Красный день календаря

Юбилей событий Октября 1917 года – хороший повод задуматься над истоками революции и смыслом «советского проекта»

Руслан Шамуков / ТАСС

Для меня 7 ноября по-прежнему остается очень важным днем календаря. Как бы мы ни относились к тому, что произошло в тот день, это был эпохальный момент в истории России. Да и не только России, но и всего мира. Событий такого масштаба очень мало в истории человечества – раз-два и обчелся. Это не преувеличение: сто лет назад действительно перевернулся мир.

К сожалению, в силу того, что поляризация мнений по поводу революции 1917 года до сих пор остается запредельно высокой, у нас сформировалось, как мне кажется, совершенно неправильное отношение к событиям Октября. Возникла какая-то «формула полуумолчания»: мы как будто немного стесняемся этого факта нашей истории. Но на мой взгляд, тут нечего стесняться. В том, что произошло тогда, нужно внимательно разбираться. Это надо учитывать в наших сегодняшних делах. На этом нужно воспитывать.

Меня иногда спрашивают: а что мы должны праздновать в этот день? Я всегда отвечаю: праздновать действительно особо нечего. Слишком много трагедий породил 1917 год. Но в том числе и поэтому нам нужно внимательно вглядываться в такие даты.

Был ли приход большевиков к власти во благо или во зло нашей стране? Этот вопрос – один из центральных в дискуссии о революции 1917 года. И окончательный ответ на него, ответ, который устроил бы все общество, в ближайшее время мы вряд ли получим. Просто потому, что тут многое зависит от точки зрения: для кого-то стакан наполовину полон, а для кого-то наполовину пуст. Я не буду ввязываться в этот спор.

Однако я много занимался этим периодом нашей истории, особенно когда снимал фильм «Гибель империи» и недавно, во время съемок «Демона революции», который вот-вот выйдет на экраны. И мне кажется, что приход большевиков к власти был неизбежен. К тому времени страна уже внутренне надломилась.

Ключевой момент, от которого еще Василий Розанов приходил в ужас: почему страна – религиозная, традиционная, крестьянская страна – так охотно и быстро стала рушить церкви? Откуда возникла эта звериная жестокость, в результате которой потекли реки крови? Значит, что-то уже произошло внутри? Значит, что-то внутри поломалось? Именно в этом, по большому счету, корень российской революции. А раз внутри поломалось, дальше уже, как говорится, дело техники…

Конечно, в октябре 1917 года большевики осуществили заговор. Хотя при этом никто ничего особенно и не скрывал. Да и, строго говоря, в деле захвата власти большевики были не первыми. Очень часто забывают: сначала царя скинули либералы, а потом уже либералов скинули большевики.

Кроме того, думаю, нам уже пора научиться различать такие явления, как большевизм и «советский проект». Для меня это разные вещи, и вот почему: большевизм – это метод, «советский проект» – это программа.

Да, Ленин не любил Россию, для него Россия была экспериментальной площадкой, этаким полем, на котором должна была пустить корни идея мировой революции. В этом проявлялся его большевизм. Но ведь идеи, которые он выдвигал, ничего худого под собой не имели. Он хотел, чтобы бедные перестали быть бедными. Что в этом плохого? На мой взгляд, ничего.

Эти идеи вечные. И они не устареют никогда. Да, их актуальность сейчас немного угасла. Но я абсолютно убежден: на новом витке истории они все равно вылезут на поверхность. Слишком большое неравенство, слишком велика в современном мире разница в социальном положении людей. Несправедливо, когда 2–3% населения земного шара владеют всеми его богатствами. Поэтому, когда идея быстрого обогащения изотрется, когда утихнут (они уже начинают утихать) восторги по поводу безграничных прелестей демократии, идеи социальной справедливости вновь обретут второе дыхание.

Старый, капиталистический, буржуазный мир с его либеральными ценностями уже немного истлел. Рано или поздно человечеству понадобится другая идея для существования, иная цель развития. Убежден, что это будет именно идея справедливости.

При этом уверяю вас: большевистская мечта о радикальном переустройстве мира не умерла. Мы наблюдаем лишь передышку в ее воплощении. Дай Бог, чтобы в будущем нашлись другие средства для социальных трансформаций, которые, к сожалению, не нашлись тогда, в 1917-м. Потому что иначе мы вновь столкнемся с социальным радикализмом, с новым изводом большевизма.

Именно поэтому я и говорю, что очень важно задуматься над истоками революции и смыслом «советского проекта». Столетие революции – очень правильный повод для этого. Жаль, что мы немножко застеснялись этого юбилея.


Владимир Хотиненко, кинорежиссер, народный артист России