«И простой гражданин должен читать Историю»

Великий русский историк Николай Михайлович Карамзин родился 250 лет назад – 1 (12) декабря 1766 года. Иногда мне кажется, что за все время существования истории как науки никто лучше Карамзина так и не сформулировал, зачем человеку нужно знать о прошлом. В своем знаменитом «Предисловии» к «Истории государства Российского» он написал об этом замечательно просто и удивительно глубоко: «Мудрость человеческая имеет нужду в опытах, а жизнь кратковременна».

rudakov2016

Поэтому, считал Карамзин, у правителей, если они по-настоящему мудры, нет иного способа управлять обществом, кроме как действовать «по указаниям Истории», глядя «на ее листы, как мореплаватели на чертежи морей». «Но и простой гражданин должен читать Историю». Во-первых, «она мирит его с несовершенством видимого порядка вещей, как с обыкновенным явлением во всех веках». Во-вторых, «утешает в государственных бедствиях, свидетельствуя, что и прежде бывали подобные, бывали еще ужаснейшие, и государство не разрушалось». В-третьих, «питает нравственное чувство и праведным судом своим располагает душу к справедливости, которая утверждает наше благо и согласие общества»…

Николаю Карамзину – человеку мудрому, деятельному, благородному, во всех смыслах достойному – посвящена главная тема нашего декабрьского номера.

Фактически Карамзин стал первым, кто смог занимательно, доступным для широкой публики языком, но при этом на уровне современной ему науки написать историю России. Все, кто писали до него, делали это для узкой группы любителей. Карамзин же писал для всех и, собственно, превратил своих читателей в настоящих любителей родной истории. «Все, даже светские женщины, бросились читать историю своего отечества, дотоле им неизвестную. Древняя Россия, казалось, найдена Карамзиным, как Америка – Коломбом», – заметил Александр Сергеевич Пушкин. В этом смысле Карамзин был выдающимся популяризатором истории своей страны и уже в одном только этом качестве как никогда актуален сегодня.

Его многотомная «История государства Российского», детище, которому он посвятил почти четверть века (по его собственному признанию, «лучшее время моей жизни»), – плод самого настоящего человеческого и научного подвига. Однако Карамзин никогда не был «рабом» собственного замысла: он всегда трудился с охотой, с искренней любовью к истории своей страны. «Чувство: мы, наше оживляет повествование – и как грубое пристрастие, следствие ума слабого или души слабой, несносно в историке, так любовь к отечеству даст его кисти жар, силу, прелесть. Где нет любви, нет и души», – писал он.

Впрочем, на протяжении многих десятилетий Карамзин – человек, фактически открывший русскому образованному слою историю собственной страны, – был сильно недооценен как историографией, так и обществом в целом.

Уже со второй половины XIX века труды новых светил исторической науки – Сергея Соловьева, Николая Костомарова, а потом и Василия Ключевского – постепенно затмили «Историю государства Российского», превратив ее в этакий «вчерашний день» историографии. Все меньше приходились по вкусу и политические взгляды Карамзина. Молодая, по большей части либеральная, университетская поросль свысока взирала на наследие просвещенного консерватора, убежденного сторонника сильной самодержавной власти.

А после 1917 года «История» Карамзина и вовсе была «выброшена на свалку истории». Кому в большевистской России был нужен историк-монархист, посвятивший свой многотомный труд «Государю Императору Александру Павловичу Самодержцу Всея России», а значит, изначально не скрывавший свою враждебную «классовую сущность»? Не случайно после революции «Историю» Карамзина впервые полностью переиздали аж в 1988 году – на самом излете так не любившей его советской власти…

В последнее время интерес к Карамзину растет. Его вспоминают не только в связи с его замечательной «Историей». Востребован также Карамзин-мыслитель – создатель программной для своего времени «Записки о древней и новой России», и Карамзин-писатель – автор «Бедной Лизы» и «Писем русского путешественника», и Карамзин-человек, проживший свой век – без малого 60 лет – с незапятнанной репутацией и незамутненным нравственным чувством.


Владимир РУДАКОВ,
главный редактор журнала «Историк»