В гостях у минувшей эпохи

О том, какой была Россия, «которую мы потеряли», рассказывает выставка «Интерьер в русской графике XIX – начала ХХ века» в Государственном историческом музее. Ее куратор научный сотрудник отдела изобразительных материалов ГИМ Евгений ЛУКЬЯНОВ в интервью «Историку» пояснил, чем интересен «портрет» жилища.

2Внутренний вид Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге во время богослужения. Худ. С.М. Шухвостов. 1857

Весной этого года ГИМ порадовал посетителей замечательной выставкой «»Глазами памяти». Образ русской усадьбы в фотографии. 1860 – 1920-е». Успех той экспозиции побудил специалистов музея продолжить цикл, теперь сконцентрировав внимание на внутреннем убранстве дворцов, особняков и храмов, запечатленном в оригинальной графике. Фотография в XIX веке была монохромной, а цветные акварели и пастели позволяют увидеть прежние интерьеры в красках…

_DSC8575

Усадьбы, церкви и тюрьмы

– Когда и почему в русской графике возникла интерьерная тема?

– Интерьер как самостоятельный жанр появился позже портрета и пейзажа. В исторических картинах зачастую уделялось внимание интерьеру, но он все же не был главным «действующим лицом» полотна. В качестве особого направления эта тема возникла в голландской живописи XVII века, когда Питер Санредам обратился к написанию церковных интерьеров, а Питер де Хоох стал известен изображением внутренней обстановки жилых домов. Постепенно интерьерный жанр получил распространение и из Голландии пришел в другие европейские страны.

В России он появился на рубеже XVIII–XIX веков и со временем приобрел немалую популярность. В первую очередь это было связано с активным обустройством быта усадеб – дворянских родовых гнезд. Их расцвету способствовали Манифест о вольности дворянства 1762 года и Жалованная грамота дворянству 1785 года. Согласно этим документам, представители аристократии освобождались от обязательной воинской повинности и могли постоянно проживать в своих имениях. Тогда-то и возникло особое стремление украшать их, покупать произведения искусства, ездить для этого за границу. Естественным стало желание дворян сохранить образ родовых поместий для своих потомков. Вот тут и понадобились художники интерьерного жанра! Началось развитие нового направления в русской живописи. В первой четверти XIX века стал появляться графический интерьер, а с середины XIX века – интерьер в светописи.

– О чем может рассказать современному зрителю интерьерная графика XIX – начала ХХ века?

– Любой интерьер является своего рода портретом жилища. Он постоянно видоизменяется: передвижка мебели и скульптур, перевеска картин – каждая деталь придает помещению совершенно другой облик. Сменить обстановку проще, чем, например, перестроить весь дом или переделать его фасад. Поэтому интересно сравнивать интерьеры одних и тех же усадеб в разные исторические периоды. У нас на выставке есть работы, отражающие интерьеры в имении графов Уваровых Поречье середины XIX века и конца того же столетия. Перемены налицо: изменилась мода, старые вещи убраны в кладовки, на их месте появились другие предметы.

У зрителей наших дней всегда есть желание рассматривать детали, когда-то украшавшие интерьер скульптуры, портреты и фотографии. Такие работы художников – подлинный исторический источник, фиксация того, как жили люди в прошлом. В этом отношении большой интерес представляет интерьер кабинета историка Тимофея Грановского в доме, который находился в Малом Харитоньевском переулке в Москве. Известно, что там под председательством Грановского собирались ученые кружки, обсуждались насущные проблемы исторической науки, там он писал свои труды. На акварели неизвестного художника мы видим массивное кресло, письменный стол, конторку, поскольку в XIX веке в основном работали именно стоя за конторкой. И конечно, видим массу книг, как у всякого образованного человека любой эпохи.

ГЃбв®≠†п ®ђѓ•а†ва®жл АЂ•™б†≠§ал Ф•§ЃаЃҐ≠л Ґ М†ЂЃђ Н®™ЃЂ†•Ґб™Ѓђ §ҐЃаж•Гостиная императрицы Александры Федоровны в Малом Николаевском дворце в Московском Кремле. Худ. П.Г. Зайцев. 1836

ИНТЕРЬЕР КАК САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ЖАНР ПОЯВИЛСЯ ПОЗЖЕ ПОРТРЕТА И ПЕЙЗАЖА. ДОЛГИЕ ГОДЫ ОН НЕ БЫЛ ГЛАВНЫМ «ДЕЙСТВУЮЩИМ ЛИЦОМ» ПОЛОТНА

– Можно ли в рамках графического интерьера выделить какие-либо направления?

– Разумеется, были мастера, занимавшиеся только определенным видом интерьеров. Например, Степан Шухвостов специализировался на внутреннем церковном убранстве. Существовали и придворные мастера, которые преимущественно писали виды комнат и залов императорских и великокняжеских дворцов. Это Луиджи Премацци, Эдуард Гау и Константин Ухтомский, оставившие целые акварельные сюиты, посвященные Зимнему, Царскосельскому и Гатчинскому дворцам. Были и художники-любители из аристократических и купеческих семей, которые изображали интерьеры собственных усадеб: князь Григорий Гагарин, княжна Екатерина Уварова, Наталья Гучкова и другие.

Интерьерная графика рассказывает зрителю в первую очередь об образе жизни аристократии, быте русского дворянина, но этим не ограничивается: на выставке также можно увидеть работы, где представлены интерьеры церковные, больничные и даже… тюремные.

Н•®ІҐ•бв≠л© ег§Ѓ¶≠®™. К†°®≠•в  Ґ §Ѓђ• Т.Н. Га†≠ЃҐб™Ѓ£Ѓ. В М†ЂЃђ Х†а®вЃ≠м•Ґб™Ѓђ ѓ•а•гЂ™• Ґ ́ᙥ•. 1855 £.Кабинет в доме Т.Н. Грановского в Малом Харитоньевском переулке в Москве. Неизвестный художник. 1855

– Неужели и эта сторона жизни привлекала своих мастеров?

– Да, но связь с дворянством здесь все равно прослеживается. Одна из открывающих выставку акварелей представляет вид камеры декабриста Сергея Волконского и его жены в тюрьме Петровского Завода Иркутской губернии, куда они были переведены из Читинского острога. Эта работа выполнена художником-любителем Николаем Бестужевым, тоже декабристом, сосланным в Сибирь. Безусловно, перед нами – бесценный исторический документ, повествующий о том, как декабристы отбывали наказание. Судя по изображенной обстановке, «сидели» они достаточно комфортно: тут и клавикорд, и семейные портреты, и мягкие диваны, но все равно это была тюрьма.

– А много ли графических церковных интерьеров, созданных в XIX – начале ХХ века, в собрании Исторического музея?

– Не очень, но некоторые, наиболее значимые для этой выставки все же были отобраны. Прежде всего речь идет о двух главных соборах Российской империи – Успенском в Москве и Исаакиевском в Санкт-Петербурге. Последний представлен акварелью знаменитого художника Степана Шухвостова, и это одно из первых изображений внутреннего убранства только что построенного собора. Шухвостов был выпускником Московского училища живописи и ваяния, его коньком стали живописные интерьеры храмов. Графические работы этого мастера – большая редкость. А в паре с Исаакиевским мы решили показать Успенский собор в Москве. Это работа художника П. Алексеева – к сожалению, даже имя ее автора нам неизвестно. Он творил в 1860-е годы и, вероятно, был выпускником Строгановского училища.

10Парадный кабинет великого князя Сергея Александровича в доме московского генерал-губернатора. Худ. А.П. Барышников. 1902

Подспорье реставраторов

– Как происходил отбор экспонатов для выставки и что еще смогут увидеть ее посетители?

– Весной этого года мы издали каталог нашего собрания графического интерьера: там представлено 100 работ. Из них на выставку было отобрано около 60 произведений. Предпочтение отдавалось известным именам, прославленным имениям, акварелям с интересной историей. Экспозиция строится по хронологическому принципу и разделяется на две части – работы, созданные до и после середины XIX века, что позволяет проследить эволюцию жанра и увидеть разнообразие собрания музея. Целый ряд представленных экспонатов содержит в себе загадки, на которые не найдены ответы: так, есть произведения известных нам художников, но какие интерьеры на них изображены – мы не знаем, а в других случаях, наоборот, остаются неизвестными авторы.

Очень интересны две работы одного из крупнейших петербургских мастеров интерьерной графики Андрея Редковского. Мы впервые их экспонируем, и, к сожалению, пока не установлено, что это за интерьеры. Здесь налицо историзм третьей четверти XIX века, скорее всего, изображены интерьеры одного из особняков или дворцов в Петербурге. Мы выставили эти произведения и опубликовали их в каталоге в надежде, что кто-то из коллег сможет подсказать нам путь к разгадке.

Бывает, что мы знаем фамилию художника, однако этим все сведения о нем исчерпываются. Это касается, например, некоего мастера по фамилии Тейх, чьи работы можно увидеть на выставке. На них изображены кабинет-библиотека с разных сторон и кабинет-гостиная в доме известного московского фабриканта, владельца крупнейшей в России шелкоткацкой фабрики Клода Жиро. Работы относятся к самому концу XIX века, когда интерьеры уже не выписывались так тщательно, как в былые времена. При этом очень точно художником передан узор скатерти на столе. Жиро являлся одним из самых известных коллекционеров западноевропейской живописи в России: после революции его собрание было национализировано и разошлось по разным музеям страны. На графических интерьерах из наших фондов можно разглядеть изображение картин и предметов прикладного искусства из его богатейшей коллекции.

Наконец, на выставке есть экспонаты, по которым у нас и вовсе больше вопросов, чем ответов. Скажем, работа художника Растмана (тут тоже, увы, мы знаем только фамилию) 1827 года, изображающая классную комнату в неизвестном особняке (вероятнее всего, московском, судя по карте города, висящей на стене).

– Как часто удается что-то узнать об этих шедеврах?

– Открытия бывают, и о некоторых из них тоже можно узнать на выставке. Так, в нашей коллекции есть графический церковный интерьер работы Иоганна Каспара Обаха – швейцарского художника, жившего в Штутгарте. Известны его работы для альбома великой княгини Ольги Николаевны, дочери императора Николая I, вышедшей замуж за наследного принца Вюртембергского, впоследствии короля Карла I. Теперь мы предполагаем (и на это есть все основания), что на акварели из нашего собрания изображена домовая церковь при российском посольстве в Штутгарте, устроенная Александром Горчаковым, министром иностранных дел эпохи Александра II, еще в его бытность послом в Вюртемберге.

рисунокЗакрытая веранда с цветами в горшках в усадьбе Гончаровых Полотняный Завод. Худ. А.В. Средин. 1916

ИНТЕРЬЕРНАЯ ГРАФИКА – ПОДЛИННЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК, ФИКСАЦИЯ ТОГО, КАК ЖИЛИ ЛЮДИ В ПРОШЛОМ

– Может ли графика помочь реставраторам в воссоздании утраченных интерьеров исторических памятников?

– Конечно, и тому уже есть примеры. Храм Святой Великомученицы Екатерины при Академии художеств в Петербурге после революции был закрыт, его интерьеры почти полностью утрачены, и акварель, представленная, кстати, на нашей выставке, использовалась при воссоздании церковного убранства. Интересно, что в интерьере этой церкви прослеживается некоторое сходство с храмом Святой Мученицы Татьяны при Московском университете.

А недавно мы приобрели альбом акварельных работ Василия Садовникова с интерьерными видами дачи княгини Зинаиды Юсуповой в Царском Селе: само здание сохранилось, но вся его обстановка сгорела во время Великой Отечественной войны. Наши акварели – единственный источник для возможного воссоздания утраченных интерьеров. Иначе получается «додумывание», возникает элемент фантазии, чего в научной реставрации следует избегать.

При подготовке к выставке наши реставраторы совершили настоящий подвиг, собрав буквально «из руин» интересную акварель, находившуюся в весьма плачевном состоянии. На ней изображена гостиная императрицы Александры Федоровны, супруги императора Николая I, в Малом Николаевском дворце в Кремле. Это здание, наряду с Чудовым и Вознесенским монастырями, сейчас вызывает повышенный интерес у исследователей. К нам уже приходили коллеги-реставраторы и фотографировали эту работу в надежде на восстановление разрушенного дворца и его интерьеров по имеющимся графическим документам.

ИЃ£†≠≠ К†бѓ†а О°†е (1807-1865). В≠гва•≠≠®© Ґ®§ §ЃђЃҐЃ© ж•а™Ґ®Внутренний вид домовой церкви при российском посольстве в Штутгарте во время богослужения (?). И. К. Обах. 1840–1850-е

– А почему оказался запечатлен именно этот интерьер?

– Потому что именно в этой гостиной 17 апреля 1818 года появился на свет будущий император Александр II – единственный из Романовых императорского периода, родившийся в Москве. С целью сохранения в веках облика исторической гостиной и была написана эта акварель.

Как выглядела будущая мэрия?

– Что бы вы назвали жемчужиной представленной экспозиции?

– Наше недавнее приобретение – уже упомянутые акварели Василия Садовникова, изображающие парадные интерьеры дачи княгини Зинаиды Юсуповой в Царском Селе. Она была прабабушкой знаменитого Феликса Юсупова и принадлежала к числу красивейших женщин своего времени, ее поклонниками были даже два императора – Николай I и Наполеон III. Заказанную ею небольшую дачу в барочном стиле, напоминавшую растреллиевский павильон «Эрмитаж» в Царском Селе, построил архитектор Ипполит Монигетти в 1856–1859 годах, а акварели датированы 1872 годом.

Не случайно их исполнил именно Садовников: он был своего рода личным художником князей Юсуповых и написал также интерьерные виды их дворца на Мойке, дома Зинаиды Юсуповой на Литейном проспекте и других владений. Мы приобрели эти работы в конце 2014 года на средства Министерства культуры РФ, отреставрировали и теперь впервые показываем публике. Парадных интерьеров в этом дачном доме было пять, и все они представлены в анфиладной последовательности: листая альбом, зритель словно идет из зала в зал по всему дому. Здесь и гостиная в стиле Людовика XV, с рокайлем, и салон в стиле Людовика XVI; далее в открытую дверь мы видим интерьер гостиной в китайском стиле. А за ней – столовая в стиле ренессанс, полностью выполненная в дереве.

Напомню, что на акварелях Садовникова представлен вид дачи при первой ее владелице, княгине Зинаиде Юсуповой. Князь Феликс Юсупов в начале ХХ века писал, что впоследствии интерьеры менялись, стены обтягивались другим шелком, заменялась мебель. Ведь мы уже говорили, что интерьер – это живой организм, он постоянно видоизменяется. В данном случае нам выпала возможность увидеть его на первом этапе долгого жизненного пути.

– Изменилась ли интерьерная графика в начале ХХ века?

– У нас на выставке представлены произведения и этого периода, например акварели Евгения Баумгартена. На них изображены интерьеры известных дворцов в Петергофе – Большого (дубовый кабинет Петра I) и, к сожалению, разрушенного во время Великой Отечественной войны Английского дворца (спальня императрицы Марии Федоровны). Среди экспонатов есть и пастели Александра Средина, представителя Союза русских художников, одного из крупнейших мастеров интерьерной графики предвоенной эпохи. В его работах, посвященных усадьбе Гончаровых Полотняный Завод, мы замечаем совершенно иной стиль, с немалым влиянием модерна. В начале ХХ века некогда знаменитое имение находилось в упадке, и Средин попытался возродить интерес к нему: написал большую статью о Гончаровых и их родовом гнезде, увидевшую свет в «усадебном» номере журнала «Старые годы», обнаружил и опубликовал ранее неизвестное письмо Александра Пушкина, а также оставил большое графическое наследие, отражающее интерьеры этой усадьбы.

4Гостиная в стиле Людовика XVI. Дача Зинаиды Юсуповой в Царском Селе. Худ. В.С. Садовников. 1872

Кроме того, важный раздел нашей экспозиции составляют акварели, знакомящие с внутренним убранством генерал-губернаторского дома на Тверской улице, который сегодня всем известен как мэрия Москвы. На рубеже XIX–XX веков это здание служило резиденцией великого князя Сергея Александровича и его супруги великой княгини Елизаветы Федоровны. Альбом графических интерьеров был заказан Елизаветой Федоровной преподавателям и студентам старших курсов Строгановского училища, которому великокняжеская чета покровительствовала. В альбоме 14 акварельных листов с видами парадных и жилых покоев и домовой церкви. На двух акварелях из представленных на выставке изображена собственная половина дворца великого князя, находившаяся на втором этаже: его парадный кабинет и туалетная комната (эти интерьеры не сохранились), из которой лестница вела на третий этаж, в спальню. В кабинете висел портрет старшего брата Сергея Александровича, императора Александра III, кисти Валентина Серова. После убийства великого князя этот портрет попал в Александровский дворец в Царском Селе, где и находится до сих пор. Видим мы и портрет императрицы Марии Александровны, матери генерал-губернатора, и портрет его супруги Елизаветы Федоровны. Также на акварели оказались запечатлены портрет Екатерины II и часы работы Бенджамина Гайнама, стрелки на которых позднее были остановлены на времени смерти великого князя.

Рядом на выставке демонстрируются изображения парадных интерьеров третьего этажа: Белая гостиная, Красная гостиная и Танцевальный зал. Их убранство почти полностью сохранилось до сегодняшнего дня (за исключением обстановки). На акварелях мы видим эти залы после реконструкции начала 1890-х годов, проведенной архитектором Николаем Султановым. Также на рисунках из этого альбома представлена собственная половина  Елизаветы Федоровны, располагавшаяся по соседству с парадными интерьерами: опочивальня, куда великий князь поднимался из своей туалетной комнаты по винтовой лестнице, и будуар великой княгини.

– Планируются ли подобные выставки в будущем? Какое развитие эта тематика может получить в экспозициях Исторического музея?

– Открытую сейчас выставку мы считаем первой в череде других, также посвященных интерьеру. Есть надежда уже в обозримом будущем подготовить экспозицию, представляющую интерьер в фотографии и живописи. Стоит отметить, что в отделе изобразительных материалов ГИМ более полумиллиона единиц хранения. Это очень много! И ведь досконально это колоссальное наследие до сих пор не изучено. Именно поэтому мы приняли решение делать периодические локальные экспозиции, раскрывающие ту или иную тему. В частности, в следующем году мы планируем организовать выставку «Москва в графике конца XVIII – начала ХХ века», которая будет приурочена к 870-летнему юбилею города. Многие здания и памятники, представленные на рисунках из собрания Исторического музея, не сохранились до наших дней. Учитывая существующий сейчас высокий и устойчивый интерес к истории Москвы, эта выставка должна стать настоящим открытием.


Беседовал Никита Брусиловский

Выставка «Интерьер в русской графике XIX – начала ХХ века»

продлится до 28 ноября 2016 года

Адрес: Москва, Красная площадь, д. 1, зал «Кабинет председателя»

Режим работы: понедельник, среда, четверг, воскресенье – с 10:00 до 18:00 (кассы и вход на экспозицию до 17:00); пятница и суббота – с 10:00 до 21:00 (кассы и вход на экспозицию до 20:00); вторник – выходной