В конце октября 1907 года в Санкт-Петербурге эсерка Евстолия Рогозинникова застрелила начальника Главного тюремного управления Александра Максимовского. Позднее выяснилось, что замысел террористов был гораздо масштабнее.

Около 14 ч. дня в здание Главного тюремного управления на углу Греческого проезда и 7-й Рождественской улицы вошла девушка, от которой исходил сильный запах духов. Улыбнувшись, она обратилась к дежурному инспектору Огневу с просьбой сообщить о ней лично начальнику Главного тюремного управления: «Я знаю, что Александр Михайлович человек очень гуманный. Он не откажет в моей просьбе». Посетительница вела себя спокойно, никаких подозрений ни у кого не вызвала, но была настойчива.

Поколебавшись, Огнев уступил просьбам девушки и передал её просьбу Максимовскому. Около 17 ч. тот вышел к просительнице. В ответ на его вопрос: «Какое у вас ко мне дело, сударыня?», раздался выстрел. Пуля попала в сонную артерию, и Максимовский упал. Террористка метнулась к окну, чтобы выбросить в него браунинг, но находившиеся в приёмной начальник одной из уездных тюрем и посетители помешали ей это сделать. В тот момент никому из них не могло прийти в голову, что тем самым они предотвратили более масштабную террористическую акцию.

Позже в своих воспоминаниях товарищ (заместитель) министра внутренних дел генерал Павел Курлов поведал: «Террористическая группа, в состав которой входила и задержанная женщина, совершила свой набег на столицу из Финляндии — во главе ее стоял латыш под кличкой Карл, бывший ранее письмоводителем у одного из лиц судебного ведомства в г. Риге. Группой было решено, что если убийце Максимовского… удастся выбросить револьвер на улицу, то это служило бы сигналом для остальных членов группы занять немедленно места около квартир министра юстиции, петербургского градоначальника и моей в уверенности, что мы поспешим выехать на место происшествия. Между тем благодаря задержанию Рогозинниковой начальником тюрьмы условленный сигнал не был дан, и участники группы поспешили скрыться в Финляндии».

Не названный Курловым начальник одной из уездных тюрем отвёл смертельную угрозу от Курлова, петербургского градоначальника генерал-майора Даниила Драчевского и министра юстиции Ивана Щегловитова. Ведь все они, как и рассчитывали террористы, прибыли на место преступления!

Обыскать террористку поручили жёнам служителей Главного тюремного управления. Однако, как только они приблизились к девушке, та закричала: «Осторожно, дуры, взлетите на воздух». Оказалось, что террористка была обвешана динамитом, который мог взорваться в любую секунду!

Позже выяснилось, что план революционеров предполагал и третий акт. Рогозинникова должна была взорвать здание охранного отделения на Фонтанке, д. 16, куда, как считали террористы, её привезут для обыска.

Эти планы расстроил вызванный на место преступления помощник начальника Петербургского охранного отделения Михаил Комиссаров. «Как бывший артиллерист, он решился сам приступить к обыску. Рогозинникова была выведена в приемный зал, где подполковник Комиссаров предупредил державших ее городовых, что при осмотре может последовать взрыв, и спросил, готовы ли они ему помочь? Городовые без колебаний согласились. Рогозинникова была положена на пол, и они держали ее руки и ноги, а подполковник Комиссаров, наклонившись, заметил под кофточкой два шнура и маленькую электрическую батарею, что свидетельствовало о нахождении на Рогозинниковой адской машины. Он ножницами разрезал эти шнурки, а затем обнаружил надетый на ней лифчик, в котором было… 13 фунтов экстрадинамита. Поднявшись с пола после этой операции, подполковник Комиссаров обливался обильным потом, свидетельствовавшим о пережитых им ввиду явной опасности для жизни волнениях», — писал Курлов.

Своё имя задержанная называть не стала, признав, что является членом эсеровского «Летучего боевого отряда Северной области» и совершила теракт по приговору своей партии.

Убийцей 46-летнего Александра Максимовского (не приходя в сознание, он скончался на операционном столе) была 21-летняя уфимская мещанка Евстолия Рогозинникова (она же Евлампия Рогозникова). В столице она обучалась в консерватории сначала по классу фортепиано, а затем перешла в класс вокала. Как певице ей прочили блестящее будущее…

Однако девушка выбрала иной жизненный путь, оказавшийся очень коротким. В 1906 году её арестовали за хранение бомбы (ею Рогозинникова собиралась взорвать здание охранного отделения). Хотя в тот раз революционерке удалось столь удачно разыграть сумасшедшую, что тюремные власти перевели её в психиатрическую больницу. Оттуда при помощи обитателей больницы Рогозинникова смогла сбежать.

Свой последний «концерт» несостоявшаяся оперная дива дала в октябре 1907-го в одиночной камере, где пела революционные песни.

На суде Рогозинникова держалась уверенно, отказавшись от защиты и последнего слова. Сам процесс продолжался около часа. «Шахидку» приговорили к смертной казни через повешение.

Выслушав приговор, подсудимая сначала низко поклонилась судьям, а затем громко рассмеялась им в лицо…