К читателям

Крымская весна

Возвращение Крыма в состав России уже вошло в число главных событий новейшей российской истории. И в этом нет ничего удивительного. Подлинная история, как правило, так и творится: все происходит как будто само собой, как будто иначе и не могло случиться.

Впрочем, неизвестно, как и по какому пути пошла бы история, если бы в феврале 2014-го в соседней стране – на Украине – не совершился государственный переворот, в результате которого к власти пришли откровенные русофобы, открыто противопоставившие себя не только России как государству, но и тому «русскому миру», который испокон века существовал внутри тогдашних границ Украины. В том числе и в Крыму.

Сами крымчане едва ли не первыми поняли: для них очередной киевский майдан добром не кончится. В ответ в Крыму и Севастополе зазвучали призывы к отделению от Украины. Но многое зависело от того, какую позицию займет Россия. В течение сравнительно недолгого «украинского» периода крымской истории такое уже бывало: в начале 1990-х годов Крым предпринимал попытки уйти в самостоятельное плаванье, однако каждый раз эти попытки оканчивались ничем. В то время, да и потом Москва занимала позицию, согласно которой территориальная целостность Украины (равно как и других бывших республик СССР) не может быть поставлена под сомнение ни при каких обстоятельствах. Кто же тогда мог подумать, что на территории «братской» Украины могут возникнуть такие «обстоятельства»…

После переворота на Украине, по словам Владимира Путина, «всем стало предельно ясно, что именно намерены в дальнейшем делать украинские идейные наследники Бандеры – приспешника Гитлера во время Второй мировой войны». «Тем, кто сопротивлялся путчу, сразу начали грозить репрессиями и карательными операциями. И первым на очереди был, конечно, Крым, русскоязычный Крым», – напомнил президент РФ. В этой ситуации просьба крымчан о помощи, обращенная к Москве, была услышана. Как потом отмечал Путин, «мы не могли не откликнуться на эту просьбу, не могли оставить Крым и его жителей в беде, иначе это было бы просто предательством».

Ранним утром 23 февраля 2014-го, после затянувшегося практически на всю ночь обсуждения в Кремле сложившейся ситуации, президент РФ принял принципиальное решение «начать работу по возврату Крыма в состав России». Эта работа заключалась прежде всего в том, чтобы создать условия для мирного волеизъявления жителей полуострова, среди которых абсолютное большинство давно уже сделало свой выбор. Что и показал общекрымский референдум 16 марта 2014 года: на нем 96,77% крымчан и 95,6% севастопольцев высказались за вхождение своей малой родины в состав Большой Родины. А спустя два дня – 18 марта – это решение было оформлено подписанием в Кремле Договора о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе России новых субъектов – Республики Крым и города федерального значения Севастополя. При этом, как заявил при подписании договора президент Путин, Крым «был и останется и русским, и украинским, и крымско-татарским… он будет, как и был веками, родным домом для представителей всех живущих там народов, но он никогда не будет бандеровским».

Это была во всех смыслах слова «крымская весна». Такого патриотического подъема ни сам Крым, ни вся огромная многомиллионная страна, раскинувшаяся от Балтики до Тихого океана, не испытывали, пожалуй, со времен Победы в Великой Отечественной войне и первого полета человека в космос…

Между прочим, одним из первых словосочетание «крымская весна» употребил выдающийся русский писатель Константин Паустовский.

Произошло это в апреле 1944 года. Паустовский писал о начавшемся освобождении Крымского полуострова от нацистских войск. Свой текст он так и назвал – «Крымская весна». Это был настоящий гимн Родине, частью которой являлся, является и будет являться Крым.

«…Над головами наших бойцов уже пылает в эти ночи низкое звездное небо Тавриды. Оно всегда встречало нас, северян, за Чонгаром, за Сивашом, в Джанкое и заставляло радостно биться сердца от сознания, что через несколько часов откроется перед глазами великолепная путаница синих севастопольских бухт, кораблей, желтых портиков, цветущего миндаля и блеснет в глаза родное Черное море – одно из прекраснейших морей на земле. Мы знали, что Крым – разрушенный, затоптанный сапогами немецких солдат – снова будет нашей землей. <…> Мы знали, что освободим Крым, наш Крым, где в синеве и блеске тонут обрывистые мысы и море подносит к их подножию палую листву. Тот Крым, где каждому из нас хотелось остановить время, чтобы не терять ощущения молодости. Где жизнь, как морское утро, была и будет освежающей, где она приближается к той черте, за которой явственно виден золотой век».

«Мы приветствуем освободителей Крыма, – писал Паустовский. – Мы гордимся ими. Мы завидуем им. Они первые ступили на крымскую землю. Им выпала на долю великая честь, великая слава и великая радость увидеть первыми крымскую весну…»

К пятой годовщине воссоединения Крыма с Россией, помимо текущего, мартовского номера, который вы держите в своих руках, журнал «Историк» подготовил специальный выпуск – «Крым. Страницы истории с древнейших времен до наших дней». В нем – рассказ о многовековой истории этой необыкновенной земли и людях, делавших эту историю. Возвращению Крыма в родную гавань, этому – без всяких преувеличений – историческому событию, и людям, причастным к тому, что оно состоялось, мы посвящаем это издание.