В честь последнего брежневского съезда КПСС был назван крупнейший из алмазов, когда-либо найденных в нашей стране. Леонид Ильич выглядел не лучшим образом, но произнёс многочасовую и недурно подготовленную речь. Из иностранных гостей съезда выделялся кубинский команданте. Кремлёвский зал встречал его с особой теплотой. Посланцев Острова свободы в СССР любили: они как будто воскрешали дух мировой революции. Конечно, в 1981-м Кубу любили уже не с таким безоглядным восторгом, как в 1960-е, но всё-таки роман продолжался. И в народе понятие «Куба» находило положительный отклик.

Д.А. Налбандян. Встреча Л.И. Брежнева и Фиделя Кастро на XXVI съезде КПСС, 1981

Д.А. Налбандян. Встреча Л.И. Брежнева и Фиделя Кастро на XXVI съезде КПСС, 1981

Дмитрий Налбандян работал, как шутили, «в области вождей» — от Иосифа Сталина до Леонида Брежнева включительно. Немало полотен посвятил и Лениниане, актуальной в СССР в любые времена. Не все его работы одинаково выразительны. Однако историческую роль официального летописца власти он сыграл прилежно. Картины Налбандяна иллюстрируют историю советского политического Олимпа. Такими хотели видеть себя вожди…

Во времена Брежнева художнику приходилось конкурировать с телевидением. Сталина видели только в хроникальных лентах — их набиралось на двадцать минут за десять лет. Сильные стороны брежневского артистизма были известны всем: он умел быть радушным, обаятельным. По горящим глазам Генерального секретаря было видно: бюрократическая формулировка «Встреча прошла в тёплой, дружественной обстановке» для него — не просто формальность. Рядом с Фиделем стареющий генсек заряжался кубинским темпераментом, начинал эмоциональнее жестикулировать, выкрикивал лозунги… Встречались они многократно. Налбандян не омолодил Брежнева, можно сказать, он зафиксировал угасание опытного политика, беззлобного и бывалого человека. Рядом с огромным Кастро он выглядит добродушным дедушкой. Похожее впечатление эта политическая пара производила и в видеохронике. На этой картине, пожалуй, слишком много лиц. Это узнаваемые члены брежневского Политбюро: Николай Тихонов, Юрий Андропов, Михаил Суслов, Виктор Гришин, Гейдар Алиев… Они смотрят на объятия вождей не без подобострастия. Каждый из них практически лишён характера. Это высокопоставленная массовка, почти карикатурная. Налбандяну здесь не хватило панорамного видения, простора… Скопление заслуженных делегатов выглядит несколько суетливо. Главное, что есть на этой картине, — искреннее, крепкое рукопожатие Леонида Брежнева и Фиделя Кастро. Кажется, что минуту спустя они обнимутся. И этот сюжет сегодня воспринимается не без ностальгии.

Картина представлена в экспозиции Музея современной истории России