«Героям Сталинградской битвы»

Полвека назад на Мамаевом кургане был открыт исполинский монумент «Родина-мать зовет!», ставший символом подвига не только сталинградцев, но и всего народа-победителя

Конкурс на создание памятника в Сталинграде объявили еще во время войны, в сентябре 1944 года, когда сомнений в победе над Германией уже не оставалось.

В проектах недостатка не было. Архитектор Георгий Марцинкевич предлагал поставить высокую колонну с огромной фигурой Сталина, которая бы парила над Мамаевым курганом. А Андрей Буров (зодчий высочайшей пробы) – 150-метровую пирамиду с каркасом из переплавленных танков и храм героев. Французы представили проект памятника в виде гигантского меча, пронизывающего фашистскую каску. Но все варианты были забыты, когда за дело взялся монументалист, всю жизнь прославлявший подвиги Красной армии.

Фактор Вучетича

В советском искусстве существовал человек, заработавший репутацию специалиста по невозможному. Евгений Вучетич! Это он создал памятники генералам Михаилу Ефремову и Николаю Ватутину, а в 1949-м установил солдата с девочкой на руках в берлинском Трептов-парке.

Вучетич прошел фронт. В первые дни войны записался добровольцем, начал службу рядовым, завершил – комбатом. Воевал на Волховском фронте, на подступах к Ленинграду. Под Любанью, у деревни Мясной Бор, ему удалось вывести батальон из окружения. Самого Вучетича вынесли на шинели – раненого и контуженного. Тяжелая контузия давала о себе знать до конца жизни: у скульптора появился дефект речи. После госпиталя к воинской службе его не допустили, и фронтовика приняли в Студию военных художников имени М.Б. Грекова. Уже в годы Великой Отечественной он создавал скульптурные портреты героев, проектировал памятники.

Вучетичу приходили письма от воинов-сталинградцев, десятки писем. Одно из них особенно запало в душу: «Вы создали бессмертный памятник солдату в Берлине, на чужой земле. Это хорошо. Но почему нет такого памятника на нашей родной земле, политой кровью ее лучших сынов? Но не я один спрашиваю Вас, скульптор Вучетич, об этом». После таких слов у него путей к отступлению уже не было, и он бросил все силы на реализацию проекта.

Ходят легенды о том, что замысел сталинградского мемориала Вучетич обсуждал в личном разговоре с Иосифом Сталиным, высоко ценившим дарование скульптора. Но приступить к этой работе удалось только в хрущевские времена.

Образ матери

Идея парящей над городом женской фигуры пришла не сразу. Сначала Вучетичу виделась такая композиция: мать передает меч коленопреклоненному бойцу, благословляя его на битву. А потом стало ясно, что центральная фигура должна быть одна. Какое слово в русском языке главное? Родина. Существительное женского рода. При слове «Родина» у каждого из нас возникает длинный ряд ассоциаций. В былинные времена говорили: мать-земля русская. Плакат «Родина-мать зовет!» художника Ираклия Тоидзе в первые дни войны всколыхнул страну. Так была найдена героиня. Родина в женском, материнском образе, а вокруг нее – солдаты. В мировом искусстве есть аналогии: женщина-воительница, Афина Паллада, центральный образ скульптурной группы «Марсельеза» на парижской Триумфальной арке…

О первоначальном конкурсе на создание сталинградского памятника к 1950-м годам давно забыли. А Никита Хрущев доверял вкусу и профессионализму Вучетича. Помогла проекту и энергия маршала Василия Чуйкова, легендарного командующего отстоявшей Сталинград 62-й армии, который показал себя горячим сторонником грандиозных замыслов скульптора. Однако не менее важная фигура в таком начинании – архитектор. Яков Белопольский был постоянным соавтором Вучетича. Они вместе работали над мемориалом в Трептов-парке и Сталинскую премию за берлинский проект получали тоже вместе. Содружество продолжилось и в Сталинграде.

Образ Родины-матери складывался годами, позировали Вучетичу многие. Лицо он ваял с жены и в ее честь называл свою скульптуру Верочкой. А фигуру лепил со знаменитой спортсменки. Нина Думбадзе была первой советской рекордсменкой мира в олимпийской дисциплине – в метании диска. И оставалась лучшей больше десяти лет. Правда, свой единственный олимпийский шанс она упустила: в Хельсинки в 1952 году стала лишь третьей, уступив более молодым подругам по команде. Ее спортивную стать и увековечил Вучетич на Мамаевом кургане.

В те времена 9 мая еще не было красным днем календаря. День Победы, разумеется, отмечали, но сравнительно скромно. Правда, к Сталинграду Хрущев относился с особым чувством: как-никак, он был членом Военного совета Сталинградского фронта. Стройку обеспечили всем необходимым. Любопытный штрих: грузовики, доставлявшие бетон для мемориала, получили право проезда на красный свет. Работы начались в 1959-м и были завершены в 1967 году. Почти восемь лет. Получилось, что задумали памятник еще при Сталине, стали возводить его при Хрущеве, а открывали мемориальный комплекс Леонид Брежнев и Алексей Косыгин. К 20-летию Победы строители не успели. Следующая дата – 50-я годовщина Октябрьской революции. Торжественное открытие мемориала состоялось 15 октября 1967 года, а в феврале 1968-го у подножия монумента «Родина-мать зовет!» всем миром праздновали 25-летие сталинградской победы.

Авторов удостоили орденов и премий, но споры вокруг монумента начались задолго до его открытия.

Спор о мемориале

Оппонентов у Вучетича было немало. В феврале 1960-го в «Комсомольской правде» вышла статья писателя Бориса Полевого, который усомнился в идейной и эстетической ценности строящегося памятника. С Полевым многие согласились. Несколько критических публикаций подготовила «Литературная газета». Особенно грозно звучал отклик поэта Константина Симонова: «Сталинградский подвиг был самым громадным событием войны – это бесспорно. Но вовсе не обязательно самый громадный подвиг увенчивать самым громадным по размерам памятником. Настоящее искусство так же хорошо должно знать чувство меры, как его знают настоящие люди. И добавим: подлинно героическому искусству должна быть всегда присуща скромность, так же как она присуща подлинным героям. Эта мысль кажется мне принципиально важной. А конкретно о проекте памятника работы Е. Вучетича я хотел бы высказаться тогда, когда для сравнения увижу рядом с ним другие конкурсные проекты».

Вучетич от этих споров слег с сердечным приступом. Но в руководстве страны на критиков смотрели косо: на Мамаевом кургане вовсю шли работы, деньги отпущены, а потому какие тут могут быть диспуты?

В декабре 1962 года на встрече с деятелями культуры в Доме правительственных приемов на Ленинских горах Хрущев выразил свое возмущение по поводу публикаций в «Литературной газете», в которых критиковались планы Вучетича. Он спросил зал: «А не поменять ли нам руководство этой газеты?» После такой реплики первого секретаря ЦК еженедельник возглавил новый редактор – знаменитый Александр Чаковский, который выпадов против сталинградского мемориала не дозволял.

Есть такое презрительное словечко – «гигантомания». Его произносили как упрек Вучетичу. Но даже писатель-сталинградец Виктор Некрасов, который был противником этого проекта, увидев скульптуры Вучетича воплощенными, встал перед ними на колени, вспоминая павших товарищей…

Пока на Мамаевом кургане разворачивалось грандиозное строительство, весь мир узнал имена первых космонавтов, а научные аппараты устремились уже к Марсу и Венере. Значит, и мемориал требовался «на всю галактику» – такой, чтобы и из космоса было видно. И «Родину-мать» космонавты не раз фотографировали с орбиты. Наша память о Великой Отечественной войне и благодарность фронтовикам – огромны. Исполинский памятник символизирует это чувство. Вучетичу и его соавторам удалось и воспеть Победу, и оплакать павших – с тактом и мастерством.

Воплощение в бетоне и металле столь уникального проекта – дело тяжелейшее, и, конечно, не обошлось без огрехов. 14-тонный меч изготовили из нержавеющей стали и обшили титановыми листами. Но жизнь показала, что такое решение не подходит. Меч раскачивался и скрипел на ветру. В 1972 году его заменили – на стальное оружие с отверстиями для снижения парусности. Поговаривали, что именно из-за «проблемного» меча конструкторы монумента не получили Ленинской премии.

Неожиданные сложности возникли и с организацией подсветки. Прожекторы производил Гусевский завод светотехнической арматуры, что в Калининградской области. Но накануне открытия сталинградского мемориала вся его продукция уходила в Москву и Ленинград: столицы готовились к 50-летию Октября, нужно было наводить лучи на исторические здания. Пришлось взывать к энтузиазму: чтобы помочь Сталинграду, в цехах работали без выходных.

Симфония героики

Патетика была стихией Вучетича. В камне и в бетоне он создавал эпос. Скульптор так определял свое кредо: «Силой художественных образов, произведениями искусства можно вдохновлять всех нас на великую и справедливую борьбу, рождать во всех нас безусловную веру в победу нашего дела над врагами. Ведь наше искусство является для потомков глубоким познанием жизни прошлого – не в научных или философских выкладках, а именно в художественных образах. Кипящие страсти наших грозных дней должны величественно и патетически взволнованно «застыть» на холстах, в бронзе, в мраморе и, перешагнув «через хребты веков», пробудить у человека будущего те же чувства, которыми были наполнены сердца наших героев, отдавших Родине свои горячие жизни». Высокопарно? Но таковы законы жанра.

Грандиозный монумент «Родина-мать зовет!» стал вершиной многообразного мемориального комплекса «Героям Сталинградской битвы». Его Вучетич и Белопольский создавали как симфонию, в которой важна каждая нота. Это место славы и скорби. В 200 метрах от скульптуры «Родина-мать» находится легендарная 102-я высота, за которую в течение 140 дней шли бои. В кургане, над которым парит статуя, похоронено почти 35 тыс. героев Сталинграда. Священное место!

Под стать главному монументу и известная композиция «Стоять насмерть», и площадь Скорби со скульптурой матери, оплакивающей погибшего сына. Обстоятельная прогулка по мемориалу займет несколько часов. Стены-руины, которые вырастают вдоль дороги к кургану, переносят нас в 1942 год. Левая стена посвящена клятвам защитников Сталинграда: «Ни шагу назад!», «В наступление, товарищи!», «На Берлин!». На правой представлены сцены жесточайших сражений, среди которых защита Дома Павлова и героическая гибель Михаила Паникахи, который сгорел, как факел, но остановил немецкий танк. На стене площади Героев – надпись, цитата из фронтового очерка писателя Василия Гроссмана: «Железный ветер бил им в лицо, а они все шли вперед, и снова чувство суеверного страха охватывало противника: люди ли шли в атаку, смертны ли они?!»

Меч Победы

Волгоградская «Родина-мать», конечно, не единственный в мире гигантский памятник. Можно вспомнить Будду Весеннего храма в китайском поселке Чжаоцунь, статую Христа-Искупителя в Рио-де-Жанейро, церетелиевского императора Петра в Москве… Но по выразительности и экспрессии у сталинградского памятника нет равных среди монументальных исполинов, которые, как правило, выглядят тяжеловесно и стоят как вкопанные, а впечатление производят только масштабами. Позы у них лишены динамики: просто огромные столбы, колоссы. А вучетичевская многометровая фигура женщины с поднятым мечом устремлена вперед, Родина-мать ведет за собой, призывает воинов бороться и побеждать. Спина изогнута, руки раскинуты… Она живая.

Скульптору удалось воплотить неподъемный замысел. «Что нам хотелось сказать людям этим памятником на историческом Мамаевом кургане, на месте кровавых битв и бессмертных подвигов? Мы стремились передать прежде всего несокрушимый моральный дух советских воинов, их беззаветную преданность Родине, – писал Вучетич. – Памятник «Героям Сталинградской битвы» – это памятник величайшему историческому событию. Это памятник массе героев. И потому мы искали масштабные, особо монументальные решения и формы, которые, на наш взгляд, позволили бы наиболее полно передать размах массового героизма. <…> Поэтому такое содержание не могло быть воплощено в обычном типе памятников, представляющих собой однофигурную или многофигурную композицию на постаменте. Именно памятник-ансамбль как высшая форма монументального искусства открывал пути к раскрытию смысла и значения Сталинградской битвы».

Была у Вучетича и такая задумка: скрепить триптихом мемориалов все пространство войны. Сквозной образ – меч Победы. Меч, выкованный в тылу на Урале, был поднят Родиной-матерью в Сталинграде и опущен уже после разгрома фашистов в Берлине. Оставалось поставить памятник на Урале. Но Вучетич не успел: магнитогорский монумент «Тыл – фронту» был создан уже после его смерти. Скульптор Лев Головницкий стал продолжателем традиций Вучетича. А помогал ему все тот же архитектор Белопольский. Истинно русская история: меч Победы из уральской кузницы так высоко взвился над Мамаевым курганом, что его из Берлина видно!

 

Сталинград на карте мира

Имя города-героя, сражение за который стало переломным пунктом всей Второй мировой войны, увековечено не только в России

Сталинград и английский Ковентри в 1944 году стали первыми в мире городами-побратимами. Позже их примеру последовали многие города. Почему именно Ковентри? Дело в том, что этот британский промышленный город в 1940–1942 годах германская авиация практически полностью превратила в руины. Для англичан он стал символом войны и жертвенности. Когда начались бомбардировки в Сталинграде, женщины Ковентри отправили письмо сталинградским сестрам: «Из города, растерзанного в клочья главным врагом мировой цивилизации, наши сердца тянутся к вам, тем, кто гибнет и страдает гораздо больше нашего». В Ковентри есть улица Сталинградской битвы.

Память о героях Сталинграда чтут во Франции. Потомки галлов не забывают, что 100-я, 113-я и 295-я гитлеровские дивизии, первыми вторгшиеся в 1940 году в Париж, были уничтожены именно в этом городе на Волге. Площадь Сталинградской битвы находится неподалеку от бульвара Ла-Виллет в исторической части Парижа. Жители столицы Франции чаще называют ее лаконично – Сталинград. Это название появилось стихийно еще в годы войны, при Временном правительстве, на муниципальном уровне его зафиксировали позже. С 1946 года имя города-героя также носит расположенная поблизости станция метро.

В составе Большого Парижа есть еще улица и аллея, названные в честь Сталинграда. А в Лионе каждому известен Brocante Stalingrad – один из крупнейших в Европе антикварных рынков. Марсель, Бордо, Канны, Ницца, Нант, Гренобль, Тулуза, Сент-Этьен, Антони, Тулон – во всех этих французских городах имеются улицы, площади, бульвары, напоминающие о победном сражении Красной армии.

В столице Бельгии Брюсселе есть проспект Сталинграда. Помнят о великом противостоянии на Волге и в Италии: после падения режима Муссолини в честь победы советских войск под Сталинградом были переименованы улицы в Болонье и Милане. Появилось подобное название и на карте индийского Амбаттура.

Из городов постсоветского пространства упомянем Донецк с площадью Героев Сталинграда. Ее уж точно не переименуют в площадь какого-нибудь Шухевича.

 

Самый высокий светский монумент

Более 20 лет волгоградский монумент «Родина-мать зовет!» оставался рекордсменом: сама скульптура (без пьедестала) считалась самой большой в мире – 85 метров. Она почти на 40 метров выше американской статуи Свободы. Сегодня центральный монумент на Мамаевом кургане входит в десятку самых высоких статуй в мире, причем «Родина-мать» остается самой высокой нерелигиозной скульптурой. Выше – только Будды.

Масса памятника – более 8 тыс. тонн. На строительство пошло около 5,5 тыс. тонн бетона и 2,4 тыс. тонн металлических конструкций (без учета основания, на котором установлена скульптура). Жесткость каркаса поддерживается 99 натянутыми металлическими тросами, которые находятся внутри статуи. Подобные тросы стягивают и Останкинскую телебашню в Москве. Что неудивительно, поскольку и у того и у другого уникального проекта один главный конструктор – Николай Никитин. Альпинисты постоянно наблюдают за состоянием скульптуры, чтобы своевременно покрывать ее поверхность водоотталкивающими средствами.

 

Награда в честь города-героя

Медаль «За оборону Сталинграда» была учреждена в те дни, когда великое противостояние на Волге еще было далеко от завершения. Сама идея такой награды появилась уже осенью 1942 года. 24 ноября Иосиф Сталин дал указание в срочном порядке разработать медали за оборону Москвы, Ленинграда, Одессы, Севастополя и Сталинграда.

Над эскизами работал классик медальерного искусства – художник Николай Москалёв. Лицевая сторона сталинградской медали получила истинно фронтовую композицию, простую и величественную. Здесь изображен сомкнутый ряд советских бойцов в шинелях и касках, направляющих винтовки на врага. Над солдатами справа развевается знамя, а слева мы видим очертания танков и самолетов. На реверсе – надпись в три строки: «За нашу советскую Родину», над ней – изображение серпа и молота.

О появлении новой награды возвестил указ Президиума Верховного Совета СССР от 22 декабря 1942 года. Первым медаль «За оборону Сталинграда» получил командующий 64-й армией генерал-лейтенант Михаил Шумилов. Всего ею было награждено около 760 тыс. бойцов и командиров. Эта медаль, как победа, одна на всех – от генерала до рядового.

1 мая 1945 года приказом Верховного главнокомандующего Сталинград, Ленинград, Севастополь и Одесса были названы городами-героями. Спустя 20 лет, 8 мая 1965-го, город на Волге был награжден медалью «Золотая Звезда» и орденом Ленина. Правда, к этому времени он уже не был Сталинградом: в 1961-м его переименовали в Волгоград.