Авраамий Палицын: «Не унывайте в скорбях и бедах, нашедших на нас!»

Одним из самых драматических эпизодов Смутного времени стала героическая оборона Троице-Сергиева монастыря. Келарь обители Авраамий Палицын оставил потомкам весьма эмоциональный рассказ о тех событиях…

 Y1825Келарь Авраамий Палицын в стане казаков Трубецкого под Москвой 24 августа 1612 года. Оригинальный рисунок А.П. Сафонова, грав. Флюгель

Наряду с другими героями эпохи Смутного времени на монументе «Тысячелетие России» в Великом Новгороде увековечен келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын. Его самым известным произведением является «Сказание об осаде Троицкого Сергиева монастыря от поляков и литвы и о бывших потом в России мятежах, сочиненное оного же Троицкого монастыря келарем Авраамием Палицыным», подробно описывающее события с 1584 года, когда умер Иван Грозный, до 1618 года, ознаменованного заключением Деулинского перемирия с Речью Посполитой.

Значительная часть «Сказания…» посвящена осаде Троице-Сергиева монастыря, которая продолжалась с 23 сентября 1608 года по 12 января 1610-го. В течение почти 16 месяцев обитель была блокирована польско-литовским войском во главе с гетманом Яном Сапегой и отрядами Александра Лисовского – сторонниками Лжедмитрия II. Взятие Троице-Сергиева монастыря позволило бы им окружить Москву, привлекали их и церковные драгоценности. Однако надежды, что монашеская братия сдастся без боя из-за непопулярности царя Василия Шуйского, оказались напрасными. Попытки штурма мощных монастырских стен предпринимались несколько раз – и все они окончились неудачей. Осажденные, несмотря на скудные запасы продовольствия и одолевавшие их болезни, держались насмерть. В начале 1610 года польско-литовское войско отступило.

«Сказание…» Авраамия Палицына – это не просто рассказ о событиях, написанный ярко и образно, но и важное послание ко всем жителям России, предостерегающее от новых потрясений. Журнал «Историк» предлагает вниманию читателей его фрагмент.

«Обложили враги царствующий град»

Сам я не был в обители во время осады ее польскими и литовскими людьми и русскими изменниками, пребывая в царствующем граде Москве по повелению державного князя, в доме чудотворца на Троицком подворье в Богоявленском монастыре. <…> И так как писать в книге что попало по собственному произволу не следует, только, что слышали мы и своими глазами видели, о том и свидетельствуем. Не подобает ведь на истину лгать, но с великим тщанием подобает истину соблюдать. <…>

Господь никогда не перестает учить нас и прибегающих к Нему принимает, отвращающихся же с долготерпением ожидает. И потому предоставил Он нам жить по своей воле, чтобы, когда в сетях, не размышляя о себе, увязнем и ниоткуда помощи не найдем, вскоре к Нему очи ума возвели мы и оттуда помощь получили. Так, сначала попустил Господь Бог владеть нами попирателю иноческого чина расстриге Григорию Отрепьеву, назвавшемуся царским сыном Дмитрием Ивановичем всея Руси и на царский престол взошедшему: и в скором времени тот Григорий, достойную месть получив от Бога, умер лютою смертью. <…>

«ЕСТЬ ЛИ КАКОЕ-НИБУДЬ ПРИОБРЕТЕНИЕ И ПОЧЕСТЬ В ТОМ, ЧТОБЫ ОСТАВИТЬ НАМ СВОЕГО ПРАВОСЛАВНОГО ГОСУДАРЯ И ПОКОРИТЬСЯ ЛОЖНОМУ ЦАРЮ, врагу и вору?»

Малое некое число городов в Поморье не соблазнилось, и те по крестному целованию держались Московского государства. Иные же по причине дальнего отстояния подчинены были врагам российским, полякам и изменникам сиверским. Труден же был путь отовсюду к Москве для всех, добра хотевших по правде, ибо обложили враги царствующий град вокруг, и хотевшие к нему пройти на всех путях побиваемы бывали. И из-за недостатка во всем необходимом в предельно бедственном состоянии был град Москва. Из него убегавшие, и не желая, число врагов пополняли, и самоуверенно по этому поводу враги веселились. <…>

Великая же тогда польза была царствующему граду от обители чудотворца Сергия благодаря его святым молитвам. Ибо у моря на севере живущие люди, на берегах Студеного моря и Океана, царству обо всем происходящем возвещают и помогают. И из Великого Новгорода люди, и из Вологды, и с Двины-реки вплоть до моря, и с востока вся Сибирская земля и те, что за ней, – все помогали Москве. Также и из Нижегородской земли, и из Казани люди все без измены служили. <…>

«Ваше темное господство»

Гетман Сапега и Лисовский в двадцать девятый день [29 сентября 1608 года. – «Историк»] прислали в крепость, в Троицкий Сергиев монастырь, сына боярского Бессона Руготина с посланием, также и к архимандриту с братией с угрозами. <…> Воеводы же с архимандритом и с прочими соборными старцами и дворянами и со всеми воинскими людьми постановили и на их льстивую грамоту составили к Сапеге и Лисовскому такое письмо:

«Да знает ваше темное господство, гордые начальники Сапега и Лисовский и прочая ваша дружина, что напрасно нас, Христово стадо православных христиан, прельщаете вы, богоборцы, мерзость запустения. Знайте, что и десятилетний христианский отрок в Троицком Сергиевом монастыре посмеется вашему безумству и совету. А то, о чем вы нам писали, мы, получив это, оплевали. Ибо есть ли польза человеку возлюбить тьму больше света и променять истину на ложь, честь на бесчестие и свободу на горькое рабство?

Как же оставить нам вечную святую истинную свою православную христианскую веру греческого закона и покориться новым еретическим законам отступников от христианской веры, которые прокляты были четырьмя вселенскими патриархами? Есть ли какое-нибудь приобретение и почесть в том, чтобы оставить нам своего православного государя и покориться ложному царю, врагу и вору, и вам, латиняне, иноверным? <…> И ложною ласкою, и тщетной лестью, и суетным богатством прельстить нас хотите. Но мы и за богатства всего мира не хотим нарушить своего крестного целования».

И затем с теми грамотами отослали в таборы. <…>

Добродетельные же иноки, обходя по всей крепости, молили христолюбивое воинство и всех людей, говоря: «Господа и братья, пришел час прославить Бога и Пречистую его Матерь, и святых великих чудотворцев Сергия и Никона, и нашу православную христианскую веру! Мужайтесь и крепитесь и не ослабевайте в трудах, не оставляйте надежды, да и нас помилует и прославит Всещедрый Господь Бог! Не унывайте в скорбях и бедах, нашедших на нас! Но возложим упование на Бога и на молитвы великих наших заступников Сергия и Никона, и увидим славу Божию! Ибо Тот может избавить нас от рук всех врагов наших. Если же, братья, кто и пострадает ныне, в это время, будет он для своего Господа мучеником, потому что пострадал за превеликое его имя!»

Так они укрепляли всех православных христиан, бывших на стенах крепости. И благодаря этому все больше расхрабрились, крепко сражаясь со своими врагами. <…>


Подготовил Никита Брусиловский