Битва в Крыму

Пытаясь оказать давление на Турцию, 14 июня 1853 года император Николай I издал манифест о введении русских войск в Дунайские княжества – Молдавию и Валахию. К 3 июля они достигли Бухареста, где их торжественно встречали как избавителей от османского ига. Вскоре последовала реакция Англии и Франции: они ввели свои эскадры в Мраморное море. Все это привело не к урегулированию конфликта, как рассчитывали русские дипломаты, а к тому, что Османская империя, убедившись в поддержке европейских держав, 4 (16) октября 1853 года объявила войну России. Началась война, которая в европейских источниках получила название Восточной, а в российской историографии – Крымской.

Первый этап военной кампании складывался весьма удачно для России. Турки потерпели ряд серьезных поражений. Самое крупное из них произошло 18 ноября 1853 года, когда эскадра под командованием вице-адмирала Павла Нахимова уничтожила турецкий флот в Синопской бухте. В этом последнем крупном сражении в мировой истории парусного флота русская эскадра последовательно потопила, взорвала и сожгла 13 из 14 боевых единиц противника. Чтобы спасти Османскую империю от окончательного поражения и не допустить доминирования России в регионе, в конце декабря 1853 года Англия и Франция направили свои эскадры из Мраморного моря в Черное. В ответ Россия отозвала послов из Лондона и Парижа.

15–16 марта 1854 года королева Виктория и император Наполеон III объявили войну России. Попытка склонить против Российской империи другие европейские страны окончилась неудачей: в войну вступила только Сардиния, а Австрия заняла позицию вооруженного нейтралитета (австрийские войска сконцентрировались на границе с Сербией, угрожая России выступлением на стороне коалиции).

Англо-французские эскадры вошли в Балтийское море, где блокировали военно-морские базы в Кронштадте и Свеаборге. В Белом море союзники подвергли бомбардировкам Соловецкий монастырь. На Дальнем Востоке англичанам и французам удалось высадить десант на Никольской сопке в районе города-порта Петропавловска (ныне Петропавловск-Камчатский) и нанести значительные повреждения береговым укреплениям, но решительного успеха они так и не достигли: десант был разбит, а морские нападения отражены.

Однако основную ставку союзное командование сделало на высадку десанта в Крыму. Командующий французской восточной армией маршал Жак Леруа де Сент-Арно местом десантирования выбрал берег у Евпатории. В этот мирный провинциальный город войска союзников вошли 2 сентября 1854 года. Согласно плану, разработанному главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами в Крыму Александром Меншиковым, правнуком петровского фаворита, русская армия фактически отказалась от атаки противника во время его высадки на берег в расчете дать бой на укрепленных альминских позициях. Уже через несколько дней 62-тысячная союзная армия двинулась на Севастополь. 8 сентября произошло сражение на реке Альме, в ходе которого русские войска потерпели поражение от почти вдвое превосходящих их сил противника. Путь на Севастополь с суши был открыт.

Чтобы предотвратить нападение на город с моря, 11 сентября русское командование приняло решение затопить на Севастопольском рейде семь боевых кораблей. Их корпуса должны были закрыть вход в бухту для вражеской эскадры. Предварительно с судов сняли орудия: их установили на береговых укреплениях.

Началась героическая оборона Севастополя, которая продолжалась 349 дней. 5 октября 1854 года состоялась первая мощная бомбардировка города: на Севастополь было обрушено около 9 тыс. снарядов. В этот день погиб вице-адмирал Владимир Корнилов. По приказу Меншикова предпринимались попытки деблокировать город, однако они окончились неудачей. Так, 13 октября русская армия атаковала позиции союзников под Балаклавой. Войскам коалиции был нанесен серьезный урон: в ходе этого боя почти половину своего состава потеряла легкая кавалерийская бригада под командованием генерала лорда Кардигана, в которой служили представители лучших аристократических домов Британской империи. Тем не менее разгромить английский лагерь и прекратить снабжение английских войск не удалось.

Вскоре русская армия вновь попыталась переломить ситуацию: 24 октября Меншиков повел солдат на позиции неприятеля восточнее Севастополя, под Инкерманом. В случае успешного исхода это сражение могло поставить точку в осаде города. Русские войска превосходили силы англичан в четыре раза и были успешны на начальных этапах боя, однако на помощь англичанам подошли французские резервы. Усугубило ситуацию и то, что на вооружении русской пехоты были гладкоствольные ружья, которые к середине XIX века уже устарели и существенно проигрывали нарезному оружию союзников по дальности стрельбы. Таким образом, русские стрелки оказывались уязвимыми задолго до того, как их собственные пули начинали достигать неприятеля. В итоге в сражении под Инкерманом погибло и пропало без вести более 5 тыс. русских солдат и офицеров. Меншиков потерпел поражение.

Не стоит полагать, что война давалась легко противникам России. 2 ноября 1854 года у берегов Крыма разразился чудовищный шторм, уничтоживший свыше 53 кораблей коалиции, в том числе и те, на которых были привезены припасы и зимнее обмундирование для армий. А в конце ноября – начале декабря ударили необычные для полуострова морозы.

Но гораздо острее проблема с продовольствием и боеприпасами стояла перед русскими войсками. Петербург долгое время считал европейский десант в Крыму отвлекающим маневром, и поэтому основные силы русской армии оставались у балтийского побережья. Подкрепление же, отправляемое на полуостров, было явно недостаточным. Кроме того, российская промышленность не справлялась с задачами, которые поставила перед ней новая война. Сказывалось также отсутствие хорошего дорожного сообщения с Крымом. В итоге русские войска на полуострове испытывали жесточайший дефицит всех без исключения ресурсов. Их нехватку не мог компенсировать неслыханный героизм матросов, солдат и офицеров.

12 мая 1855 года англо-французский флот занял Керчь, гарнизон которой вынужден был отступить по направлению к Феодосии. Все это время противник регулярно бомбардировал Севастополь с суши и с моря. В ходе бомбардировки 22–24 мая и начавшегося вслед за ней штурма союзникам удалось овладеть Селенгинским и Волынским редутами, а также Камчатским люнетом, что позволило им выйти к Малахову кургану – господствующей высоте города. 4 августа русская армия предприняла еще одну попытку снять блокаду Севастополя в сражении на реке Черной, но снова потерпела поражение.

24 августа союзники начали новую, самую мощную за все время осады бомбардировку города, продолжавшуюся в течение трех дней. Ежедневные потери гарнизона составляли 2–3 тыс. человек. 27 августа коалиционная армия после упорных боев взяла штурмом Малахов курган. На следующий день оставшиеся в живых защитники покинули Южную сторону Севастополя, которую уже невозможно было удерживать. Оборонительные сооружения и весь город превратились в руины, не подлежавшие восстановлению. Затопив последние боевые суда и совершив поджог укреплений, гарнизон оставил колыбель Черноморского флота России. Союзники решились войти в Севастополь лишь 30 августа, опасаясь, что он заминирован.

Падение Севастополя, пришедшееся на первые месяцы правления императора Александра II, стало настоящим ударом для многих. В российском обществе уже давно звучали призывы к скорейшему завершению войны. 18 марта 1856 года в Париже на крайне невыгодных для России условиях был подписан мирный договор. Самым болезненным его пунктом стал запрет иметь на Черном море военно-морской флот и крепости. Русская дипломатия смогла добиться снятия этого запрета только спустя полтора десятилетия.

Не все были согласны с таким исходом войны, однако император пошел на поводу у пацифистов. Выдающийся русский историк Сергей Соловьев, называвший Парижский договор «постыдным миром», писал, что повсюду «раздавались одни возгласы: «Мир, мир во что бы то ни стало!»». Однако, по его мнению, «при восшествии Александра II на престол внешние дела были вовсе не в таком отчаянном положении, чтоб энергическому государю нельзя было выйти из войны с сохранением достоинства и существенных выгод». Соловьев отмечал, что «война была тяжка для союзников, они жаждали ее прекращения, и решительный тон русского государя, намерение продолжать войну до честного мира непременно заставили бы их попятиться назад». Но как бы то ни было, мир был заключен.

Полуостров, на котором на протяжении долгого времени шли боевые действия, не скоро оправился от полученных ран. Полноценное же восстановление Севастополя и вовсе началось лишь после 1871 года, когда в город русской славы смог вернуться Черноморский флот.

(Фото: Legion-Media)