Битва на Волге

Сталинградская битва стала началом конца Третьего рейха, важнейшим рубежом всей Второй мировой войны. О том, почему так произошло, о результатах и значении этого сражения «Историку» рассказал кандидат исторических наук Алексей ИСАЕВ

Это сражение относится к числу самых известных в мировой истории. Оно продолжалось 200 дней – дольше многих войн. В нем приняли участие миллионы солдат и офицеров разных государств, было задействовано огромное количество лучшей на тот момент техники и вооружений.

Поражение в битве на Волге стало для вермахта самым настоящим шоком. В Третьем рейхе объявили трехдневный траур по погибшим. В городах, на кораблях и в комендатурах концлагерей были приспущены флаги, из радиоприемников звучала траурная музыка. Народы порабощенной Европы восприняли известие о разгроме фашистов под Сталинградом с надеждой.

Планы на 1942 год

– Почему после поражения под Москвой Адольф Гитлер двинул вермахт на Кавказ и Волгу, а не стал искать счастья на прежнем направлении?

– Парадокс заключается в том, что планы германского командования на кампанию 1942 года стали верстаться еще до поражения под Москвой. Гитлер запланировал поход за кавказской нефтью в ноябре 1941-го. Даже после неудачи в битве под Москвой от этого замысла немцы решили не отказываться. Подчеркну, что на первом месте в планах стояла нефть Кавказа, а Сталинград как цель был далеко на периферии. Изначально требовалось лишь дойти до города и подвергнуть его артиллерийскому обстрелу. Прямой формулировки захватить Сталинград в директиве № 41, определявшей ход кампании, не содержалось. Согласно этому документу, гитлеровцы могли ограничиться только выходом на ближние подступы к городу.

– Значит, в 1942 году германское командование руководствовалось ранее сверстанными планами, не соотнесенными с реальным положением дел на фронте? Это стало ошибкой?

– Это трудно назвать ошибкой, поскольку нефть была одним из тех ресурсов, за которые шла борьба. Для нацистов лишить Советский Союз бакинской нефти являлось заманчивой и перспективной целью. Напомню, что в то время грозненская и бакинская нефть составляла порядка 75–80% всего добывавшегося в СССР «черного золота». Блокирование немцами нефтепромыслов в Грозном и Баку стало бы очень серьезным ударом.

При этом значительная часть резервов советского военного командования в 1942 году находилась на московском направлении, и перспектива прямого удара вермахта на столицу СССР в связи с этим выглядела туманно. А вот сосредоточение усилий на южном секторе с привлечением туда свежих соединений и переброской авиационного корпуса из-под Москвы давало Германии шанс на успех. К тому же пространства на юге были большими и танкодоступными, что благоприятствовало использованию принятых у германского командования методик ведения борьбы. Тот факт, что первоначально немцы достигли здесь немалых успехов, подтверждает правильность выбора ими южного направления. Напротив, ожидание советским командованием повторного удара на Москву оказалось ошибкой.

– Более того, Иосиф Сталин даже ставил задачу к концу 1942 года вовсе очистить от захватчиков всю территорию Советского Союза…

– Да, в январе 1942 года на волне успеха контрнаступления под Москвой Сталин произнес такую фразу. Но очень скоро стало понятно: состояние Красной армии таково, что решить столь амбициозную задачу нельзя. Хотя, действительно, летом 1942-го советское командование планировало наступать на западном стратегическом направлении.

– А насколько реалистичными были планы Гитлера, пытавшегося в 1942 году взять и Кавказ, и Сталинград? Ведь потом его обвиняли в распылении сил, что и привело в итоге вермахт к катастрофе.

– Здесь надо понимать, кто и за что ответственен. Считается, что идея одновременного наступления на Кавказ и на Сталинград принадлежала Гитлеру. Однако если мы обратимся к германским документам, то увидим, что идея наступать на Сталинград, занять его и использовать под зимние квартиры принадлежала командующему группой армий «Б» генерал-полковнику Максимилиану фон Вейхсу и командующему 6-й армией генерал-полковнику Фридриху Паулюсу. Они выдвинули ее 20 июля 1942 года. Через три дня последовала директива Гитлера. Фактически фюрер утвердил в ней предложения Вейхса и Паулюса. По сути, это Паулюс наметил Сталинград в качестве цели для своей армии, не сумев дать адекватной оценки противостоявшим ему советским войскам.

 

Ошибки сторон

– Почему мы датируем начало Сталинградской битвы 17 июля 1942 года, а не 23 июля, когда вышла директива Гитлера?

– Началом битвы считается момент соприкосновения войск противоборствующих сторон, которые в ней впоследствии участвовали.

17 июля, а точнее уже вечером 16 июля, произошло первое столкновение передовых отрядов 62-й армии Сталинградского фронта с немцами. Но тогда еще никто не думал, что придется оборонять город на Волге, и никто не говорил, что началась Сталинградская битва. И хотя ее первый этап был для нас крайне неудачным, в дальнейшем данная Паулюсом и Вейхсом неверная оценка сил Красной армии породила целый ряд неверных действий со стороны германского командования. Здесь уместно использовать шахматный термин «цугцванг», когда шахматист, сделав неверный ход, затем вынужден делать следующие ходы, которые лишь ухудшают ситуацию.

– О каких действиях идет речь?

– Паулюс был уверен, что на его пути – пустота. Однако в большой излучине Дона гитлеровцы неожиданно натолкнулись на две свежие советские армии из резерва и втянулись в тяжелые бои с ними. Несмотря на неудачи Красной армии, с ходу овладеть излучиной Дона и быстро взять Сталинград они не смогли.

Затем германское командование повернуло на Сталинград 4-ю танковую армию генерал-полковника Германа Гота, изначально наступавшую на Кавказ. После 150-километрового обходного маневра по степи она тоже натолкнулась на советские резервы – у села Абганерово. В дальнейшем каждый новый шаг порождал новые проблемы и требовал от гитлеровского командования их решения. В итоге это привело к краху всей германской стратегии.

– Почему так произошло?

– Под Сталинградом немцы вновь недооценили советские возможности по образованию, обучению и накоплению резервов, повторив в 1942-м ошибку 1941 года. И это стало одной из предпосылок к последующей неудаче. Масштабы новых формирований у гитлеровцев не шли ни в какое сравнение с теми резервами, которые вводило в бой советское командование. Столь же крупными соединениями в резерве германское командование просто не располагало. Уверен, что накопление резервов спасло нашу страну и в 1941-м, и в 1942-м. Не будем забывать: защищавшие Сталинград 62-я и 64-я армии были новыми формированиями. А в 1943 году накопленные резервы позволили гнать немцев к Днепру.

– Могло ли германское командование решить задачу захвата Кавказа без отвлечения сил и средств на Сталинград?

– Конечно. Можно было идти на Кавказ, не сворачивая в большую излучину Дона. Более того, советское командование ожидало, что именно так гитлеровцы и поступят.

Какие задачи ставились Ставкой Верховного главнокомандования перед Сталинградским фронтом? Занять оборону в большой излучине Дона, сформировать две танковые армии и потом ударить противнику во фланг. Результат такого удара, скорее всего, был бы для нас печальным. Дело закончилось бы очередным избиением советских танков, как это было под Воронежем и под Котлубанью. Имея огромные проблемы с артиллерией, Красная армия вряд ли смогла бы нанести неприятелю поражение.

– Какие ошибки были допущены советским командованием? Почему оказался возможен выход войск Германии и ее сателлитов к Сталинграду?

– Глобальная ошибка советского командования заключалась в недооценке того, что противник сосредотачивает основные силы на юге. Это породило поражения в Крыму, под Харьковом и под Воронежем.

Причем на первое место я бы поставил все-таки неудачу под Воронежем. Проблемы начались с немецкого удара в направлении Воронежа, переросшего в наступление вдоль Дона на юг. Потом в окружение под городом Миллерово попали отступавшие из-под Харькова главные силы Юго-Западного фронта. Харьковская катастрофа значима в том плане, что там Юго-Западный фронт лишился резервов и артиллерии. 250 тыс. потерянных под Харьковом бойцов могли бы стабилизировать ситуацию под Миллеровом. Прорыву гитлеровцев к Сталинграду способствовало и то, что при отступлении советскими войсками была утрачена тяжелая артиллерия: орудий калибром свыше 122 мм практически не осталось. А на вооружении 6-й армии Паулюса были 144 полевые гаубицы калибра 150 мм и пять дивизионов (около 40 единиц) гаубиц калибра 210 мм. Это привело к предсказуемому результату в борьбе в большой излучине Дона.

– В начале Сталинградской битвы нарком обороны СССР Сталин подписал приказ № 227 «Ни шагу назад!». Какое значение он имел для изменения ситуации под Сталинградом?

– Считаю, что это был панический приказ. Сталин не дрогнул в 1941 году, а вот в конце июля и августе 1942-го имели место растерянность, разброд и шатания. Действия по формированию штрафных подразделений и заградительных отрядов запоздали. Данный приказ был скорее вреден, нежели полезен. Битву на Волге удалось выиграть средствами, которые использовались еще в 1941 году, – накоплениями резервов и работой промышленности в режиме тотальной войны. А для наказаний уже существовал приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 от 16 августа 1941 года, который не стеснялись использовать, в том числе расстреливая паникеров.

Вреден был и вышедший в октябре 1942-го приказ наркома обороны № 306 о запрете глубокого эшелонирования войск при наступлении. Согласно этому документу, у командира дивизии при наступлении фактически оставался в резерве один батальон, а у командира полка – рота. В результате командиры не могли влиять на исход боя резервами, как это было всегда. Например, наступают два полка. Один добивается успеха, второй нет. Тогда командир дивизии бросает третий, резервный полк следом за успешным полком и развивает наступление. Приказ же № 306 поставил на грань неудачи операцию «Уран» [Сталинградская стратегическая наступательная операция советских войск. – «Историк»] в ноябре 1942 года. Уже в декабре командующий Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Николай Ватутин де-факто игнорировал этот приказ, хотя никто его не отменял.

 

Начало битвы

– 23 августа 1942 года германская авиация нанесла массированный удар по Сталинграду, уничтожив значительную часть города и десятки тысяч его жителей. Почему это стало возможно? Был ли авиаудар неизбежен?

– Он был неизбежен в том плане, что Гитлером предписывалось провести массированную бомбардировку с целью деморализовать защитников Сталинграда и облегчить вермахту захват города. В то время немцы имели подавляющее превосходство в воздухе. Отразить этот удар силами советской авиации и ПВО города было делом малореальным. ПВО Сталинграда – это все-таки не ПВО Москвы.

Началось с того, что утром 23 августа немецкие танковые части прорвались к Волге и смели в том числе и зенитные батареи, оборонявшие переправу в районе Латошинки. Так была пробита брешь в ПВО Сталинграда. Через нее во второй половине дня был нанесен авиаудар по городу. Фактически германские самолеты прошли по следу своих танков, развернулись над Волгой и зашли на Сталинград с тыла и воды. Это минимизировало время для подготовки сил ПВО. А истребительное противодействие немцам было слабым.

Количество задействованной в бомбардировке германской авиации не было рекордным. Но авиаудары продолжались в течение нескольких дней. В результате погибло около 40 тыс. советских граждан. Сказалась не только мощь авиаудара, но и то, что город был в основном деревянным и к середине августа высушенным солнцем. Он легко загорелся, а водопровод был поврежден еще во время предыдущих налетов. Это обстоятельство вкупе с тем, что по Волге разлилась нефть, сильно затруднило тушение пожаров. Значительная часть Сталинграда выгорела. Гитлеровцы впоследствии отмечали, что их наступление проходило по территории рабочих поселков, которые превратились в лес печных труб, оставшихся от полностью уничтоженных огнем домов. Эта апокалиптическая картина запечатлена на немецких фотографиях.

Вплоть до октября 1942-го днем в воздухе господствовали немцы, что было одной из основных проблем защитников Сталинграда. Хотя по ночам советская авиация доставляла противнику массу проблем. А днем наши летчики из 8-й воздушной армии, заходя издалека, били по тыловым коммуникациям врага. Результаты советских авиаударов порой были впечатляющими, что признавали и немцы. Но в боях над городом превосходство было на стороне гитлеровцев.

– Почему вермахт не смог взять Сталинград с ходу, в сентябре 1942-го?

– В то время лучшие дивизии вермахта были задействованы на так называемом «северном заслоне» (или Нордригеле, как говорили немцы). Он стоял фронтом на север в районе железнодорожной станции Котлубань. Основу «северного заслона», отражавшего многочисленные атаки войск Сталинградского фронта, составлял 14-й танковый корпус. Необходимость противостоять постоянному нажиму Красной армии привела к тому, что на Сталинград германское командование бросило худшие свои дивизии. Взять город с ходу им не удалось. Дальнейшее вовлечение в битву на Волге советских резервов лишь ухудшало ситуацию для немцев. В ответ они подтягивали новые части, и такая борьба продолжалась до середины ноября.

– Как вы оцениваете роль сателлитов Германии, принимавших участие в Сталинградской битве?

– Как ни странно, итальянцы показали себя достаточно крепким орешком. Например, известен эпизод атаки 3-го Савойского кавалерийского полка в конном строю под хутором Избушенский 24 августа 1942 года. Наш 812-й полк 304-й стрелковой дивизии, попав под этот удар, понес большие потери, что подтверждается документами. Итальянские кавалеристы рубили красноармейцев саблями, в этом бою они захватили в плен несколько сотен наших бойцов. Под ударами советской пехоты и танков итальянцы отступали не сразу. Некоторое время они оказывали сопротивление, причем подбивали советские танки, в том числе Т-34, используя собственное, а не немецкое вооружение.

Румыны были гораздо слабее итальянцев и уж тем более немцев. Конечно, с одной стороны, если бы в распоряжении германского командования не оказалось двух румынских армий, ему было бы нечем затыкать дыры на фронте: наличие этих войск позволило высвободить силы для штурма города. Но с другой стороны, в итоге то, что на флангах стояли румынские войска, имело для немцев катастрофические последствия. Румыны не в состоянии были бороться с советскими танками: сказывались низкий моральный дух бойцов и слабая техническая оснащенность.

 

Бои на улицах города

– В одном из интервью вы сказали, что командующий 62-й армией генерал-лейтенант Василий Чуйков «поддерживал легенду про битву за каждый метр» и «притом сам он умудрился за день потерять большую часть Сталинградского тракторного завода… почти за сутки потерял значительную часть территории артиллерийского завода «Баррикады»». Нуждается ли в пересмотре устоявшаяся точка зрения, что в Сталинграде бои шли за каждый дом?

– В пересмотре нуждается история борьбы за город. Ее иногда рассматривают слишком упрощенно – как равномерный нажим гитлеровцев с запада на восток в направлении Волги. На самом деле борьба развивалась по более замысловатым линиям. Легенда о цеплянии за каждый метр не подтверждается оперативными документами.

– Правильнее говорить о борьбе за каждую узловую точку?

– Нельзя говорить даже и о борьбе за каждую узловую точку города. Например, борьба за юг Сталинграда представляла собой хитросплетение ошибок, допущенных обеими сторонами. Сначала немцы, взяв господствовавший над местностью городской элеватор, не уделили должного внимания его обороне. В результате он был отбит отрядом численностью в 26 красноармейцев, к которому вскоре подошло подкрепление. И в итоге элеватор штурмовали две немецкие дивизии. Однако далее ситуация на юге Сталинграда была упущена Чуйковым в плане своевременного усиления воевавших там частей. Это привело к потере такой ключевой точки города, как элеватор, без серьезной борьбы.

Узловыми точками также были заводы. Эти прочные кирпичные и железобетонные здания могли стать бастионами. Действительно, Чуйков большую часть Сталинградского тракторного завода потерял за один день! А предпосылкой для этой потери стала утрата высоты 97,7. Вот все знают Мамаев курган. Его высота – 102 метра. Высота 97,7 давала панораму города не хуже, чем с Мамаева кургана. А значительная часть территории завода «Баррикады» была потеряна из-за поспешности с вводом в бой 138-й стрелковой дивизии. Да и немалую часть завода «Красный Октябрь» немцы захватили одним ударом. Таким образом, многие ключевые пункты были утрачены без серьезной борьбы.

Разумеется, были и точки, борьба за которые велась изо всех сил. В частности, так называемый Северный плацдарм успешно обороняла группа командира 124-й отдельной стрелковой бригады полковника Сергея Горохова. Реабилитировал себя командир 138-й стрелковой дивизии полковник Иван Людников. Неудачный ввод в бой его дивизии привел к потере большей части завода «Баррикады», однако затем упорной обороной так называемого Острова Людникова (территории в 700 метров по фронту и 400 метров в глубину) были сорваны планы ноябрьского наступления немцев. Советские бойцы держали оборону, испытывая серьезные перебои в снабжении боеприпасами и продовольствием.

В целом в разных районах Сталинграда его защитники создавали противнику проблему за проблемой, что постоянно вынуждало германское командование вводить в бой свежие войска.

– Тем не менее лавры спасительницы Сталинграда обычно достаются 62-й армии Чуйкова. Насколько это оправданно? Ведь город защищала и 64-я армия генерал-лейтенанта Михаила Шумилова.

– Я считаю, что Сталинград отстояла 62-я армия. Что касается 64-й, то ее гитлеровцы оттеснили к Волге и планировали разгромить позже. Она не подвергалась ударам такой силы, как армия Чуйкова. Именно на 62-ю армию обрушивались немецкие наступления, против нее перебрасывались свежие силы. В боях за Сталинград были измотаны вражеские резервы, которые могли стать препятствием для реализации плана «Уран».

– Что было с населением города во время битвы?

– Одна из распространенных легенд состоит в том, что якобы Сталин запретил эвакуировать гражданское население из Сталинграда. Такого запрета на самом деле не было.

Очень негативно на ситуации сказалась замена командующего войсками Сталинградского фронта. 25 июля 1942 года маршала Советского Союза Семена Тимошенко, предлагавшего начать массовую эвакуацию населения, сменил на этом посту генерал-лейтенант Василий Гордов. Он оказался не вполне готов к столь высокой должности, в дела входил с трудом. Задачи, напрямую не связанные с вооруженной борьбой, оставались на периферии его внимания. Если бы во главе фронта по-прежнему стоял Тимошенко, то наверняка были бы приложены серьезные усилия для вывоза людей из Сталинграда.

Впрочем, сказалось также ограниченное количество переправ через Волгу. Поскольку через них гнали на восток скот и сельскохозяйственную технику, емкости коммуникаций не хватало. Но даже за период от прорыва немцев к городу 23 августа и до начала его штурма 14 сентября удалось переправить на другой берег немалое число жителей. Хотя все же многие оставались в городе…

О суммарных потерях мирного населения в Сталинграде говорить крайне сложно. До войны в городе проживало около 400 тыс. человек, а в феврале 1943 года в нем осталось всего несколько тысяч жителей. Детально вычислить, как сложилась судьба каждого из сталинградцев, не представляется возможным. Строгий учет гражданского населения не велся. Это касается не только Сталинграда.

 

«Уран» и сталинградский котел

– Когда и у кого возникла идея операции «Уран» по окружению 6-й армии Паулюса?

– Идея этой операции могла появиться только у людей, хорошо знавших, что такое танковая война. Военачальниками подобного масштаба были генерал армии Георгий Жуков и генерал-полковник Александр Василевский. Именно они спланировали операцию, которая привела к крупному успеху.

Идея была гениальной. Она заключалась в том, чтобы издалека массированно ударить танками по стоявшим на флангах румынским войскам и, взломав их позиции, пройти большие расстояния, в том числе по голой степи. Для этого надо было иметь танковые корпуса, которых на этом участке в июле 1942 года не было. Репетицию «Урана» провели в сентябре: по румынам ударили к югу от Сталинграда – и те побежали. Тогда только брошенные в бой немецкие резервы спасли ситуацию.

– Какими были главные проблемы, с которыми столкнулись разработчики операции «Уран»?

– Если мы посмотрим на карту контрнаступления советских войск, то увидим две большие клешни. Южная клешня шла по почти безлюдной местности, где не было ориентиров. Вести наступление в таких условиях очень сложно: на значительных расстояниях надо как-то организовывать снабжение. Другой проблемой оказался сталинский приказ № 306, о котором мы уже говорили. Вождь предписывал действовать не так, как предписывал устав, и не так, как Красная армия действовала впоследствии. Третья проблема была связана с авиацией, которая не смогла захватить господство в воздухе. При этом существовал недвусмысленный приказ Сталина, запрещавший начинать военные операции без авиации.

Вопреки этому приказу контрнаступление начали без авиации. В непогоду танковый корпус смог остановиться посреди степи в овраге и без проблем заправиться. А вот если бы погода была хорошей, то германская авиация устроила бы корпусу жесточайшее избиение. Именно такое избиение немцы устроили этому же корпусу позже под Орлом.

– Какова численность войск противника, попавших в сталинградский котел?

– Всего в котел попало 330 тыс. человек. Их окружили и отрезали от снабжения. В результате артиллерийский кулак 6-й армии оказался без боеприпасов. Естественно, бить немцев стало гораздо проще. Только около 20 тыс. германских военнослужащих были вывезены из котла самолетами. Остальным прорваться из окружения не удалось.

– Как оценить потери противника, если вспомнить о котлах 1941 и 1942 годов, в которых оказывались красноармейцы?

– Сталинградский превосходил большинство котлов 1941 и 1942 годов, уступая по численности окруженных только котлам под Киевом, Вязьмой и Брянском. Окружение под Сталинградом входит в десятку самых крупных котлов на всех фронтах Второй мировой войны, включая окружения 1945 года.

– Как следует оценивать успехи Красной армии в противодействии немецким попыткам прорвать кольцо окружения извне?

– Германское командование спланировало наступательную операцию группы армий «Дон» во главе с генерал-фельдмаршалом Эрихом фон Манштейном. Перебросив войска из Франции и с Северного Кавказа, немцы нанесли мощный удар с двух направлений – из районов города Котельниково и хутора Тормосин – с целью деблокирования окруженной группировки. Решить эту задачу им не удалось. Главная причина в том, что у Красной армии появился инструмент, которого не было вплоть до ноября 1942 года, – самостоятельные механизированные соединения, способные сражаться с немецкими танками на равных. Именно механизированный корпус стал основным препятствием для наступления войск Манштейна. Деблокирующая операция захлебнулась и была свернута. Отступая, гитлеровцы бросили довольно много неисправной техники, доставшейся нам в качестве трофея.

 

Итоги грандиозного противостояния

– Каковы потери сторон в битве?

– Общие потери Красной армии за 200 дней битвы достигли примерно 1,2 млн человек, безвозвратные (убитые, пропавшие без вести и попавшие в плен) составили свыше 600 тыс. Общие потери Германии и ее сателлитов – около 800 тыс. человек, безвозвратные – приблизительно половина от этого числа. По меркам того времени это был очень большой успех советских войск. Прежде такое соотношение потерь было труднодостижимым. Крупная победа под Сталинградом позволила отыграть неудачи предыдущего периода.

– В Германии тогда объявили трехдневный траур. Почему поражение на Волге было столь болезненно воспринято Гитлером?

– Болезненное восприятие поражения под Сталинградом было связано еще и с тем, что осень 1942 года – вершина могущества Третьего рейха. На тот момент Германия и ее сателлиты контролировали наибольшие по площади пространства в Европе, дошли до Египта в Африке. Находясь на вершине своего могущества, они получили разгром самой многочисленной армии вермахта, которая прежде всюду успешно наступала. При этом удар, нанесенный Третьему рейху под Сталинградом, имел далекоидущие последствия.

Сталинградская битва является переломным сражением всей Второй мировой войны. В битве на Волге немцы потерпели крупнейшее поражение, что поставило крест на их очередной наступательной кампании. Кроме того, потеря большого количества людских и материальных ресурсов ставила под вопрос наступательные возможности Германии в последующем. Стало понятно, что масштаб будущих операций вермахта уменьшится. Что и подтвердила Курская битва, которая разворачивалась на ограниченном пространстве.

В результате победы под Сталинградом немецкие войска были отброшены от Волги, что заметно сократило угрозу жизненно важным для Красной армии источникам нефти. При ином развитии событий их потерю никакой ленд-лиз не восполнил бы даже в малой степени.

Наконец, еще одним значительным фактором были людские ресурсы для Красной армии. Советские войска отбросили противника от Волги и дошли почти до Запорожья. Это дало возможность призывать в армию людей, которые находились на временно оккупированной врагом территории. Если мы посмотрим данные о том, откуда бралось пополнение перед Курской битвой, то увидим, что половина бойцов была призвана с освобожденных территорий. А это десятки тысяч людей, которые на себе испытали тяготы оккупации и были предельно мотивированы на борьбу с захватчиками. С победы под Сталинградом был запущен обратный процесс: освобождаем территорию – получаем новые людские ресурсы.

 

Соотношение сил

Если брать расчетные цифры, сложившиеся в советской историографии, возникнет впечатление, что войска Сталинградского фронта численно превосходили силы противника. Это не так. Согласно документам обер-квартирмейстера штаба 6-й немецкой армии подполковника Вернера фон Куновски, в июле 1942 года армия Фридриха Паулюса со всеми подчиненными ей формированиями союзников насчитывала около 420 тыс. человек. Общая численность 6-й армии и 4-го воздушного флота вермахта на 20 июля составляла 430 тыс. человек. На Сталинградском фронте, с учетом вышедших из миллеровского котла бойцов, было задействовано 386 тыс. советских солдат и офицеров.

К 19 ноября 1942 года, когда Красная армия перешла в контрнаступление под Сталинградом, соотношение сил было уже в пользу СССР. В составе войск трех фронтов (Юго-Западного фронта генерал-лейтенанта Николая Ватутина, Донского фронта генерал-лейтенанта Константина Рокоссовского и Сталинградского фронта генерал-полковника Андрея Ерёменко) насчитывалось 1,1 млн человек. Им противостояло около 800 тыс. человек войск противника, включая две румынские и одну итальянскую армии.

 

Лента времени

1942

17 июля

В большой излучине Дона передовые отряды советской 62-й армии вступили в бой с частями 6-й армии генерала Фридриха Паулюса. Началась Сталинградская битва.

23 августа

Самолеты 4-го воздушного флота генерала Вольфрама фон Рихтгофена нанесли массированный удар по Сталинграду, разрушив значительную часть города. Погибло около 40 тыс. советских граждан.

14 сентября

Гитлеровские войска начали штурм Сталинграда. Прорвавшись к Волге, они отрезали 62-ю армию генерала Василия Чуйкова от 64-й армии генерала Михаила Шумилова.

14 октября

Войска противника приступили к генеральному штурму Сталинграда, который продолжался три недели.

11 ноября

Гитлеровцы предприняли третью попытку полностью овладеть городом. После упорных боев они вышли к Волге южнее завода «Баррикады», что стало их последним успехом в битве.

19 ноября

После артиллерийской подготовки, длившейся 1 час 20 минут, началось контрнаступление Красной армии под Сталинградом.

23 ноября

Войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов, встретившись в 18 километрах от Калача-на-Дону в поселке Советский, замкнули кольцо окружения 330-тысячной группировки противника.

12 декабря

Группа армий «Дон» под командованием генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна из районов города Котельниково и хутора Тормосин начала операцию с целью деблокирования окруженных войск Паулюса. Бои продолжались до конца декабря и завершились отступлением немцев.

1943

31 января

Штаб 6-й армии вермахта во главе с генерал-фельдмаршалом Паулюсом и южная группировка немцев сдались в плен.

2 февраля

Капитулировала северная группировка окруженных в Сталинграде немецких войск. Сталинградская битва завершилась грандиозной победой Красной армии.

 

Сателлиты Германии в Сталинградской битве

Италия

Под Сталинград была направлена 8-я итальянская армия численностью 7 тыс. офицеров и 220 тыс. солдат под командованием генерала армии Итало Гарибольди. Она имела на вооружении 2850 ручных и 1400 станковых пулеметов, 1617 артиллерийских орудий, 860 минометов, 19 самоходных артиллерийских установок Semovente с пушкой калибра 47 мм и 55 легких танков. В конце июля 1942 года 8-я армия выдвинулась на рубеж Белогорье – Серафимович, где сменила германские войска. Вместе с ней на фронт прибыли четыре бригады чернорубашечников («3 января», «23 марта», «Балле Скривиа» и «Леонесса») – вооруженные формирования, принадлежавшие к так называемой Добровольческой милиции национальной безопасности. Также в битве на Волге были задействованы итальянские истребители и транспортные самолеты. Командующий итальянскими ВВС на Восточном фронте бригадный генерал Энрико Пецци, пилотировавший один из транспортных самолетов, был сбит в районе Черткова и погиб 29 декабря 1942 года.

Румыния

К 10 октября 1942 года 3-я румынская пехотная армия общей численностью 163,7 тыс. человек (из них 11,2 тыс. были немцами) под командованием генерал-лейтенанта Петре Думитреску заняла позиции на участке Клетская – Вешенская севернее Сталинграда между 6-й немецкой и 8-й итальянской армиями. А 4-я румынская пехотная армия, насчитывавшая 75,58 тыс. человек, под командованием генерал-лейтенанта Константина Константинеску с октября обороняла полосу шириной 280 километров южнее Сталинграда. Румыны были плохо вооружены, хотя у них, в отличие от итальянцев и венгров, были средние танки. В битве на Волге также приняло участие 235 самолетов румынских королевских ВВС. Они обеспечивали поддержку 6-й немецкой и 3-й румынской армиям у излучины Дона.

Хорватия

369-й усиленный хорватский пехотный полк численностью 3895 солдат и офицеров входил в состав 6-й армии вермахта. Хорваты носили германскую униформу и использовали германские знаки отличия. От остальных военнослужащих их отличала нарукавная нашивка (на левой руке) с красно-белыми шашечками и надписью Hrvatska (Хорватия). До 22 сентября 1942 года полком командовал полковник Иван Маркуль, которого сменил полковник Виктор Павичич. 25–27 июля хорваты участвовали в боях у села Селиваново, в сентябре – в столкновениях в районах Мамаева кургана и завода «Красный Октябрь». 6 ноября остатки хорватского пехотного полка были присоединены к 212-му немецкому полку. 23 января 1943 года оставшиеся в живых хорватские военнослужащие сдались в плен.

 

Что почитать?

ИСАЕВ А.В. Неизвестный Сталинград. Как перевирают историю. М., 2012

Сталинградская битва. Июль 1942 – февраль 1943: энциклопедия / Под ред. М.М. Загорулько. Волгоград, 2012