8 (20) июня 1857 года, ровно 160 лет назад, скончался Александр Иванович Чернышёв. Достаточно вспомнить трёх классиков, чтобы составить полное представление об этом человеке

Лев Толстой — в повести «Хаджи-Мурат»  зубодробительная характеристика: Николай I своего военного министра «только терпел, считая его пока незаменимым человеком, но, зная его старания погубить в процессе декабристов Захара Чернышёва и попытку завладеть его состоянием, считал большим подлецом». Давайте эти две характеристики («незаменимый человек» и «большой подлец») особо запомним, согласившись, что одно другого не исключает. Николай Лесков — несчастный великомученик Левша умирает со словами о том, что в Европе «ружья кирпичом не чистят». А это как раз военный министр Чернышёв в сер. XIX века всё ещё твердил: «Пуля дура, штык молодец», поучая, что исход любой битвы решают саблей, а не ружьём. Николай Некрасов — в лучшем, на мой взгляд, своём стихотворении «Размышление у парадного подъезда» зло пишет о знатном и богатом  вельможе, отдавшем Богу душу «под пленительным небом Сицилии». Строки эти поэт положил на бумагу в 1858-м, а Чернышёв умер годом ранее, правда, не на Сицилии, но почти  рядом — под Неаполем, на курорте Кастелламаре-ди-Стабия.

Александр Чернышёв родился в самом конце 1785 года в семье вроде бы знатной, однако небогатой. Хоть батюшка его и был сенатором, генерал-поручиком и правил Костромским наместничеством, при этом имел всего лишь 99 крепостных. Ничтожно мало! Зависть так грызла нашего героя, что, участвуя в следствии по делу декабристов, он в самом деле всячески топил и пытался обобрать богатого и знатного родственника, графа Захара Чернышёва. Впрочем, рвение и верная служба  российскому престолу принесут Александру Ивановичу и титулы, вплоть до светлейшего князя, и чины, и  бесчисленные ордена, и наивысшие посты, и богатство. Но, как справедливо заметит уже цитировавшийся выше Лев Толстой, для настоящей, «природной» аристократии Чернышёв до конца своих дней останется parvenu — выскочкой.

Елизавета Александровна Чернышёва, княгиня Барятинская, А.Ж. Периньон, 1853

Ну а теперь о несомненных заслугах. А они немалые. Боевое крещение — трагический для России Аустерлиц. Молоденький Саша Чернышёв отличился так, что получил крест Святого Владимира с бантом, награду не по чину! Его заметили. Он ловок, умён, знает языки, очень смел и чертовски хитёр. И на тот момент весьма важное — ужасно нравится женщинам. Значит, в дипломаты! Так Чернышёв оказывается в Париже — как офицер для оперативной связи между лично Наполеоном и лично Александром I. Когда в доме австрийского посланника князя Шварценберга прямо на балу вспыхивает пожар, Чернышёв на руках выносит из пламени сестёр самого Наполеона — Каролину Мюрат и Полину Боргезе. Последняя, болезненно развратная, становится его любовницей — и осведомлённым информатором. Сколько одиноких постелей согрел 25-летний полковник, собирая ценнейшую информацию? Да весь Париж тогда восхищался им. А он создал такую разведсеть, что и Штирлиц бы позавидовал. Сведения для русских передавал сам князь Шарль Морис Талейран (алчный до денег агент «Анна Ивановна»). Особую роль сыграл и некто Мишель, имевший доступ к тайнам военного министерства Франции. А курьер Жан Мозес. который носил секретные документы к переплётчику (!), успевал снимать с них копии для Мишеля и Чернышёва. Мало этого. Чернышёв подсунул французам якобы секретные военные карты России —  чистую фальшивку. На полях одной из поступивших от этого супершпиона бумаг император Александр начертал: «Зачем я не имею министров, подобных этому молодому человеку»! Впрочем, став-таки министром, Чернышёв здорово изменится…

А Наполеон так до конца и не поверит, что милейший спаситель его сестёр — шпион. Впрочем, из Парижа Александра Ивановича спровадят. По дороге домой, в Петербург, он ещё заедет в Стокгольм и лично убедится в том, что в случае большой войны шведы не ударят русским в тыл. Потом будет война, Чернышёв и тут проявит себя с наилучшей стороны. А затем… Декабристы и его подлость, титулы, пост  военного министра, пост председателя Госсовета, богатство, патрицианская смерть в Италии. Словно это две жизни двух разных людей…


Игорь АЗАРОВ