Георгий Победоносец

Маршал Советского Союза Георгий Жуков вошел в историю как величайший полководец Второй мировой войны и всего XX века. Это признают не только в России, но и во всем мире.

7V_010

Он воевал с первого до последнего дня войны. Собственно, его подпись под Актом о безоговорочной капитуляции Германии и поставила точку в продолжавшейся почти четыре года битве Советского Союза с фашистской Германией. Получается, войну начал Гитлер, а завершил ее маршал Жуков. Так что даже по формальным основаниям он и есть – маршал Победы.

7.kukryniksy_300dpiПодписание Акта о безоговорочной капитуляции Германии. Худ. Кукрыниксы. 1946

Его биография более чем типична для своего времени. В отличие от породистых немецких генералов, «военной косточки» как минимум в третьем, а то и в пятом, десятом поколении, а также от военачальников союзных армий с дипломами лучших военных учебных заведений – от Вест-Поинта до Сен-Сира, Жуков родился и вырос в деревне, получил начальное образование, а в армии оказался 19-летним.

Первая мировая, затем Гражданская, во время которой он и стал командиром Красной армии. Потом, на закате своих дней, маршал размышлял: «Революция дала мне возможность прожить совершенно иную жизнь – яркую, интересную, полную сильных переживаний и больших дел. Я всегда чувствовал, что нужен людям, что постоянно им должен. А это, если думать о смысле человеческой жизни, – самое главное».

Он нашел себя в военном деле в период русского лихолетья, когда одна часть России воевала с другой. Таких было много в Красной армии. Свой первый орден – самый почетный в РККА орден Красного Знамени – Жуков получил за бой под Тамбовом во время подавления Антоновского мятежа. Свои сражались со своими – такова неумолимая логика гражданской войны.

С весны 1923 года он уже командует кавалерийским полком. И только после окончательной победы над белыми его отправляют учиться военному делу в Высшую кавалерийскую школу. До конца 1930-х его жизнь так или иначе будет связана с кавалерией…

На Западе долгое время свысока смотрели на «красных генералов». Как правило, большинство из них отличилось в Гражданскую, а их солдатский, в лучшем случае унтер-офицерский опыт Первой мировой был, с точки зрения европейских полководцев, как бы не в счет. Впрочем, после побед Жукова над немцами такой взгляд на Красную армию потерял какую-либо актуальность…

Позади Москва

Потом уже в одной из изданных на Западе биографий Жукова появится сухой подсчет его военных достижений: из почти 200 крупных операций Великой Отечественной, осуществленных в масштабах одного или нескольких фронтов, примерно 60, причем самых важных и сложных, были спланированы и проведены им, Георгием Жуковым. Да что там «спланированы и проведены» – выиграны под его непосредственным командованием, благодаря его полководческим талантам, часто – вопреки людям и обстоятельствам.

Ни у одного другого военачальника – ни у советского, ни у союзного, ни у германского – не было такого послужного списка. Даже Дуайт Эйзенхауэр, который освобождал Западную Европу и уже по одной этой причине на Западе считается самым крупным военачальником союзных армий, не идет ни в какое сравнение. Американский кавалер нашего ордена «Победа», по сути, добивал обреченную поражениями на советско-германском фронте немецкую армию, которая ко времени высадки союзников в Нормандии в 1944 году уже утратила многие свои боевые качества. Жуков же сражался с непобедимой на тот момент армией Гитлера и побеждал – под Москвой, под Сталинградом, на Курской дуге. Именно эти победы и решили исход Великой Отечественной, а значит, и всей Второй мировой войны.

Но все-таки самой трудной была победа под Москвой. Масштаб нависшей над столицей катастрофы трудно переоценить. Красная армия катилась на восток с июня, и к октябрю наступил критический момент. Ситуация сложилась хуже некуда, и сил, которые оставались в распоряжении Жукова, было так мало, что иногда он просто не знал, как их распределить по участкам фронта.

Советский военачальник Георгий Жуков (справа) во время боевых действий на реке Халхин-ГолГ.К. Жуков (справа) во время боев на реке Халхин-Гол. 1939 год
/РИА Новости

«РЕВОЛЮЦИЯ ДАЛА МНЕ ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОЖИТЬ СОВЕРШЕННО ИНУЮ ЖИЗНЬ – яркую, интересную, полную сильных переживаний и больших дел»

Порой можно услышать, что осенью 1941-го многие могли бы сделать то же самое, что и Жуков, окажись они на его месте, – и Константин Рокоссовский, и Иван Конев, и даже Андрей Власов, который тогда еще не был предателем и даже получил орден Ленина за бои под Москвой. Можно сколько угодно гадать на этот счет. Однако, похоже, ни у кого из тогдашних генералов и маршалов все-таки не было того комплекса качеств, который был у генерала армии Жукова, – крепких нервов, хладнокровия, железной воли и доверия со стороны Сталина.

Действительно, именно под Москвой родился этот своеобразный тандем: вождь и полководец, Верховный и его единственный зам. В годы войны Жуков, в отличие от других советских военачальников, имел прямой доступ к Сталину и умел заставить Верховного главнокомандующего прислушиваться к его мнению. Это было сложно. Но в условиях войны, грозившей самому существованию Советского государства, Сталину просто необходимо было как-то совладать со своей извечной подозрительностью, на которой во многом держалась выстроенная им в предыдущее десятилетие политическая система. К тому же откровенность Жукова, его прямота, строгость и дисциплинированность явно нравились Верховному главнокомандующему, который терпеть не мог расхлябанность и неточность.

Столкнувшись с серьезнейшими недостатками системы, следствием которых и были во многом тяжелые поражения лета-осени 1941 года, Жуков действовал одновременно умно и жестко, не чураясь даже жестокости. Но только это и сделало возможной победу в экстремальных условиях. Планы Гитлера (в результате операции «Барбаросса» дойти до линии Архангельск – Астрахань) рухнули. Блицкриг, молниеносный удар – это был его шанс, и Гитлер его упустил. В этом, конечно, прежде всего заслуга Жукова и войск, которыми он командовал. 

Карьера «везунчика»

Кто-то, в том числе из его коллег-маршалов, считал его везунчиком. Еще бы, сам Сталин прислушивался к Жукову, сделал его своим alter ego – единственным заместителем Верховного главнокомандующего, доверил брать Берлин, подписывать Акт о капитуляции Германии, принимать Парад Победы на Красной площади, наградил тремя звездами Героя, двумя орденами «Победа»…

tm_zh1

tm_zh2

Однако удивительная арифметика: военная карьера Жукова заняла всего лишь чуть больше половины его жизни – армии он отдал 42 года из почти 78 прожитых лет. Он был призван в царскую армию 19-летним, а уволен из Советской армии в 61 год. А потом еще целых 17 лет жизни Жуков был военным пенсионером!

Полный сил, энергии, планов, Жуков мог и хотел и дальше приносить пользу, но не получилось. Вот и судите: везунчик или нет?

Да и в годы службы его военная карьера складывалась по-разному. Став командиром полка в 1923-м, до комбрига (то есть первого генеральского звания, соответствующего нынешнему званию «генерал-майор») Жуков «дорос» только в конце 1935 года. Важным рубежом в его карьере стал разгром японской армии в районе реки Халхин-Гол в августе 1939-го. Считается, что в конечном итоге это поражение и повлияло на решение Токио отказаться от нападения на СССР. За эту операцию комкор Жуков был удостоен звания Героя Советского Союза. На молодого полководца обратил внимание Сталин, к этому времени ощутивший опасность кадрового голода, во многом порожденного им самим. После внушительных чисток командование РККА показало себя не с лучшей стороны в войне с «белофиннами». Накануне решающей схватки стране требовались успешные военачальники, и Жуков пошел на повышение. В 1943-м ему присвоили высшее в Красной армии звание маршала Советского Союза.

Карьерный успех длился до лета 1946 года, когда с должности замминистра обороны, главкома сухопутных войск трижды Героя Советского Союза перевели на должность командующего войсками захолустного Одесского округа. Застарелые сталинские страхи, что его могут оттеснить от власти, дали о себе знать.

Ему было обидно и больно: округами он командовал еще до войны, саму войну встретил уже начальником Генштаба, а тут Одесса. Только в 1952-м Сталин «простил» маршала: на ХIХ съезде КПСС его избрали кандидатом в члены ЦК. Однако новую должность – первого заместителя министра обороны – Жуков получил уже после смерти вождя. В «оттепель» начался новый карьерный рост: в 1955-м маршал стал министром обороны. А в 1956-м его наградили четвертой «Золотой Звездой» Героя: он стал единственным четырежды Героем Советского Союза!

Новый лидер страны Никита Хрущев в буквальном смысле был обязан ему своим постом: если бы не Жуков, Хрущева, скорее всего, сняли бы (в октябре 1964 года, когда маршал давно уже будет на пенсии, именно так и произойдет). Жуков, судя по всему, в душе презирал Хрущева: ходили слухи, что в узком кругу военных маршал не раз говорил о том, что «во время войны Хрущев с Тимошенко до Волги добежали». Но в 1957-м все-таки за него заступился.

Фраза, брошенная Жуковым во время попытки «антипартийной группы» отстранить Хрущева от власти:

«Без моего приказа ни один танк не тронется с места!», явно не давала покоя и самому первому секретарю ЦК, которого она только что сберегла. И всего три месяца спустя Жуков вновь попал в опалу: его с позором сняли с поста министра, предварительно устроив публичную порку. Пригласили всех когда-то воевавших вместе с ним маршалов, и каждый из них бросил в него свой камень.

ВАЖНЫМ РУБЕЖОМ В КАРЬЕРЕ ЖУКОВА СТАЛ ХАЛХИН-ГОЛ. За эту операцию ему присвоили звание Героя Советского Союза

Moscow Victory Parade in Red Square, 1945Маршал Советского Союза Г.К. Жуков (справа) на трибуне Мавзолея с И.В. Сталиным и С.М. Буденным (слева) во время Парада Победы. 24 июня 1945 года / ТАСС

Жуков явно заслонял Хрущева, подавлял его своей более сильной личностью, независимостью суждений, авторитетом в армии и любовью в народе. Его обвинили в бонапартистских наклонностях, хотя, конечно, ни о каком заговоре он и не помышлял. Он хотел сделать армию более профессиональной, избавить ее от мелочной и часто непрофессиональной партийной опеки. Партии не нравилось, что он ее «ни в грош не ставит». В итоге ему даже припомнили, что во время поездки в Ленинград он произнес длинную речь о победе над фашистской Германией и в этой речи ни словом не упомянул о роли ВКП(б) в разгроме врага. Жуков действительно в таких выступлениях главный упор делал на роли армии и народа, забывая про партию. Это-то ему и припомнили…

Битва за историю

Почему Жуков, который все-таки не был новичком в политике, до этого, в 1953-м, сыграл ключевую роль в аресте Берии, а в 1957-м и в устранении «антипартийной группы», так легко поддался и ушел, фактически признав свои политические ошибки? Вопрос, который сам Жуков вряд ли себе задавал.

Причина ровно в том, почему и сам Хрущев, который в жесткой борьбе сумел захватить власть, переиграв других сталинских наследников, так легко ушел с поста в октябре 1964 года. А ведь Хрущев как политик был намного сильнее Жукова. Скорее всего, потому, что они оба – и первый секретарь ЦК КПСС, и маршал Победы – видели себя прежде всего солдатами партии. Понимая, что расклад сил в партийной верхушке не в их пользу, они вынуждены были подчиниться. Противопоставить себя партии они не могли…

«Дело всей жизни» – так назвал свои мемуары многолетний сослуживец Жукова маршал Александр Василевский. Красивое название. Свои мемуары Жуков назвал без какого-либо налета высокопарности, в точном соответствии с их предназначением – «Воспоминания и размышления».

Маршал Победы работал над ними долгих одиннадцать лет. Хрущев был против этих мемуаров, но запретить их писать не мог. Пришедший ему на смену Леонид Брежнев Жукова всячески привечал, видимо понимая, что и сам был причастен к той огромной несправедливости, которая была допущена по отношению к маршалу в 1957-м. В 1965 году во время празднования 20-летия Победы Жуков впервые после отставки был приглашен в Кремль.

Впрочем, новый лидер партии полагал, что мемуары маршала Победы должны быть соотнесены с его, Брежнева, видением войны. Генсеку явно не давали покоя лавры Жукова. Случайно ли, что «звездный дождь» полился на Брежнева только после смерти Жукова? Маршал умер в 1974-м, а уже в 1976-м Брежнев получил вторую звезду Героя Советского Союза и маршальские погоны, в 1978-м – третью звезду Героя и орден «Победа», а умер и вовсе «догнав и перегнав Жукова» – «пятизвездным»: четырежды Героем Советского Союза и Героем Социалистического Труда…

Поговаривали, что Брежнев очень хотел, чтобы Жуков упомянул его в своих мемуарах. Это было одним из негласных условий их публикации. Жуков долго не соглашался, но потом пошел на это, сказав: «Умный поймет». Читатели первого издания мемуаров улыбались, читая, как во время войны маршал Жуков, находясь в Новороссийске, хотел посоветоваться с начальником политотдела 18-й армии полковником Брежневым. В народе потом гулял анекдот о том, как на заседании Ставки Сталин говорит маршалу:

«Товарищ Жуков, прежде чем одобрить ваш план, мне нужно посоветоваться с полковником Брежневым».

Один из западных биографов маршала назвал работу Жукова над «Воспоминаниями и размышлениями» «его самой длительной битвой». Ему, народному любимцу, маршалу Победы, лишенному привычного дела и опороченному политиками, которые в момент его триумфа не решились бы подойти к нему даже с просьбой об автографе, было важно объясниться с современниками и дать трактовку своей жизни потомкам. Ему было важно выиграть и эту, последнюю в его жизни битву. И он ее выиграл.


Владимир Рудаков

ЧТО ПОЧИТАТЬ?

kiga_chto_pochitat

ЖУКОВ Г.К. Воспоминания и размышления. М., 2015
ИСАЕВ А.В. Мифы и правда о маршале Жукове. М., 2010
Маршал Победы: к 100-летию Г.К. Жукова. Сборник. М., 1996