Гиря на шее

Вопрос о том, правильно ли поступило советское руководство, приняв решение о введении военного контингента в Афганистан, находится в ряду тех вопросов, которые так и останутся спорными.

С одной стороны, понятно желание позднего Советского Союза найти в лице Афганистана еще одного союзника, создать на южных рубежах страны дружественное государство, поддержать идейно близкое руководство этого государства, расширить сферу собственного геополитического влияния в ключевом регионе земного шара, где к тому времени СССР уже начал терять свои позиции. Однако просчитать все последствия и даже сам характер вторжения в Афганистан советское руководство так и не сумело. И отсюда – весьма плачевный итог афганской кампании.

Причин этому несколько. Начать нужно с того, что многие эксперты и вовсе считают «афганскую проблему» в принципе неразрешимой. По крайней мере теми способами, какими ее пытался решить Советский Союз, а до него – в конце XIX века – Великобритания, а после него – уже в начале XXI века – США, то есть путем введения иностранного воинского контингента. Тем более что СССР, вводя войска в Афганистан, действовал практически в одиночку. Вспомним, нынешняя коалиция, возглавляемая американцами, включает в себя несколько десятков стран, однако вот уже полтора десятилетия не может решить проблему с Афганистаном. Что уж говорить об СССР, который, введя войска в 1979 году, был подвергнут остракизму со стороны почти всего мирового сообщества.

К тому же армия, как показал опыт этой войны, оказалась не готова к ведению боевых действий в специфических условиях Афганистана – в ситуации, когда линия фронта как таковая практически отсутствует, а противник в сложных природных условиях действует исключительно партизанскими методами. В итоге получилось так, что за эти почти десять лет Советский Союз понес серьезные людские потери (в целом – около 15 тыс. человек убитыми), весьма ощутимый экономический ущерб, а при этом задача, которая ставилась, так и не была решена.

Как говорил Збигнев Бжезинский, в то время советник американского президента, Афганистан превратился для СССР в своеобразную ловушку: попав в нее, Москва с трудом смогла из нее выбраться, причем весьма и весьма ослабленной. В связи с этим бытует даже версия о том, что США сознательно втягивали СССР в «афганский капкан», понимая, что такое вторжение может стать для Москвы фатальным, что нарастание внутренних проблем на фоне неизбежной внешней изоляции добьет страну окончательно. Кстати, Штатам и правда удалось изолировать нашу страну на мировой арене, объединив против нее такие враждующие между собой силы, как страны Запада, Китай, Иран, Пакистан, международные исламистские движения. Можно, конечно, считать это конспирологией, но Бжезинский и американская администрация определенно действовали в расчете на то, что Афганистан не усилит Советский Союз, а, наоборот, станет той пропастью, в которую он провалится. Именно так и произошло.

В этом контексте решение Михаила Горбачева о выводе войск из Афганистана стало вынужденной, но единственно возможной мерой. Находиться там дальше не имело никакого смысла, потому что советский контингент противостоял не только моджахедам, но и всем тем силам, которые стояли за ними. А это была целая международная коалиция, и тягаться с ней нам было не под силу. Если бы войска не вывели, были бы новые жертвы, но принципиально ничего бы не изменилось. Поэтому Горбачев пошел на совершенно правильный шаг. Дальнейшее советское военное присутствие в Афганистане не привело бы ни к чему хорошему. К тому же надо помнить, что решение о выводе войск было принято уже тогда, когда на первый план стали выходить внутренние проблемы СССР и ни одну из этих проблем государство не могло решить. В этих условиях Афганистан был своеобразной гирей на шее нашей страны, и уход из него стал вынужденным, но совершенно необходимым.

В конце 1980-х годов происходил обвал, которого и следовало ожидать: Москва уже не могла помогать политическим режимам, созданным ею по всему миру в течение десятилетий. Она уходила из этих стран, а без ее помощи большинство из них не имело никаких шансов на выживание. И это касалось не только Афганистана, но и других стран, которые, как полагали в СССР, встали на путь строительства социализма.

В этом обвале можно упрекать всех советских руководителей, так и не сумевших влиять на другие страны и вести за собой не столько силой экономической и политической зависимости, сколько силой собственного примера. Но при этом надо понимать: поддержка своего влияния в мире обходилась Советскому Союзу в десятки миллиардов долларов. На каждый такой Афганистан шли огромные деньги. Однако советская казна к этому времени порядком опустела. Ее наполнение стало непосильной проблемой для умирающего Советского Союза. Супердержава с огромным населением и некогда мощной экономикой надорвалась, ей оказалось не под силу решить задачи, которые она сама на себя взвалила.