1. ГЕРОИ ШИПКИ (1954)

10 фильмов

Этот фильм легендарного режиссёра Сергея Васильева (одного из «братьев Васильевых», авторов «Чапаева») можно отнести ещё к «сталинскому» циклу исторических кинополотен. Но фильм создан в 1954-м. Наконец-то массовой аудитории рассказали об одной из самых справедливых войн в истории. Россия воевала за свободу братского народа.

Ключевые сцены снимали в Болгарии, именно там, где шли сражения в 1877–1778 годах… Невозможно забыть Евгения Самойлова в роли Михаила Скобелева. Бравый, энергичный «белый генерал» просто выпрыгивал с экрана в зал, подмигивая персонально каждому зрителю. Запомнился и Георгий Юматов — молодой казак Сашко Козырь, полюбивший болгарскую девушку.

Дружба и боевое братство православных народов не было мифом ни для героев фильма, ни для тогдашних зрителей. Есть в «Героях Шипки» конъюнктурные политические оценки, но главное в этом ярком, цветном батальном фильме — подвиг армии, подвиг полководцев.

На Каннском фестивале 1955 года фильм приняли восторженно, а Сергей Васильев получил приз за лучшую режиссуру.

2. ШЕСТОЕ ИЮЛЯ (1968)

1633944-600-600

Эта картина стала поворотной в истории киноленинианы. Молодой мастер политической драмы Михаил Шатров написал пьесу и сценарий о событиях лета 1918-го к их пятидесятилетию. За дело взялись не мэтры, а молодые художники: режиссёр Юлий Карасик, актёр Юрий Каюров, сыгравший Ленина в непривычно скупом, жёстком, документальном стиле.

В классическом фильме Михаила Ромма Ленин отказывался пользоваться оружием, у Карасика он привычным жестом берёт браунинг — и все понимают, что ситуация приняла опасный оборот. Эсеровскую Жанну д’Арк — Марию Спиридонову — эффектно сыграла Алла Демидова. После этой роли Спиридонова для советских людей, неравнодушных к истории, из абстракции превратилась в живой образ.

Карасик показал политический кризис без мелодраматического сантимента, без излишнего пафоса. После дискуссии с большевиками о Брестском мире левые эсеры решились на вооружённую борьбу за власть. Арестован Феликс Дзержинский, вооружённые отряды левых эсеров берут под контроль пол-Москвы. Об этом можно было рассказать топорно, а у фильма «Шестое июля» есть стиль.

3. АНДРЕЙ РУБЛЁВ (1966)

10 фильмов-3

У этого выдающегося фильма немало поклонников и критиков. Во многом по «вине» режиссёра Андрея Тарковского в конце 1960-х многих заинтересовала Древняя Русь, а древнерусская эстетика стала проявляться повсюду, от панно в массовых столовых до серьёзных научных трудов. Тарковский вглядывался в судьбу художника, в психологию творчества, но и скрупулёзно создавал ту фактуру XV века, которая ему привиделась. После «Иванова детства» Тарковского числили в гениях, однако столь глубокого размышления о язычестве и христианстве, о смирении и предательстве даже от него не ждали. Последняя, открыто метафорическая новелла фильма — «Колокол» — тронула скрытые струны, провозгласила единство нашей истории. Показала, что не одинок Рублёв и не прервётся нить.

«Тягучая полоса безрадостной, беспросветной унылой жизни, сгущаемая к расправам и жестокостям, к которым автор проявляет интерес натурального показа, втесняя в экран чему вовсе бы там не место», — писал о «Рублёве» Солженицын. Едва ли справедливо. Фильм получился нервный, колкий, единственный в своём роде.

4. ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ МЕНЯЕТ ПРОФЕССИЮ (1973)

10 фильмов-4

Это, конечно, не самый серьёзный фильм о царстве Московском, и в нашем списке он «на особом счету». Броские образы — как в комиксе, комические репризы — каскадом, песни — тоже цепкие, праздничные, приморские. Одна из удачных работ Леонида Гайдая — прирождённого комедиографа. Однако эта яркая картина о путешествиях на машине времени приоткрывает эпоху Ивана Грозного.

С иронией, хотя и не без уважения.

И многие из нас представляют первого царя Московского исключительно с профилем Юрия Яковлева. Шутки шутками, но, когда вор Жорж Милославский, притворившись боярином, не отдаёт шведам «Кемску волость», в этом больше органичного патриотизма, чем в ином патетическом монологе о любви к России… Михаил Булгаков в пьесе «Иван Васильевич» не только ёрничал, не только вышучивал актрис и управдомов.

Он утверждал: у нас есть прошлое. И грозный царь Иван Васильевич — не чужой человек для нас. Да просто близкий родственник. Поглядите, как на нашего Буншу похож! А Ростов Великий всё-таки неплохо сыграл роль Москвы XVI века.

5. ЗВЕЗДА ПЛЕНИТЕЛЬНОГО СЧАСТЬЯ (1975)

10 фильмов-5

150-летие декабрьского восстания в СССР отмечали с размахом. Режиссёр Владимир Мотыль взялся за сакральную для советских времён тему. И у него получился зрелищный, поэтичный фильм, в котором исторические события показаны фрагментарно, но эмоционально. Требовать от художественного фильма сугубой исторической точности нельзя. На мой взгляд, напрасно режиссёры окарикатурили Николая I и упростили Михаила Милорадовича. Вот Александра I преподнесли не без изящества. При этом фильм пробуждает «чувства добрые», сопереживательные, а это немало.

Критика откликнулась на «Звезду…» кисло. Уж слишком поклонялась тогдашняя интеллигенция декабристам, потому и требовала полного соответствия собственным представлениям об истории. Безоговорочно хвалили только песню о кавалергардах.

Хотя в главном фильм победил: Мотылю удалось представить собственный миф о декабристах, и публика приняла его. С тех пор нам затруднительно судить о тайных обществах начала XIX века, отрешившись от «Звезды пленительного счастья».

6. УКРОЩЕНИЕ ОГНЯ (1972)

10 фильмов-6

Покорение космоса — самый мирный триумф в истории ХХ века. Режиссёр и сценарист Даниил Храбровицкий представил обобщённый образ конструктора ракет, потому и фамилию ему дали выдуманную — Башкирцев. Фильм не претендует на детальную историческую точность, тем более что речь идёт о засекреченной работе… Однако у Кирилла Лаврова получился истинный подвижник от науки. Это олицетворение советской мечты, которая была достойным противовесом мечте американской.

Он преодолевает препятствия, заряжает соратников энергией и верой в успех. Резкого, ершистого Башкирцева оттеняет мягкий, ироничный академик Огнев в исполнении Игоря Горбачёва. Башкирцев умирает у него на руках — в южной провинции, на обочине пыльной дороги. Он надорвался, отдал всё. Но после череды неудач ему удавалось главное — запуск первого искусственного спутника Земли, а затем — и первые шаги в истории пилотируемой космонавтики.

Для этого, как говорят герои фильма, необходима «промышленная культура» — и по «Укрощению огня» можно получить представления о том, как создавалась советская военная промышленность, подкреплённая научными лабораториями оборонного характера. Фильм снят с размахом и мастерством, достойным космической темы. Вера в человека, вера в технику, которую создаёт человек, — не худшая основа для цивилизации.

7. АГОНИЯ (1974)

agony

Трагифарс Элема Климова о закате империи Романовых долго не выходил на экраны, хотя вроде бы вполне (и даже с перехлёстом!) соответствовал советским представлениям о предреволюционной ситуации. Идеологи побаивались ассоциаций с советскими 1970-ми, однако и тут аналогии просматриваются слабо. Фильм соответствует названию: нам последовательно и натуралистично показывают распад, гниение системы. Кутежи, похоть и коррупция. Это история в кривом зеркале, и в своём жанре фильм снят мастерски.

Яростный Григорий Распутин мало похож на своего исторического прототипа. Но легенду о демоническом Распутине Алексей Петренко воплощает с богатырской силушкой. При этом актёр Анатолий Ромашин в роли последнего русского императора не карикатурен. Он представляет своего героя не без симпатии вопреки обстоятельствам сценария. Всё заканчивается гробом Распутина. Фильм тяжёлый и пристрастный, однако это художественное высказывание, достойное внимания.

8. СЛУЖИЛИ ДВА ТОВАРИЩА (1968)

kinopoisk.ru

Сценаристы Юлий Дунский и Валерий Фрид сочинили свою Гражданскую войну, в которой перемешались Антон Чехов, Исаак Бабель, Александр Дюма, американские вестерны и нашенские каторжные байки. Всё это завертелось в фильмах «Гори, гори, моя звезда», «Красная площадь», «Я, Шаповалов Т.П.»… Однако фильм режиссёра Евгения Карелова «Служили два товарища» даже из этого ряда выделяется.

На редкость органичная картина, в которой не видно швов, не видно режиссёрских стараний. И зритель поверил этому фильму. Когда мы вспоминаем о Гражданской войне, чуть ли не в первую очередь проносятся перед глазами сцены из фильма Карелова. Это и белые офицеры, уходящие в море, но не сдавшиеся. И безногий красный командир на коне. И споры двух товарищей, один из которых — шумный и непримиримый, а другой — молчаливый философ. И конечно, финал, когда поручик Брусенцов на переполненном пароходе покидает Россию, а за ним плывёт конь Абрек. И — выстрел.

Эта сцена напоминает стихи поэта Николая Туроверова: «Уходили мы из Крыма Среди дыма и огня; Я с кормы все время мимо В своего стрелял коня». Вряд ли авторы фильма знали стихи белоэмигранта. Тем точнее попадание в исторический образ.

9. КРАСНЫЕ КОЛОКОЛА. Я ВИДЕЛ РОЖДЕНИЕ НОВОГО МИРА (1982)

X95UyJh63ks

Не вовремя вышел этот фильм… Официальная трактовка Октября к тому времени у многих вызывала если не отторжение, то апатию. А через несколько лет, когда сменилась конъюнктура, «Красные колокола» и вовсе списали в архив. Между тем в этом фильме едва ли не самые впечатляющие массовые сцены в истории кино. Только у Сергея Бондарчука затяжные многотысячные массовки превращались в классическую симфонию, в сильный образ. Бондарчук представил не привычный для кинотрадиции взгляд на взятие Зимнего, на подготовку Октябрьской революции.

Мы впервые (не считая фильмов о юности Володи Ульянова) увидели бритого Ленина. Безусого, безбородого. Ведь в октябре 1917-го он в конспиративных целях побрился… За рождением нового мира наблюдает потрясённый американский журналист Джон Рид. В эту роль вжился Франко Неро, звезда европейского экрана. Хотя самое впечатляющее актёрское соло исполнил, пожалуй, Богдан Ступка в роли Керенского.

Ну а музыка Георгия Свиридова — настоящий шедевр оркестрового осмысления истории. В каждой ноте рождается новый мир: тут и тревога, и восторг, и мрачная осень.

10. ВАТЕРЛОО (1970)

10 фильмов-10

Этот фильм иногда воспринимают как эпилог к эпопее Сергея Бондарчука «Война и мир». И действительно, итальянский продюсер предложил советскому режиссёру наполеоновский проект на волне успеха «Войны и мира». Но «Ватерлоо» — не экранизация классического романа. Тут другой жанр — историческая хроника, преимущественно батальная. Именно хроника: фантазии драматурга почти не видны. Крупнейший международный проект с участием «Мосфильма» стал классикой.

Последний акт Наполеоновских войн Бондарчук срежиссировал с затягивающей достоверностью. Лучшая в мире массовка для батальных сцен — Советская армия. Больше двадцати тыс. солдат срочной службы приняло участие в съёмках. Битва при Ватерлоо состоялась на западных рубежах СССР, в Закарпатье.

Американский актёр Род Стайгер, только недавно получивший Оскара, играл Наполеона добросовестно и мощно. Советские артисты запомнились в небольших ролях — как Серго Закариадзе — фельдмаршал Гебхард фон Блюхер, переломивший ход сражения, а возможно, и ход истории.

Более грандиозного батального кинозрелища история не знает. Никогда компьютерная премудрость не заменит Бондарчука, его батальоны красноармейцев, которые обернулись наполеоновской гвардией.

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ