвоено звание Героя Советского Союза.

Наиболее массированным атакам подверглись позиции 4-й роты во главе с политруком Василием Клочковым, в которой к концу боя уцелело лишь 20–25 человек. Именно этот бой вошел в историю как подвиг 28 героев-панфиловцев у разъезда Дубосеково и стал символом массового героизма, проявленного воинами панфиловской дивизии. Слова Клочкова, обращенные к бойцам: «Отступать некуда, позади Москва», стали известны на всю страну…

Некоторые сегодняшние критики считают, что вряд ли эта фраза принадлежит Клочкову. Мол, призыв «Отступать некуда, позади Москва» слишком похож на пропагандистские лозунги того времени. Но в чем тут противоречие? Действительно, газеты и листовки тогда читали почти все, так же как в наши дни практически все смотрят телевизор и сидят в интернете. А разного рода пропагандистские слоганы для того и придумываются яркими и запоминающимися, чтобы их повторяли не задумываясь. Между тем слова Клочкова отражали самую что ни на есть суть обстановки на фронте.

В этот день командующий Западным фронтом Георгий Жуков писал в донесении Иосифу Сталину: «За проявленную отвагу в боях, за стойкость, мужество и героизм всего личного состава дивизии в борьбе с фашистами ходатайствую о присвоении 316-й стрелковой дивизии звания Гвардейской дивизии». Уже 18 ноября 1941 года дивизия была переименована в 8-ю гвардейскую и награждена орденом Красного Знамени. И в тот же день погиб в бою ее легендарный командир – генерал-майор Иван Васильевич Панфилов…

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat

КУМАНЁВ Г.А. Подвиг и подлог. Страницы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., 2007
ЯЗОВ Д.Т. Панфиловцы в боях за Родину. М., 2011

Маршал Советского Союза Дмитрий Язов о героях-панфиловцах

Одним из первых на защиту подлинности подвига панфиловцев встал маршал Советского Союза, участник Великой Отечественной войны Дмитрий Язов. Пять лет назад он опубликовал статью «Бесстыдно осмеянный подвиг», выдержки из которой мы предлагаем вашему вниманию.

Фото: РИА Новости

«Действительно, впоследствии стало известно, что в том бою погибли не все 28 героев. Так, Г.М. Шемякин и И.Р. Васильев были тяжело ранены и оказались в госпитале. Д.Ф. Тимофеев и И.Д. Шадрин ранеными попали в плен и испытали на себе все ужасы фашистской неволи. Непростой была судьба Д.А. Кужебергенова и И.Е. Добробабина, также оставшихся в живых, но по разным причинам исключенных из списка Героев и до настоящего времени не восстановленных в этом качестве, хотя их участие в бою у разъезда Дубосеково в принципе не вызывает сомнений. <…>

К слову сказать, судьба именно этих «воскресших из мертвых» героев-панфиловцев послужила поводом для написания в мае 1948 года письма главного военного прокурора генерал-лейтенанта юстиции Н.П. Афанасьева секретарю ЦК ВКП(б) А.А. Жданову. <…>

Однако Андрей Александрович Жданов <…> сразу определил, что все материалы «расследования дела 28 панфиловцев», изложенные в письме главного военного прокурора, подготовлены слишком топорно, выводы, что называется, шиты белыми нитками. Работники военной прокуратуры явно перестарались, стремясь продемонстрировать политическому руководству страны свою сверхбдительность. В результате дальнейшего хода «делу» дано не было, и оно было отправлено в архив. <…>

Кстати, корреспондент «Красной звезды» А.Ю. Кривицкий, которого обвинили в том, что подвиг 28 панфиловцев – плод его авторского воображения, впоследствии, вспоминая о ходе расследования, сообщил: «Мне было сказано, что если я откажусь от показания, что описание боя у Дубосекова полностью выдумал я и что ни с кем из тяжелораненых или оставшихся в живых панфиловцев перед публикацией статьи не разговаривал, то в скором времени окажусь на Печоре или Колыме. В такой обстановке мне пришлось сказать, что бой у Дубосекова – мой литературный вымысел».

Как бы то ни было, подвиг 28 героев-панфиловцев в годы войны сыграл исключительную мобилизующую роль. <…> Панфиловская дивизия потеряла в боях под Москвой 9920 человек (3620 убитыми и 6300 ранеными) из 11 700 числившихся к началу сражения. К слову сказать, командующий 4-й немецкой танковой группой генерал-полковник Э. Гёпнер в одном из докладов командующему группой армий «Центр» генерал-фельдмаршалу Ф. Боку назвал панфиловцев «дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти»».

С кем воюют ниспровергатели?

Для нас память о 28 панфиловцах – это часть большой Правды о войне. Правды, которая вошла в наш генофонд, формирует наше историческое сознание. И долг настоящего гражданина – относиться к ней бережно.

Вдумаемся: разве кто-нибудь тревожится сегодня из-за того, что спартанцев, остановивших персов в V веке до н. э., могло быть не 300, а больше? Нет! Цифра 300 вошла в историю и культуру, стала легендой. Так и подвиг 28 панфиловцев стал легендарным. Это великая легенда, основанная на реальном факте героического боя у разъезда Дубосеково. Так уж распорядилась судьба, что о панфиловцах узнали вся страна и весь мир.

Но наивно было бы смотреть сквозь пальцы на доводы ниспровергателей «мифов». Доказывая недостоверность истории 28 панфиловцев, равно как и подвигов Зои Космодемьянской, Александра Матросова, Николая Гастелло, они стремятся поставить под сомнение не только качество советской пропаганды в годы Великой Отечественной войны, но и весь смысл той жертвенной борьбы с врагами Родины.

Дескать, раз не было подвигов, то не было и людей, которые готовы были их совершать. Народ якобы сражался из-под палки, солдаты являлись «пушечным мясом», а не воинами-освободителями. Все заявления о недостоверности подвигов служат оправданием подобного рода тезисов. Мол, в 1941 году «армия не воевала», напротив, было «массовое неисполнение приказов, массовое дезертирство (как явное, так и скрытое), массовая сдача в плен», и «войну выиграли не уменьем, а завалив противника горами трупов своих солдат».

Вывод напрашивается сам собой: зачем защищать такую страну, руководство которой только и делало, что упорно вело своих солдат на убой? Не лучше ли было повернуть штыки против бесчеловечного режима? «Досадно, что Сталин не проиграл войну Гитлеру, – заявляет один из ниспровергателей «мифов». – Потому что все равно в конце концов союзники бы нас освободили, но тогда англичане и американцы установили бы у нас демократию». И договаривается он до «логического» резюме: «По сравнению со Сталиным Гитлер – это ангел русской истории».

Нам представляется, что сегодня основной акцент при изучении обстоятельств подвига 28 панфиловцев нужно делать на том, что именно в нашей стране родились такие – не вымышленные, как в голливудских фильмах, а реальные герои. Но в то же время нельзя забывать, что героизм проявила вся панфиловская дивизия, ставшая в ноябре 1941 года 8-й гвардейской.


Михаил Мягков,
доктор исторических наук, научный директор Российского военно-исторического общества