Для нашей армии это был первый поход, первое сражение Семилетней войны. И сразу — с мощной прусской армией, как считалось, лучшей в мире. 30-тысячная армия прославленного старого прусского фельдмаршала Иоганна Левальда, казалось, заманила русских в капкан. В распоряжении фельдмаршала Степана Апраксина находилось более 50 тыс., но вступить в бой могли далеко не все. Ведь армия была растянута по узкой лесной дороге, повозки и пушки мешали маневрированию. Дебют сражения остался за Левальдом.

Завязался кровопролитный бой. И вот, когда часть русских войск дрогнула и начала отступать, внезапный удар по левому флангу пруссаков нанёс молодой генерал Пётр Румянцев со свежими полками. Он по собственной инициативе провёл солдат лесными тропами и вступил в бой. Победа! Однако Апраксин не решился на преследование врага. И всё-таки значение этой победы трудно переоценить. После Гросс-Егерсдорфа армия поверила в себя, миф о непобедимости пруссаков развеялся.

3008