«Красота ее подвига»

Она – самый настоящий герой своей страны. Мало кто знает, что первая в мире женщина-космонавт Валентина Терешкова до сих пор является единственной женщиной, совершившей одиночный космический полет. 6 марта Валентина Владимировна отмечает свой юбилей…

 Летчик-космонавт Валентина Терешкова в период подготовки к космическому полету. 1963 год / РИА Новости

Между стартом Юрия Гагарина и ее полетом прошло всего два года и два месяца. А вторая женщина-космонавт стартовала почти через двадцать лет после Терешковой…

«Если быть, то быть первым» – на этих словах летчика Валерия Чкалова воспитывалось поколение первых советских космонавтов. Простая формула дарила надежду на то, что можно свернуть горы, что нет преград для целеустремленных профессионалов. Космос для советских людей был не просто передовой научно-технической программой. Это была воплощенная мечта о небе – «преодолеть пространство и простор». Именно поэтому даже опытные космонавты, прошедшие огонь, воду и медные трубы, совершившие не один полет, по-прежнему вспоминают о каждом из них с горящими глазами.

Бывших первопроходцев не бывает, это звание на все времена. Женщина в космосе – разве это не сказка наяву? Валентина Терешкова проходила все испытания, терпела перегрузки, шагала в опасную неизвестность не только ради науки, но и ради будущего, в котором перед женщиной откроется вся галактика.

«Гагарин в юбке»

Она родилась 6 марта 1937 года. Место рождения будущего Героя Советского Союза Терешковой – село Большое Масленниково, что в 40 км от древнего Ярославля. Отца Валентина почти не помнит: ей было два года, когда он пропал без вести где-то в финских снегах. Семья потеряла опору. Лишь в 1988-м на Карельском перешейке разыскали братскую могилу, в которой похоронен командир танка Владимир Аксёнович Терешков.

В войну и в первые послевоенные годы жить приходилось впроголодь. Валентина как на чудо смотрела на поезда и мечтала стать машинистом паровоза. Ведь паровоз – это скорость, современная техника, за окном быстро пролетают города, леса, реки, можно столько повидать…

Трудовая биография началась рано. В семнадцать девушка уже работала браслетчицей на шинном заводе, а через год – ткачихой на комбинате «Красный Перекоп», где трудились ее мать и старшая сестра Людмила. Фабрика, вечерняя школа, техникум, комсомол… Комсомольская работа в 1950-е годы – это не то что в сытые 1970-е. Еще не преодолена была послевоенная разруха, еще субботники не превратились в формальность – от них во многом зависело восстановление мирной жизни. В двадцать лет Валентина начала заниматься парашютным спортом в Ярославском аэроклубе. Там она совершила около 90 прыжков, получила первый разряд и стала инструктором.Юрий Гагарин и Валентина Терешкова. 1963 год / ТАСС

Идея приобщить женщин к покорению космоса витала в воздухе. В 1930-е, когда гремела слава летчиков-рекордистов, вслед за достижениями Валерия Чкалова и Михаила Громова на весь Советский Союз прозвучали имена летчиц Валентины Гризодубовой, Полины Осипенко и Марины Расковой, установивших женский мировой рекорд дальности полета. Каждый школьник в СССР знал, что в нашей стране впервые в мире женщины получили равноправие. Это следовало подтвердить и в амбициозной космической программе, тем более что ходили слухи о подготовке женского полета в США.

Требования к кандидаткам предъявлялись предельно жесткие. Из 800 претенденток, отобранных из аэроклубов по всей стране, медкомиссию прошли 30. А в отряд были зачислены только пять девушек – Жанна Еркина, Татьяна Кузнецова, Ирина Соловьева, Валентина Пономарева и Валентина Терешкова. Это случилось в марте 1962 года. На интенсивную подготовку им отвели всего лишь год.

При этом если у мужчин отряд космонавтов был сформирован из летчиков, то у женщин летчицей оказалась одна Пономарева, остальные – парашютистки. В те годы космонавты проходили более суровые испытания, чем в наше время. Девушки тренировались в термокамере, где надо было находиться в летном комбинезоне при температуре 70 оC и влажности 30%, и в сурдокамере, где в полной звуковой изоляции каждая из великолепной пятерки провела 10 суток. При этом фиксировался любой вздох, любой шорох. Тогда многих исследователей пугала давящая «космическая тишина». Считалось, что женская психика может не выдержать этого грозного испытания. Потом практика показала, что «космическая тишина» – по большому счету иллюзия, а в реальном космосе есть и более тревожные явления.

Валентина Терешкова (третья слева) с другими членами аэроклуба готовится к прыжку с парашютом / РИА Новости

«Впечатления от Терешковой у всех очень хорошие – она образец в поведении и воспитанности. Терешкова и Пономарева чувствуют, что они могут быть первыми кандидатами на полет, и между ними уже заметно кое-какое соперничество. <…> Первой в космический полет нужно послать Терешкову, ее дублером может быть Соловьева, а кто будет космонавткой номер 3 – Пономарева или Еркина, это решит будущее. Терешкова – это Гагарин в юбке…» – читаем в дневниковых записях генерала авиации Николая Каманина.

Легендарный Каманин руководил отбором и подготовкой космонавтов, и от его мнения зависело многое. Цепкий психолог, он сразу разглядел в Терешковой родственную душу: не сомневался, что она выдержит испытание медными трубами. Ведь слава может подмять под себя, сломать. А в Валентине проступает благородство, которое сказывается и во внешней элегантности, и во внутренней собранности. Когда она входит в комнату – невольно хочется приосаниться.

Сегодня о тех ристалищах Терешкова вспоминает с легкой иронией: «Мне Волга помогла. Среди заданий отборочной комиссии было и такое – один час плавания в бассейне, на выносливость. Ну и некоторым девочкам было уже через полчаса трудно, еле-еле дотянули до часа. А мне – хоть бы хны, могу и еще час. Я же выросла на Волге, мы ребятишками из нее часами не вылезали, наперегонки плавали. Но это так, шутка. А вообще, я думаю, выбор между нами было сделать трудно. Все пятеро были очень хорошо подготовлены. Ну, может, возраст сыграл роль – я была моложе остальных на пять лет. Не знаю. Наверное, мне просто повезло в жизни».

Впрочем, в любом обществе, независимо от оттенков политического режима, ценятся целеустремленные люди, которые, как говорят американцы, «сделали себя сами». А космическая Чайка (позывной Терешковой во время полета) с одинаковой невозмутимой грациозностью умела терпеть перегрузки в центрифуге и обмениваться светскими любезностями на приеме в королевском дворце. Врожденный такт и обаяние – как и у Гагарина. Эти качества, безусловно, имели значение: кандидатов в космонавты отбирали тщательно и, конечно, не только по спортивным, но и по человеческим качествам. Ведь искали прежде всего Личность.

Позывной – Чайка

По изначальной задумке академика Сергея Королева, в космос должны были лететь одновременно две девушки в разных аппаратах, однако весной 1963 года от этой идеи отказались. Поэтому днем 14 июня 1963 года на корабле «Восток-5» отправили в космос феноменально выносливого Валерия Быковского. Его полет по сей день остается самым длительным одиночным полетом: на борту корабля Валерий Федорович провел почти пять суток. Позже космонавты работали на орбите месяцами, но не в одиночестве. Летали по двое, по трое, да и корабли были комфортнее… Быковский стартовал 14 июня. А на 16-е был запланирован первый в мире женский космический старт.

В неизвестность она отправилась с дерзким девизом Владимира Маяковского. «Как только Сергей Павлович Королев сказал: «Пуск, пошла ракета!» – я не сумела смолчать, – вспоминает Терешкова. – Еще не сброшен головной обтекатель, я не видела Земли. И сами собой вырвались слова: «Эй, небо, снимите шляпу, я к тебе иду!»». И – выше, выше… Взлет прошел безупречно. Каманин ликовал: «По четкости и слаженности работы всех служб и систем старт Терешковой напомнил мне старт Гагарина. Как и 12 апреля 1961 года, 16 июня 1963 года полет готовился и начался отлично. Все, кто видел Терешкову во время подготовки старта и вывода корабля на орбиту, кто слушал ее доклады по радио, единодушно заявили: «Она провела старт лучше Поповича и Николаева». Да, я очень рад, что не ошибся в выборе первой женщины-космонавта».

Прозвучали триумфальные голоса дикторов Юрия Левитана и Виктора Балашова, зачитывавших сообщение ТАСС: «16 июня 1963 года в 12 часов 30 минут по московскому времени в Советском Союзе на орбиту спутника Земли выведен космический корабль «Восток-6», впервые в мире пилотируемый женщиной – гражданкой Советского Союза космонавтом товарищем Терешковой Валентиной Владимировной. В этом полете будет продолжено изучение влияния различных факторов космического полета на человеческий организм, в том числе будет проведен сравнительный анализ воздействия этих факторов на организмы мужчины и женщины, проведен новый объем медико-биологических исследований и дальнейшая отработка и совершенствование систем пилотируемых космических кораблей в условиях совместного полета».

В космосе она оставалась женщиной. С особой нежностью советские люди повторяли позывной Валентины Терешковой – Чайка. В документальном фильме о полетах Терешковой и Быковского есть потрясающие кадры. Она обращалась к Быковскому: «Давай споем, чтобы вся Земля услыхала!» А он несколько раз отнекивался: «Я обедаю, я отдыхаю…» И наконец отрезал: «Отстань от меня, я не певчий дрозд». Два экипажа, два разных характера…

Идиллия, шутливые перепалки? Но не все шло гладко. В официальных реляциях полет выглядел безукоризненно. Журналисты создавали парадный образ советской космонавтики, и это была вполне целесообразная политика: страна гордилась орбитальными победами, на этом строилась идеология. И было чем гордиться: американцы вновь оказались далеко позади. И это – не фантазия, не фальсификация, а честная глава в истории науки и техники. Хотя фигур умолчания в этой истории оставалось немало. О проблемах предпочитали не сообщать, их обсуждали только в узком кругу профессионалов. «Широкие народные массы» и представления не имели, с какими трудностями пришлось столкнуться Терешковой в те июньские дни. Полет не имел прецедентов, и даже всезнающие королёвцы были не в силах предусмотреть всего, что могло произойти на орбите.

Чайка держалась на пределе сил и выправила ситуацию, оказавшись на волосок от гибели. В первые же сутки экспедиции возникла опасность катастрофы. Грубая техническая ошибка: на спуске корабль запрограммировали не на снижение, а на подъем орбиты… Терешкова по радио разъяснила проблему Королеву, получила новые данные, внесла изменения в программу полета – и все прошло нормально. Просчет исправили вовремя. Потом уже – на земле – состоялся генеральный разбор. Сергей Павлович своим сотрудникам оплошностей не прощал. Но Терешковой наказал: «Чаечка, я тебя прошу, не надо об этом говорить». И Чайка ровно тридцать лет хранила свою тайну. А потом ее раскрыл сам виновник этой нештатной ситуации…

В космическом одиночестве выручали стихи: «О Волга!.. колыбель моя! Любил ли кто тебя, как я?» Она повторяла некрасовские строки – и воображение рисовало знакомые картины. Речная пристань, солнечное лето, приволье… Когда тело двадцать, тридцать, сорок часов сковано скафандром, выручает только воображение.

Она не была сверхчеловеком. Накатывала неимоверная тяжесть, но воля оказалась сильнее испытаний реального космоса. «Передайте, пожалуйста, всем, что у меня все в порядке. Показания приборов без изменений. Самочувствие отличное. Я – Чайка! Прием!» – такой сигнал Земле дала Терешкова на вторые сутки полета. Это был своеобразный шифр. Если бы она назвала свое состояние «удовлетворительным», для Центра управления это означало бы срочное прекращение полета и возвращение космонавта на Землю.

Владимир Путин и Валентина Терешкова / ТАСС

«Весь мир восхищен!»

Началась новая эра – в космос пришла женщина. Газеты выходили под шапками: «Весь мир восхищен! В космосе советская женщина! Корабль «Восток-6» пилотирует Валентина Терешкова. Слава нашему народу – покорителю просторов Вселенной!». О звездных подвигах тогда, в первые годы пилотируемой космонавтики, принято было писать высокопарно. Впрочем, и в официозных передовицах прорывались теплые тона. «Откровенно говоря, мы не знаем, взяла ли с собой в свой звездный рейс Валентина Владимировна пудреницу и другие косметические принадлежности. Но это и не существенно. Дочь века прославляют красота ее труда, красота ее подвига», – писала «Вечерняя Москва» в день старта.

КАНДИДАТОВ В КОСМОНАВТЫ ОТБИРАЛИ ТЩАТЕЛЬНО И, КОНЕЧНО, НЕ ТОЛЬКО ПО СПОРТИВНЫМ, НО И ПО ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ КАЧЕСТВАМ. ВЕДЬ ИСКАЛИ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ЛИЧНОСТЬ

А уж потом дамы в парикмахерских просили стрижку «под Терешкову», ее именем назвали кратер на Луне, на прилавках магазинов появились женские часы «Чайка», а популярнейший баритон Муслим Магомаев пел:

В дальних просторах дорога пылает…

Пенится звездный маршрут…

Чайка Земле свой привет посылает –

Девушку Чайкой зовут…

Она стала главным женским лицом страны. «Да здравствует Валентина, да здравствует Советский Союз!» – такими словами встречали Терешкову и во Франции, и в Индии. А вскоре и личная жизнь Чайки стала предметом всеобщего внимания. Ее мужем стал космонавт № 3 – Андриян Николаев. И скупая на «светские» новости советская пресса восторженно писала о первой космической семье и даже публиковала фотографии со свадебного банкета в правительственном Доме приемов на Ленинских горах.

«Свадьба – дело особое, живое, молодое, задорное, и мы решили, чтобы на свадьбе было поменьше стариков. Правительство и ЦК поручили мне приветствовать новобрачных, что я и делаю с большим удовольствием. Я желаю Вале и Андрияну большого семейного счастья и новых успехов в их большом и благородном труде. Свадьба наших славных космонавтов – это событие мирового значения. За здоровье новобрачных!» – таков был первый тост Никиты Хрущева. Он в тот вечер лучился от счастья, был в ударе: раз восемь брал слово и провозглашал здравицы – за военных, за конструкторов и от имени всего советского народа…

Почти двадцать лет Валентина Владимировна руководила Комитетом советских женщин. Работала основательно. Именно ей удалось «пробить» увеличение продолжительности отпуска по уходу за ребенком до полутора лет. Само понятие «защита материнства» возникло в нашей стране именно в те годы, по инициативе космонавта Терешковой. С 2011 года Валентина Владимировна – депутат Государственной Думы. По-прежнему защищает материнство и детство, отстаивает интересы родной Ярославской области…

Впрочем, главное впечатление всей ее жизни – это Земля, увиденная из иллюминатора. «Довольно часто мне снится полет, но в особенности – красоты Земли, открывшиеся из космоса. Наверное, это живет в душе каждого космонавта до конца дней».

Журнал «Историк» поздравляет первую в мире женщину-космонавта со славным юбилеем! Мы все – вся страна – гордимся Вами, уважаемая Валентина Владимировна!


Арсений Замостьянов