Жизнь в блокаде

Попытка гитлеровцев взять Ленинград штурмом успехом не увенчалась. Потеряв много времени, неся ощутимые потери в живой силе и технике, немцы надолго застряли под Северной столицей. В итоге фюрер Третьего рейха Адольф Гитлер принял решение блокировать город со всех сторон. При этом нацисты не выдвигали каких-либо условий капитуляции. По их мнению, Ленинград вместе с жителями должен был просто исчезнуть.

Помощь фронту

– Что гитлеровцы собирались сделать с населением в случае сдачи города?

– Окружив Ленинград, германское командование прекратило штурм, поставив задачу авиации и артиллерии уничтожить ПВО, разрушить электростанции, водопровод, склады и вообще всю инфраструктуру, обеспечивавшую жизнедеятельность города. Был издан приказ с требованием пресекать огнем любые попытки людей покинуть Ленинград. Об этом приказе были проинформированы все военнослужащие вермахта, включая рядовых. В документах гитлеровцев подчеркивалось: в случае решения русских сдать город капитуляцию не принимать, поскольку у немецкой армии нет возможности кормить население. Никакой милости от врага ждать не приходилось. Ленинградцам, чтобы выжить, надо было отстоять свой город, а Красной армии – прорвать кольцо блокады. Иного выхода не было.

– Существовал ли у советского командования план сдачи города?

– На случай вынужденного оставления Ленинграда был подготовлен план мероприятий, суть которых сводилась к тому, чтобы не допустить попадания в руки противника городских предприятий и стратегических объектов. Этот план «Д» был детально проработан в отношении всех объектов и крупных заводов и фабрик, определены люди, которые должны были вывести их из строя. Аналогичные документы существовали также для Москвы и других городов, находившихся под угрозой занятия германскими войсками.

– На довоенный Ленинград приходилось 10% советского ВПК. Оказывал ли в условиях блокады город помощь фронту, прежде всего Ленинградскому? Отправлялось ли что-то из произведенной продукции военного назначения на Большую землю?

– Конечно! В Ленинграде производились танки, «катюши», разные приборы и много чего еще. Только за второе полугодие 1941 года город дал фронту более 700 танков, около 3 тыс. противотанковых орудий, свыше 10 тыс. минометов, 58 бронепоездов, более 3 млн снарядов и мин, другую технику и вооружение. В Ленинграде было изготовлено 23,5% всех минометов, свыше 10% артиллерийских орудий и почти 15% танков от произведенных в целом по стране.

В период подготовки контрнаступления под Москвой член Государственного комитета обороны (ГКО) и секретарь ЦК ВКП(б) Георгий Маленков обращался к ленинградскому руководству с просьбой оказать всяческое содействие армии боеприпасами, минометами и артиллерийскими орудиями. В разгар Московской битвы из Ленинграда на самолетах отправили в столицу более 400 пушек, около 1 тыс. минометов разных калибров и почти 40 тыс. бронебойных снарядов. Это происходило в условиях охватившего город голода, когда требовалось срочно вывозить людей.

Но если в 1941 году ленинградская промышленность работала активно, то затем в связи с отсутствием электричества подавляющее большинство предприятий пришлось законсервировать. К концу 1943-го из города были эвакуированы 92 крупнейших предприятия различных отраслей. Мощность ленинградской промышленности по сравнению с довоенным уровнем сократилась более чем на 70%. В 1942–1943 годах городские заводы были заняты решением локальных задач, повсюду требовался ремонт. Тем не менее даже в самое тяжелое время в Ленинграде действовало около полусотни предприятий оборонной промышленности. Производились минометы, пулеметы, автоматы, снаряды и т. д. Хотя качество было не самым высоким, даже в условиях тяжелейшей зимы 1941–1942 годов в городе выпускалось более 100 наименований продукции.

Между жизнью и смертью

– Какие проблемы стали для горожан наиболее острыми во время блокады?

– Проблем было много, но все-таки главной являлась продовольственная. Причем дело было не только в том, что продовольствия в Ленинграде было мало, а нормы его выдачи пять раз сокращались. До 1 декабря 1941 года население не было закреплено за конкретными магазинами, что вынуждало людей проводить в очередях много времени. Важно и то, что до 1 марта 1942-го город не получал продовольствия в нужном объеме, который позволил бы обеспечить выдачу всем горожанам даже мизерных норм. С конца ноября 1941 года рабочим полагалось 250 граммов, а иждивенцам – 125 граммов хлеба. Но это не значит, что все ленинградцы их получали.

Много проблем создавал дефицит энергоресурсов. Необходимых запасов донецкого угля заранее сформировать не удалось. Уже в середине августа 1941 года нарком Военно-морского флота Николай Кузнецов ставил перед Совнаркомом СССР вопрос о том, что в Ленинграде и в целом на севере страны ощущается острый недостаток донецкого угля для Краснознаменного Балтийского флота. По этой же причине довольно быстро встала промышленность города, возникли проблемы с отоплением помещений. Для отопления люди начали разбирать деревянные здания.

Вскоре фактически прекратил работать водопровод. До весны 1942 года люди не могли пользоваться банями. Был парализован общественный транспорт. С сентября 1941-го немцы бомбили и обстреливали Ленинград. Наконец, было много иных проблем, связанных, к примеру, с тем, что происходила внутренняя эвакуация. Из южных районов города людей переселяли в северные, что приводило к уплотнениям.

С декабря 1941 года резко возросла смертность. При этом если до середины ноября Трест похоронных дел справлялся с захоронением умерших, то потом эта проблема стала чрезвычайно острой. В течение зимы 1941–1942 годов ее окончательного решения найти так и не удалось. Хотя появлялись братские могилы, было создано Пискаревское кладбище. Ситуация изменилась только весной 1942-го, когда на территории кирпичного завода начал работать крематорий.

– Как удалось в условиях высокой смертности не допустить вспышек эпидемий?

– Благодаря совпадению нескольких факторов. Во-первых, было очень холодно. Во-вторых, умерших все же сумели достаточно компактно сконцентрировать в моргах больниц и на кладбищах. В-третьих, с весны 1942 года завозились необходимые средства для дезинфекции возможных очагов заболеваний, заработал крематорий. В-четвертых, власть организовала работу по очистке города от трупов. В ней принимали участие все, кто мог.

– Численность погибших мирных жителей во время блокады оценивают по-разному. Какая цифра наиболее близка к истине?

– Определить число жертв очень сложно. В материалах Нюрнбергского процесса говорилось о 630 тыс. погибших ленинградцев. За эту цифру вплоть до горбачевской перестройки шла борьба. Бывший уполномоченный ГКО по обеспечению продовольствием Ленинграда и Ленинградского фронта Дмитрий Павлов настаивал на том, что ревизия этой цифры недопустима, поскольку за ней последует ревизия всего Нюрнбергского процесса. Ленинградские историки Валентин Ковальчук и Геннадий Соболев обоснованно доказывали, что в блокаду погибло более 800 тыс. горожан. Полагаю, что эта цифра намного ближе к истине.

Ни один город в ХХ веке не понес таких потерь гражданского населения. А если сюда добавить отдавших свою жизнь на фронте защитников Ленинграда, то число жертв приблизится к 1,5 млн человек. Это дает нам право говорить, что битва за Ленинград была одним из самых жертвенных сражений Второй мировой войны.

– Можно ли оценить, сколько человек погибло от авианалетов и артобстрелов и сколько от голода?

– Свыше 97% – подавляющее большинство погибших горожан – умерли от голода.

Как остаться человеком

– Какой была мораль блокадников? Как они пытались сохранить себя, как сопротивлялись расчеловечиванию?

– Очень сложный вопрос… К настоящему времени исследователям стали доступны дневники ленинградцев. В них отражено, как они жили и как оценивали окружающую обстановку, поведение членов своих семей, сослуживцев, соседей. Большинству людей, которые сделали сознательный выбор, оставшись в городе, нахождение в нем позволяло иметь связь с родственниками, призванными в армию и находившимися под Ленинградом. Эта связь с защищавшими город мужьями, отцами и братьями была чрезвычайно важной. В период первой блокадной зимы служившие в Красной армии родственники хотя бы раз приходили домой и приносили продукты. Сохранение семейных связей имело очень большое значение. Это во-первых. Во-вторых, взрослые, прежде всего женщины, видели смысл своей жизни в том, чтобы сохранить жизнь детей. Они жили для своих детей и близких.

В Ленинграде умирали семьями и выживали семьями. Важнейшим институтом сохранения себя и сохранения человека в себе были семьи. В них было проще решить задачи, выпавшие на долю горожан в условиях блокады. Надо было ходить и отоваривать карточки, искать дрова, добывать воду, обеспечивать безопасность детей. Ведь дети оказались самыми беззащитными в годы блокады и иногда становились объектами нападений. В рамках семьи существовало доверие, можно было добиться оптимального разделения труда и произвести ограниченное перераспределение скудных ресурсов. Если одинокий человек терял продовольственные карточки, его возможности выжить становились минимальными. В семье шансов справиться с проблемой и выжить было больше. Таким образом, поиски смыслов жизни, борьба за свою семью и за город, а также огромное желание дожить до победы способствовали тому, что большинство ленинградцев остались людьми.

Да, во многих дневниках и воспоминаниях приведены примеры того, как происходило расчеловечивание. В ряде дневников, в частности Лены Мухиной, отражена внутренняя борьба с самим собой в ситуации, когда человек нес домой полученный на семью хлеб и испытывал огромное искушение взять себе чуть больше, обделив других. Как только в 1942-м в Ленинграде мало-мальски наладилась жизнь, улучшилось снабжение, многие ненормальности стали преодолеваться.

– Отмечались ли у жителей осажденного города пораженческие настроения?

– Были настроения, связанные с ощущением безысходности и обреченности, вызванные неспособностью власти решить насущные проблемы ленинградцев. Такие настроения фиксировались информаторами партийных органов, военной цензурой и сотрудниками НКВД. Во время войны все письма подлежали обязательной цензуре. В декабре 1941 года военная цензура задержала 6% писем ленинградцев, в январе и феврале 1942-го – примерно 20%. Потом процент задержанных писем стал постепенно снижаться. Но даже в самые критические месяцы блокады пораженческие настроения не доминировали и никогда не определяли характер поведения основной массы ленинградцев. Хотя и были достаточно значительными, чтобы их принимать во внимание. Например, у органов НКВД вызывали серьезную обеспокоенность рукописные листовки, которые содержали призывы к проведению демонстраций и других протестных акций с требованием открытия фронта, прекращения сопротивления. Подобная деятельность пресекалась. В итоге в Ленинграде за все время блокады не было ни одной организованной акции, которая охватила бы значимое число горожан.

– Насколько широкое распространение получила спекуляция?

– Дефицит продовольствия неизбежно вел к появлению черного рынка и спекуляции. Ситуация на черном рынке, который существовал на протяжении всей блокады, менялась. Сначала были востребованы деньги. Но к концу 1941-го они уже не представляли для спекулянтов большого интереса, и на продовольствие стали обменивать драгоценности и промтовары.

– Как власть относилась к спекулянтам?

– Она оказалась перед выбором: бороться со спекуляцией или пытаться ее контролировать и, возможно, даже как-то узаконить. В результате если речь шла о небольших объемах, то подобные операции допускались. Известно, что в Ленинграде были разовые выдачи вина и водки. Выдавался табак. Все это можно было обменивать на продовольствие. Но если речь шла об объемах, значительно превосходящих то, что можно было получить по карточкам, в дело вмешивалась милиция.

Население выдвигало свои предложения. Например, возникла идея создать что-то вроде Торгсина [Всесоюзного объединения по торговле с иностранцами. – «Историк»], существовавшего в первой половине 1930-х годов. Поскольку это способствовало бы обузданию спекуляции и в принципе было выгодно государству, первый секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б) Андрей Жданов дал поручение проработать данный вопрос. К августу 1942-го вопрос был детально изучен. Однако внесенные предложения остались нереализованными – прежде всего потому, что к этому моменту в связи с эвакуацией подавляющей части нетрудоспособного населения проблема сошла на нет. Дальше со спекуляцией боролись репрессивными мерами.

Важно подчеркнуть: в результате функционирования черного рынка внутри города произошло колоссальное перераспределение ресурсов. Были сформированы, например, большие коллекции картин и предметов прикладного искусства. К сожалению, во время войны руки у властей до таких «коллекционеров» не дошли…

Власть и общество

– Чем отличалась вторая блокадная зима от первой? Какие уроки руководство Ленинграда извлекло из трагического опыта первых месяцев блокады?

– Численность населения во вторую блокадную зиму была существенно ниже, сократившись в четыре раза. Какие уроки руководство города извлекло из опыта первых месяцев блокады, просматривается в его деятельности. В 1942 году практически все нетрудоспособное население вывезли. Остались в основном люди, способные помогать фронту. Ресурсная база Ленинграда возросла. Стало больше продовольствия. Летом 1942-го по дну Ладожского озера был проложен трубопровод. По нему в город поступали нефтепродукты, которые в значительной степени удовлетворяли потребности промышленности в топливе. Осенью Ленинград начал получать электричество от Волховской ГЭС. Благодаря всем этим мерам смертность в городе стала приближаться к довоенному уровню, когда она была чуть больше 1% в месяц от общей численности населения. Из 3 200 000 горожан в апреле 1941 года умерли 3694, в мае – 3873, в июне – 3273 человека.

– Насколько соответствуют действительности советские представления о руководящей роли ВКП(б) в жизни блокадного Ленинграда?

– Ленинградский городской и областной комитеты ВКП(б) были центрами принятия подавляющего большинства важнейших решений – как правильных, так и ошибочных.

У нас не было тогда другой власти. И поэтому руководящая роль партии в организации обороны города у меня сомнений не вызывает. В начале сентября 1941 года, когда казалось, что немцы вот-вот ворвутся в Ленинград, ценой колоссальных усилий руководство города смогло удержать ситуацию под контролем и избежать хаоса. Это признавали даже немцы. Руководителям Ленинграда в тяжелых условиях удавалось формировать дивизии народного ополчения и бороться с большим числом проникших в город дезертиров: в середине сентября 1941-го ежедневно вылавливали до 1,5 тыс. дезертиров.

Все решения, связанные с выживанием города, были приняты в Смольном. В их числе – производство пищевых заменителей, строительство Дороги жизни по льду Ладожского озера и трубопровода по его дну.

Руководство Ленинграда, не сильно затронутое репрессиями конца 1930-х годов, отличалось высоким инновационным потенциалом. Сказалось и то, что оно имело опыт Советско-финляндской войны 1939–1940 годов.

Секретари Ленинградского горкома ВКП(б) Яков Капустин и Алексей Кузнецов, руководители военных отделов горкома и обкома партии очень хорошо знали оборонные предприятия города, участвовали в создании многих из них. У ленинградского руководства были хорошие связи с Москвой. Я уж не говорю о Жданове, который являлся секретарем ЦК ВКП(б). Алексей Косыгин, тогда заместитель председателя Совнаркома СССР, до переезда в Москву в январе 1939 года был председателем Исполкома Ленинградского городского совета. А Дмитрий Устинов, занявший в 1941-м пост наркома вооружения СССР, ранее работал директором ленинградского завода «Большевик». Жданов, Кузнецов и Терентий Штыков были членами военного совета Ленинградского фронта. Поэтому ставить под сомнение руководящую роль партии не приходится.

Правомерно было бы поставить вопрос о том, какую роль играла коммунистическая идеология во время Великой Отечественной войны. Действительно, ведь многие идеологические штампы в тот период ушли на второй план. Востребованы были не те члены партии, которые могли красиво говорить и цитировать «Краткий курс истории ВКП(б)», а те руководители, которые умели быстро принимать правильные управленческие решения и добиваться их реализации. Требовались люди, способные решать совершенно конкретные задачи.

– Как ленинградцы относились к Жданову, насколько авторитетен и популярен он был?

– Во время войны люди относились к нему позитивно. Он был авторитетным и популярным. Жданов воспринимался многими ленинградцами как главная фигура блокированного города. Его авторитет не ставился под сомнение.

Миф о ром-бабах

– Когда и почему возникли разговоры о том, что ленинградская партийная верхушка, и Жданов в том числе, жируют в осажденном городе, едят икру и ром-бабы? Насколько это соответствовало действительности? И как в реальности обеспечивалось питанием руководство города в условиях блокады?

– Что значит «жируют»? Да, руководители города питались намного лучше простых ленинградцев. Число таких людей было очень небольшим – не более 300 человек. Сейчас рассекречены материалы продовольственной комиссии военного совета Ленинградского фронта. В них есть и нормы питания руководящих работников – высшей партийной номенклатуры.

Действительно, в ноябре 1941 года в одном из райкомов имели место злоупотребления в связи с празднованием 24-летия Октябрьской революции: руководители райкома позволили себе икру и т. д. И были наказаны. Подобного рода нарушения оперативно пресекались. А те сотрудники горкома, которые во время блокады пытались заниматься спекуляцией, немедленно исключались из партии и предавались военному трибуналу. Кстати, обвинений в спекуляции высшим партийным и советским работникам блокадного Ленинграда не было предъявлено даже в известном «Ленинградском деле». А ведь оно было сфальсифицировано с целью опорочить руководство города!

Между тем разговоры о том, что партийные функционеры жизни народа не знают и живут в гораздо лучших условиях, возникли еще во время блокады. Хотя напоказ руководители города не вели себя так, чтобы их в чем-то можно было обвинить. На заседаниях партийного актива Кузнецов призывал к скромности и говорил: «Мы должны быть родителями для всех детей Ленинграда». Для него эти слова не были пустой фразой. Во время блокады у власти и народа была одна общая цель – отстоять город, выстоять и победить. Разделение на «мы» и «они» в данном случае нарочитое.

И уж точно не был потребителем ром-баб Жданов: он страдал сахарным диабетом, а при таком диагнозе сладкое категорически противопоказано.

– Откуда же пошли слухи о ром-бабах?

– Что касается этих слухов, то здесь, как это ни парадоксально, сыграла свою роль советская пропаганда. С целью показать стране, что Ленинград живет, воюет и не терпит бедствий, в газетах печатали разные фотографии, в том числе с ром-бабами. Дошло до того, что в начале 1942 года в Ленинград из других городов стали поступать весьма необычные письма. В одном из них содержалась просьба к ленинградцам выслать в Казань конфет – был такой курьезный случай. Пропаганда работала так, что за пределами Ленинграда у людей складывалось впечатление, что в городе на Неве все хорошо. Реальную картину жизни Ленинграда тогда мало кто знал.

 

 

Города-герои

В приказе Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина № 20, вышедшем 1 мая 1945 года, когда уже шла битва за Берлин, кроме поздравлений с Международным праздником трудящихся и реляций о «последнем штурме гитлеровского логова» говорилось: «Сегодня, 1 мая, произвести салют в столицах союзных республик: Москве, Киеве, Минске, Баку, Тбилиси, Ереване, Ашхабаде, Ташкенте, Сталинабаде, Алма-Ате, Фрунзе, Петрозаводске, Кишиневе, Вильнюсе, Риге, Таллине, а также в городах-героях: Ленинграде, Сталинграде, Севастополе и Одессе – двадцатью артиллерийскими залпами». Безусловно, тем самым подчеркивался неоценимый вклад перечисленных городов-героев – их жителей и защитников – в победу над фашистами. Первым в этом ряду не случайно шел Ленинград: город, выдержавший 872 дня блокады, уже не раз называли героем, именно так и вошло в обиход это понятие. В указе Президиума Верховного Совета СССР от 21 июня 1961 года «Об учреждении медали «За оборону Киева»» городом-героем была названа и столица Украины.

Официальное же положение о высшей степени отличия – звании города-героя – было утверждено Президиумом Верховного Совета 8 мая 1965-го. В этот же день вышли указы о награждении Ленинграда, Волгограда (Сталинграда), Севастополя, Одессы и Киева, уже давно названных городами-героями, медалью «Золотая Звезда». Кроме того, этой высшей степени отличия были удостоены Москва и крепость-герой Брест. В 1973–1985 годах почетное звание получили еще шесть городов: Керчь, Новороссийск, Минск, Тула, Мурманск и Смоленск.

 

 

Дневник Тани

Двенадцатилетняя девочка с Васильевского острова всего на девяти листках своего дневника рассказала о том, что такое блокада

Таня Савичева родилась в многодетной и дружной ленинградской семье. Савичевы жили в доме № 13/6 на 2-й линии Васильевского острова. Три сестры – Женя, Нина и младшая Таня, братья Лёка и Миша, их мама Мария Игнатьевна и бабушка Евдокия Григорьевна. Отец умер в 1936 году, но этажом выше находились квартиры его братьев – Василия и Алексея, во всем помогавших большой семье. 22 июня 1941 года, как обычно, они отмечали день рождения бабушки. Для них это был последний праздник. Начались прифронтовые будни. Нина рыла окопы, Женя тайком от бабушки и мамы сдавала кровь для раненых, Таня собирала бутылки для «коктейлей Молотова». Мишу война застала в деревне Дворищи, там он гостил у родственников. Многие его похоронили, но Михаил Савичев попал в партизанский отряд, сражался против гитлеровцев и дожил до победы.

Наступила первая блокадная зима – самая жестокая. Как-то Таня нашла дома записную книжку старшей сестры – Нины. Многие страницы были уже заполнены, но листы для телефонных номеров, выстроенные в алфавитном порядке, оставались чистыми. Таня, ослабевшая от голода, решила записывать туда все самое важное.

Вскоре там появилась первая карандашная запись – под буквой «Ж»: «Женя умерла 28 дек. в 12.00 час. утра 1941 г.». Голод унес ее первой. Через месяц под буквой «Б» появилась вторая запись: «Бабушка умерла 25 янв. 3 ч. дня 1942 г.». Она просила не хоронить ее сразу, а оставить в холодной комнате и получать хлеб по ее карточке: «Вы не бойтесь, я тихонечко полежу».

Той блокадной зимой Тане исполнилось 12 лет. Следующая ее запись значилась под буквой «Л»: «Лёка умер 17 марта в 5 час. утра 1942 г.». За ним последовали дядя Вася и дядя Леша. А 13 мая девочка сделала сразу четыре записи. Во-первых, под буквой «М»: «Мама в 13 мая в 7.30 час. утра 1942 г.».

Слово «умерла» она пропустила. Но под буквой «С» написала: «Савичевы умерли», под буквой «У»: «Умерли все», а под буквой «О»: «Осталась одна Таня». Что творилось в ее душе в тот черный день?

Сироту пригрела бабушкина племянница. От истощения девочка почти не двигалась. Летом 1942 года Таню отправили в детский дом, который в августе был эвакуирован в поселок Шатки. Оттуда Таня попала в лечебницу в селе Понетаевка. Туберкулез, цинга, дистрофия, слепота, нервное истощение. Санитарка Анна Журкина, похоронившая Таню, рассказывала: «Худенькое личико, широко открытые глаза. День и ночь я не отходила от Танечки, но болезнь была неумолима, и она вырвала ее из моих рук. Я не могу без слез вспоминать это».

Таня не знала, что одна из ее сестер – Нина – все-таки выжила, как и брат Миша. Однажды в феврале 1942-го Нина не пришла со смены домой, потому что ее спешно эвакуировали вместе с Невским машиностроительным заводом. Она тогда даже не сумела подать весточку родным. После войны Нина нашла среди Таниных вещей ее блокадный дневник. Он попал в руки Льва Ракова – историка, научного сотрудника Эрмитажа. На выставке 1946 года «Героическая оборона Ленинграда» этот дневник увидели тысячи людей. Трудно было сдержать слезы. Израненные герои войны отводили глаза…

Всего девять страниц из истории блокады, из истории самой обыкновенной ленинградской семьи. Точнее и глубже, чем Таня, об этой трагедии не расскажешь.

(Фото: РИА Новости)