Исторический выбор

Поместный собор 1917–1918 годов стал наиболее значимым и авторитетным церковным собранием в истории Русской церкви, решения которого остаются актуальными и в наше время. Днем памяти отцов Собора установлено 5 (18) ноября – день избрания святителя Тихона на московский патриарший престол

Заседание Всероссийского поместного собора 1917–1918 годов / Предоставлено М. Золотаревым

С основания Христианской церкви соборы были главной формой ее самоуправления. Вероучительные и канонические вопросы решались на вселенских соборах, местные административные – на поместных. После обретения автокефалии (самоуправления) Русской церковью в середине XV века все касавшиеся ее решения принимались на поместных соборах, созывавшихся в Москве. Кроме того, Освященный собор стал составной частью земских соборов Российского государства и участвовал в обсуждении светских вопросов. Петр I провел церковную реформу: было упразднено патриаршество и введено коллегиальное церковное управление. Образованная Духовная коллегия (впоследствии Святейший правительствующий синод) подчинялась непосредственно императору. С тех пор соборы не проводились. Таким образом, Церковь превратилась в ведомство православного исповедания, стала одним из органов государственной машины Российской империи.

Демократия как форма «возврата к старине»

В начале ХХ века идея Поместного собора вновь стала актуальной, причем на его созыве настаивали как консерваторы, так и либералы. Для одних Собор был «возвратом к старине», для других – церковным парламентом, средством давления церковных низов на синодальную бюрократию. Власть всячески стремилась отложить сроки созыва Собора. Еще в 1906 году по решению Синода начало работу Предсоборное присутствие, шло предварительное обсуждение соборной повестки и вопроса о составе Собора. Среди основных задач значились избрание патриарха и подготовка реформы прихода. Было решено, что каждая епархия кроме правящего архиерея должна направить в качестве своих представителей по одному священнику и мирянину, кандидатуры которых утверждались бы епископом. Однако при монархии все эти планы так и остались лишь планами.

Сразу после победы Февральской революции новая власть поставила вопрос о Соборе. Для Временного правительства он мог стать средством «демократизации Церкви». Весной 1917 года началась «церковная революция», в ходе которой епископат отстранялся от управления политизированными группами низшего духовенства и мирян. Архиереев обвиняли в зависимости от прежней власти, связи с Григорием Распутиным, авторитарном стиле. Новый обер-прокурор Владимир Львов на заседании Синода объявил об освобождении Церкви от государственного давления. При этом он прямо заявлял членам Синода, что не может доверять им и будет проявлять решимость в деле революционного реформирования. Львов сформировал новый состав Синода из числа тех представителей духовенства, которых считал своими единомышленниками и сторонниками нововведений.

Обер-прокурор выступал за разделение будущего Собора по образцу парламента на две палаты – из епископов (первая) и из представителей рядового духовенства и мирян (вторая), причем последняя должна была быть в два раза больше по численности участников. Тем самым предполагалось политически изолировать епископат и провести решения, направленные на ослабление его власти. Но в конечном счете общим церковным мнением этот план был отвергнут как не соответствовавший традиции Православной церкви.

Впрочем, миряне все же составили большинство: каждую епархию помимо епископа на Всероссийском поместном соборе представляли два священника и три мирянина. Также призывались представители от монастырей, духовных академий, армии, Академии наук, университетов, Государственного совета и Государственной Думы. Среди участников Собора были и старообрядцы-единоверцы, входившие в состав Русской церкви. Выборы прошли в июле-августе 1917 года.

Этот Собор стал не только самым представительным, но и самым свободным и демократичным за все время существования Русской православной церкви. Из 564 делегатов больше половины (299 человек) составляли миряне, кроме них членами Собора были 72 архиерея, 139 пресвитеров, 10 диаконов, 22 псаломщика, 17 архимандритов, 2 игумена и 3 иеромонаха.

Он открылся 15 (28) августа 1917 года, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, в Успенском соборе Московского Кремля в присутствии премьер-министра Александра Керенского. Накануне в Москве было созвано Государственное совещание, которое Временное правительство рассматривало как средство укрепления нового строя. Заседания Собора проходили в Московском епархиальном доме в Лиховом переулке.

Начало его работы пришлось на дни корниловского выступления и ухудшения положения на фронте. 24 августа (6 сентября) Собор обратился ко всему народу, а также отдельно к армии и флоту с призывом отбросить взаимную ненависть и внутренние распри и исполнять свой воинский долг: «В сердце русского человека стал затуманиваться светлый образ Христов, начал гаснуть огонь веры православной, начало слабеть стремление к подвигу во имя Христа. <…> Обманутые врагами и предателями, изменой долгу и присяге, убийствами своих же братий, грабежами и насилиями запятнавшие свое высокое священное звание воина, молим вас – опомнитесь!» Позднее Собор также обращался к стране с воззваниями.

Жребий старца Алексия

Обсуждение вопроса о восстановлении патриаршества началось 11 (24) октября 1917 года, породив наиболее сильные разногласия среди членов Собора. Еще на заседаниях Предсоборного совета большинство во главе с архиепископом Сергием (Страгородским) отвергало эту идею. Левое крыло Собора выступало за то, чтобы вместо патриаршества Церковь получила демократически-коллегиальную систему управления. В качестве главного аргумента сторонники сохранения синодального церковного устройства выдвигали опасения, что учреждение патриаршества может сковать соборное начало в жизни Церкви.

Однако нарастание политического кризиса привело к тому, что большинство склонилось к необходимости возрождения патриаршества, в котором видели не только возврат к каноническому допетровскому церковному устройству, но и шаг к восстановлению в России политического порядка. «Все более ощущалось, что в условиях разгула антирелигиозных сил им должна противостоять Церковь, возглавляемая конкретным духовным вождем, – пишет историк Церкви Михаил Шкаровский. – Растущая неустойчивость правительства, по мнению многих членов Собора, требовала сильного личностного начала – патриаршей власти в сочетании с соборными институтами, которые имели бы достаточно широкие прерогативы и проводили волю Церкви как единого целого».

28 октября (10 ноября), уже после взятия власти большевиками, прения были прекращены. Собор вынес постановление: «1. В Православной российской церкви высшая власть – законодательная, административная, судебная и контролирующая – принадлежит Поместному собору, периодически, в определенные сроки созываемому, в составе епископов, клириков и мирян. 2. Восстанавливается патриаршество, и управление церковное возглавляется патриархом. 3. Патриарх является первым между равными ему епископами. 4. Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетен Собору».

После трех этапов голосования Собор утвердил трех кандидатов на патриарший престол: в первом туре больше всех голосов получил архиепископ Харьковский Антоний (Храповицкий), во втором – архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) и в третьем – председатель Собора митрополит Московский Тихон (Беллавин). Архиепископ Антоний, игравший заметную роль в политических событиях еще в дореволюционную эпоху, считался церковным консерватором. Владыка Арсений был одним из самых авторитетных архиереев и имел умеренно либеральную репутацию. Митрополита Тихона называли «самым добрым» из кандидатов, его уважали равно как консерваторы, так и либералы. Он происходил из среды рядового духовенства, имел ровный и открытый характер, располагал к себе людей. Еще в семинарии сверстники именовали его «архиереем», а в духовной академии – «патриархом».

Определить, кто возглавит церковное управление, должен был жребий. 5 (18) ноября 1917 года в храме Христа Спасителя состоялось торжественное богослужение. Были изготовлены три бумажных жребия (записки), которые вложили в ковчег. Вынимал жребий старец Смоленской Зосимовой пустыни иеросхимонах Алексий (Соловьев), а зачитал записку почетный председатель Собора митрополит Киевский Владимир (Богоявленский). В наступившей тишине он огласил имя избранного: «Тихон, митрополит Московский. Аксиос!»

В день избрания патриарха едва успели стихнуть кровопролитные бои в Москве между противниками и сторонниками большевистской власти. Интронизация состоялась 21 ноября (4 декабря) в Успенском соборе, в только что подвергавшемся артобстрелу Кремле.

Всего с 15 (28) августа 1917 года по 7 (20) сентября 1918 года прошли три сессии Собора, а затем он был вынужден прекратить работу, не выполнив всей своей обширной повестки. Предполагалось, что Собор вновь будет созван через два с половиной года. Однако этого не случилось. Оказалось невозможным созвать Собор и для выборов нового предстоятеля после кончины патриарха Тихона в 1925 году. Такие выборы состоялись только спустя 18 лет – в самый разгар Великой Отечественной войны, когда в сентябре 1943 года в Москве по инициативе Иосифа Сталина был созван Архиерейский собор Русской православной церкви.


Федор Гайда, доктор исторических наук