Из истории русской прессы
Чего ждал от газет читатель XVIII века?

1

Продолжение темы

Успех «Московских ведомостей» был очевиден. А ведь увеличение количества читателей газет, несомненно, сдерживалось высокой ценой на них. Так, один номер «Санкт-Петербургских ведомостей» стоил в конце 1720-х гг. 4 коп., а годовой комплект обходился в 4 руб. Годовая подписка на «Москоаские ведомости» в период их издания Н.И. Новиковым стоила 6 руб. Для сравнения можно сказать, что цена на лошадь для крестьянского хозяйства колебалась от 2 до 15 руб., а за 20–70 руб. можно было приобрести породистого коня. Неудивительно поэтому, что распространявший в конце 1720-х гг. «Санкт-Петербургские ведомости» в Москве книготорговец В.В. Киприанов писал, что «многие желают читать (газету. – А.С.) даром, нежели за деньги».

Если упоминания о чтении русских газет в первой половине XVIII в. единичны, то для второй половины столетия мы уже имеем множество подобных свидетельств. Какое место занимали газеты в библиотеках и круге чтения россиян во второй половине XVIII столетия? Ответить на этот вопрос можно обратившись к архивным, мемуарным и эпистолярным источникам.

В некоторых исследованиях можно встретить утверждения, что в частных собраниях газеты были редкостью, поскольку подписка стоила дорого, но несмотря на это ”их не берегли, а прочитав, выбрасывали”. Детальное изучение источников показывает, что, напротив, и отечественные и иностранные газеты сохранялись в личных библиотеках длительное время. Например, в библиотеке историка князя М.М. Щербатова хранилось 18 подшивок «Санкт-Петербургских ведомостей» за 1754–1760, 1764, 1767–1772, 1774, 1776–1777 гг., а также 25 подшивок «Московских ведомостей» за 1757, 1775, 1779–1789 гг. Некоторые книголюбы стремились иметь у себя полные комплекты газет за многие годы. Так, по требованию владельца уральских заводов и известного библиофила Н.А. Демидова, ежегодно выписывавшего «Санкт-Петербургские ведомости», его петербургские приказчики переслали в 1767 г. в его московский дом недостающие комплекты этой газеты за 1733, 1736, 1742 гг.

О долговременном интересе к газетной информации может свидетельствовать и следующий факт. В 1745 г. поручик И.М. Булгаков, отец известного дипломата и литератора Я.И. Булгакова, приобрел в книжной лавке Академии наук 16 годовых комплектов «Санкт-Петербургских ведомостей» за период с 1728 по 1744 г. За каждый из них было уплачено по рублю, а затем они немедленно были отправлены в переплет, который обошелся в 5 рублей 60 копеек. Семья Булгаковых отличалась большим интересом к русским газетам, собиравшимся на протяжении всего XVIII столетия. Внук И.М. Булгакова А.Я. Булгаков отмечал, что после смерти дед оставил прекрасную библиотеку, а также «собрание его всех Ведомостей обеих столиц с самого начала печатания их», которое «было рачительно продолжено сыном его (Я.И. Булгаковым. – А.С.)», но погибло во время московского пожара 1812 г.

pressa (2)

Екатерина Великая

Люди XVIII столетия жадно искали в русских газетах упоминаний о самих себе и своих близких. Екатерина II, согласно многочисленным упоминаниям современников, интересовалась не только оценкой своей деятельности в зарубежной прессе, но и в отечественных газетах. Так, статс-секретарь А.В. Храповицкий в июне 1787 г. во время путешествия императрицы в Крым записал в своем дневнике, что ей «с удовольствием читан в Мос[ковских] газ[етах] вояж из Херсона до Бакчисарая», т.е. описание собственной поездки.

Генерал Л.Н. Энгельгардт вспоминал, что в 1792 году, когда он приехал в отпуск в имение к отцу в Белоруссию, тот жестоко отругал его за то, что описание сражения при Мачине в письмах мемуариста и напечатанные в газетах реляции имели расхождения.

Случались из-за неверных газетных сообщений и курьезные ситуации. Например, петербургский чиновник А.И. Васильев сообщал Г.Р. Державину в Тамбов в марте 1786 г.: «Не писал я к Вам для того, что не знал где Вас найти, ибо здесь пришли Московские газеты, где напечатано, что Вы приехали из Тамбова в Москву: то я и думал, не бежал ли ты в Москву. Рад очень, что теперь от Вас из Тамбова получил письмо. Подумай, как так печатают. Они подлинно ничего не теряют, напечатав, что ты из Москвы в Тамбов едешь, или из Тамбова в Москву приехал, но для тех, о которых напечатано, не все равно. Однако ж это вздор: довольно сему и посмеяться».

??????? ??????? ?????????? ?????????

Гавриил Романович Державин

Публикуемые в газетах правительственные указы, а также сведения о служебных назначениях, живо интересовали чиновный люд XVIII столетия. Так, в том же 1786 г. петербургский чиновник Д.М. Свистунов сообщал тамбовскому губернатору Г.Р. Державину: «О новопожалованных чинами и крестами в большой праздник я для того к Вам не писал, что имена их скоро напечатали в газетах, которые Вы получаете».

Можно утверждать, что одной из функций газетной периодики в XVIII в. становится частичное замещение в информационном пространстве словесной коммуникации, а проще говоря слухов и сплетен. В газетах того времени большое внимание уделялось описанию различного рода курьезов, аномальных природных явлений. И эта информация не оставалась без внимания со стороны широкой читательской аудитории. Например, титулярный советник из Оренбурга М.С. Ребелинский счел необходимым записать в свой дневник в феврале 1799 г. следующее: «В газетах напечатано, что таковая холодная зима, какова ныне, была в 1399 году». Адмирал Д.Н. Синявин оставил в своих воспоминаниях сообщение о том, что в 1783 г. «в газете нашей напечатано было» известие о кончине в имении мемуариста крестьянина, дожившего до 104 лет.

Судя по мемуарам, большой интерес читателей вызывали сообщения о военных действиях русской армии. Так, поэт И.И. Дмитриев, вспоминая о годах своего детства, проведенных в родительском доме в Симбирске, писал: ”Отец мой, получая при газетах реляции (о военных действиях в ходе русско-турецкой войны 1768–1774 гг. – А.С.), всегда читывал их вслух посреди семейства. Никогда не забуду я того дня, когда слушали мы реляцию о сожжении при Чесме турецкого флота. У отца моего от восторга перерывался голос, а у меня навертывались на глазах слезы”. А упомянутый уже оренбургский чиновник М.С. Ребелинский в сентябре 1799 г. записал: «В газетах напечатано, что фельдмаршал граф Суворов пожалован князем с наименованием Италийским, коему велено в гвардии и в войсках отдавать честь так, как Государю».

3

В последней четверти XVIII в. русские и иностранные газеты стали выписываться дворянами непосредственно в имения. При этом, если зарубежные издания, как правило, читались только хозяином дома, то с отечественными газетами знакомились все члены семьи и даже дворовые крестьяне. Известный агроном А.Т. Болотов специально указывает, что русские газеты выписывались «для всех». Граф П.Б. Шереметев выписывал один экземпляр «Санкт-Петербургских ведомостей» для себя, а еще один – для своих дворовых людей.

В конце XVIII – начале XIX вв. чтение газет в дворянских семьях становится достаточно распространенным явлениям. С газетами знакомились даже те, кто практически не читал книг. Характерно записанное П.Г. Кичеевым воспоминание о семье богатого подмосковного помещика А.В. Маркова, которому в начале XIX в. было уже далеко за 80 лет. «В свободные часы, – пишет мемуарист, – муж читывал единственно «Московские ведомости», выходившие тогда два раза в неделю, по средам и субботам, а жена довольствовалась Минеей-Четьей».

XVIII век явился колыбельным периодом отечественной газетной периодики, представленной всего тремя изданиями – «Ведомостями», «Санкт-Петербургскими ведомостями» и «Московскими ведомостями». Накопленный в эту эпоху опыт подготовки газетной информации и постепенный рост читательского интереса к ней подготовили дальнейшее развитие отечественной прессы.

Автор — доктор исторических наук