Такие разные судьбы адмиралов флота Советского Союза Николая Кузнецова, Ивана Исакова и Сергея Горшкова.

До 1993 года, пока отряхивающаяся от обломков разваленного СССР новая Россия не взялась перекраивать и систему воинских званий, высшим персональным званием в ВМФ было звание Адмирала флота Советского Союза. Его ввели указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1955 года, и за четыре десятилетия этого звания удостоились только три человека.

Своим появлением звание Адмирала флота Советского Союза обязано разрыву в соответствиях между армейскими и флотскими званиями, который неожиданно возник после введения в 1935 году персональных званий для военачальников РККА и РККФ. Высшим армейским стало звание Маршала Советского Союза, а соответствующего ему звания на флоте не появилось ни тогда, ни в 1940-м, когда верхней ступенью флотских званий стало звание Адмирала флота. На изменении этой обидной для флота ситуации настоял легендарный нарком ВМФ Николай Кузнецов. В его личном архиве есть такая запись (цитируется по примечаниям к мемуарам «Крутые повороты: Из записок адмирала»): «В 1944 году Сталин неожиданно для меня поставил вопрос в Ставке ВГК о присвоении мне очередного звания. У нас к этому времени не было звания выше адмирала, а значит, не было предусмотрено и соответствующих погон. Я доложил, что в других флотах существует звание адмирала флота. «Чему это будет равно в наших Вооруженных Силах?» — спросил Сталин. Я ответил, что если выдерживать ту же последовательность, что и в армии, то адмиралу флота следует присвоить погоны с четырьмя звездочками, но это тогда не будет самым высшим званием, какое имеют сухопутные военачальники, то есть звание маршала. Тогда же было решено учредить пока звание адмирала флота с четырьмя звездочками на погонах, не указывая, кому это звание присваивается в сухопутных силах. <…> В мае 1944 года было решено заменить эти погоны на маршальские, с одной большой звездой. А когда обсуждался уставной вопрос и в табели о рангах нужно было решить, кому же равен по своим правам адмирал флота, то черным по белому было записано: «Маршалу Советского Союза»».
Легендарный адмирал ошибся в дате введения звания Адмирала флота, хотя остальное описано точно. Так и возникла ситуация, когда высшее флотское звание стало выше предыдущего не на одну ступеньку, а на две: ранее соответствовавшее генералу армии, оно «переехало» на строчку выше, сломав стройную систему. Справились с этим только десять лет спустя после Победы. Вот как описывает это Николай Кузнецов: «Уже после войны встал вопрос: следует ли адмиралу флота иметь и носить маршальскую звезду? Помнится, маршал Жуков предложил изменить тогда и название на «Адмирал Флота Советского Союза». Правительство решило внести такую поправку в высшее звание ВМФ, и я вместе с группой маршалов из рук Председателя Президиума Верховного Совета СССР К.Е. Ворошилова получил маршальскую звезду…».

Каждый из трёх адмиралов флота Советского Союза — Николай Кузнецов, Иван Исаков и Сергей Горшков — по-разному пришёл к этому высшему званию. И по-разному сложилась судьба каждого из них, хотя и были они тесно переплетены между собой — и далеко не всегда это переплетение играло положительную роль. О судьбах «флотских маршалов» сегодня рассказывает своим читателям «Историк».

Адмирал флота Советского Союза Николай Кузнецов

11 июля 1904 года — 6 декабря 1974 года
Звание Адмирала флота Советского Союза присвоено: 3 марта 1955 года
В 1939–1947 и 1951–1955 годах — нарком Военно-морского флота, военно-морской министр и главнокомандующий ВМФ.
Герой Советского Союза, четырежды кавалер ордена Ленина, трижды кавалер ордена Красного Знамени, дважды кавалер ордена Ушакова
Адмирал Николай Кузнецов неслучайно назвал последнюю книгу своих воспоминаний «Крутые повороты» — именно так короче всего и можно описать его судьбу. Самый молодой нарком Военно-морского флота и первый моряк на этой должности, назначенный на неё 29 апреля 1939 года — и единственный из обладателей высшего флотского звания, который дважды (!) лишался его по воле партийного начальства. Единственный высший офицер СССР, который не побоялся привести флот в состояние полной боевой готовности за два часа до начала Великой Отечественной войны, причём не просто отдав приказ, но и позвонив лично каждому командующему Балтийским, Северным и Черноморским флотом, — и человек, обвинённый в продаже секретов союзникам по антигитлеровской коалиции.
До первых послевоенных лет служебная карьера крестьянского сына Николая Кузнецова развивалась без каких-либо резких перепадов. В 1926 году он окончил Военно-морское училище имени Фрунзе и прошёл все ступеньки от командира батареи линкора «Червона Украина» до наркома ВМФ, всюду показав себя блестящим офицером, отличным тактиком и стратегом. Успел повоевать в Испании (главный военно-морской советник правительства республиканцев под псевдонимом дон Николас Лепанто), бессменно командовал всем советским флотом в годы Великой Отечественной войны — и попал в опалу после Победы. Многие историки флота считают, что это случилось из-за слишком твёрдого и независимого характера Николая Кузнецова, который рисковал спорить с Иосифом Сталиным (причина первой опалы в 1948 году) и категорически не сошёлся характером с Георгием Жуковым (вторая опала в декабре 1955 года). И если в первый раз Кузнецов сумел добиться возвращения ему высшего флотского звания, то второй раз оно вернулось к нему только спустя 14 лет после смерти: слишком уж противился этому его бывший подчинённый и протеже на посту главкома ВМФ Сергей Горшков…

Адмирал флота Советского Союза Иван Исаков

10 августа 1894 года — 11 октября 1967 года
Звание Адмирала флота Советского Союза присвоено: 3 марта 1955 года
В 1938–1950 годах — заместитель наркома (министра, главнокомандующего) Военно-морского флота, в 1941–1943 и 1946–1950 — начальник Главного морского штаба.
Герой Советского Союза (7 мая 1965 года), шестикратный кавалер ордена Ленина, трижды кавалер ордена Красного Знамени, дважды кавалер ордена Ушакова I степени
Если Николая Кузнецова можно назвать гениальным флотоводцем-практиком, то получившего высшее флотское звание в один день с ним Ивана Исакова точнее всего будет назвать гениальным флотоводцем-теоретиком. Но ни в коем случае не кабинетным!

Если у Николая Кузнецова судьба стала делать резкие повороты после Великой Отечественной войны, то судьба Исакова с самого начала была извилистой. Армянин по национальности, уроженец селения Аджикент Карской области (оказавшейся в итоге в Турции), выросший в Тифлисе, он никогда не получил бы погон морского офицера, если бы не Первая мировая война. Осенью 1914-го Исаков стал «чёрным гардемарином»: ученики разночинских Отдельных гардемаринских классов носили чёрные погоны, а не белые, как в Морском корпусе. Но флот ни разу не пожалел о том, что дал восторженно мечтавшему о море юноше такой шанс. Иван Исаков сдал все выпускные экзамены на высший балл — среди десяти других лучших выпускников классов — и вскоре уже принял своё боевое крещение во время Моонзундского сражения 1917 года, будучи ревизором на эсминце «Изяслав». В 1928 году Исаков так же блестяще окончил и Курсы усовершенствования высшего начсостава при Военно-морской академии РККА имени К.Е. Ворошилова, а вскоре сумел проявить себя не только как прекрасный штабной офицер, но и как великолепный теоретик и преподаватель. Он хорошо сочетал теорию и практику: начальником штаба Экспедиции особого назначения № 1, проводившей первые корабли для Северного флота по Беломоро-Балтийскому каналу, Исаков стал после публикации статьи, в которой обосновал военное значение этой водной магистрали.

Великую Отечественную войну Иван Исаков встретил на посту начальника Главного морского штаба. Будучи членом Военного совета Северо-Западного направления и координируя действия армии и флота при обороне Прибалтики, а затем Ленинграда, он получил первую тяжёлую контузию и оглох на левое ухо. А вскоре Исакова отправили выполнять ту же трудную работу на Черноморском театре военных действий, где 4 октября 1942 года он был тяжело ранен и потерял правую ногу. При этом умение ясно мыслить и анализировать военачальник сохранил, что и доказал, вернувшись на штабную работу и оставаясь заместителем главкома ВМФ до 1950 года. Потом Исаков  занимался изданием «Морского атласа», продолжал активно писать теоретические статьи для «Морского сборника» и даже стал членом Союза писателей СССР.

Адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков

13 февраля 1910 года — 13 мая 1988 года
Звание Адмирала флота Советского Союза присвоено: 26 октября 1967 года
В 1956–1985 годах — главнокомандующий ВМФ СССР, заместитель министра обороны СССР.
Дважды Герой Советского Союза (7 мая 1965 года и 21 декабря 1982 года), семикратный кавалер ордена Ленина, четырежды кавалер ордена Красного Знамени, кавалер ордена Ушакова I и II степени
…Спустя год, после того как из Высшего военно-морского училища имени Фрунзе выпустили новоиспечённого морского командира Николая Кузнецова, туда же на штурманский факультет поступил недоучившийся студент физмата ЛГУ Сергей Горшков. Блестящим курсантом он не был, но и в середнячках не ходил, как, собственно, и всю дальнейшую военную карьеру. Она привела его к высшему флотскому званию и высшей флотской должности — главнокомандующего ВМФ, которую он занимал три десятка лет, то есть дольше, чем любой не только военно-морской, но и вообще военный чиновник в СССР!

Секрет такого рекорда традиционен для послесталинского СССР: Сергей Горшков был не просто умелым флотоводцем, которого ни соперники, ни критики никогда не могли упрекнуть в незнании флота или военного дела, но и умелым аппаратчиком. И конечно, свою роль сыграли три важных знакомства, которые будущий главком-рекордсмен свёл за время прежней службы. Первым из них оказалось знакомство с Николаем Кузнецовым, который настолько высоко ценил молодого офицера, что сумел оградить его от наказания за гибель на скалах недавно построенного тихоокеанского эсминца «Решительный». Вторым и третьим — знакомство во время обороны Новороссийска с двумя будущими начальниками Сергея Горшкова: командующим 18-й армией генерал-майором Андреем Гречко, которому суждено было стать одним из самых известных министров обороны СССР, и начальником армейского политотдела Леонидом Брежневым.

Снятый с должности главком ВМФ Николай Кузнецов сумел сделать так, чтобы его пост достался именно Горшкову, которого он ценил. А 10 лет спустя, когда высшие посты в стране заняли Брежнев и Гречко, судьба подарила Горшкову шанс построить такой флот, о котором он мечтал: сильный, океанский, демонстрирующий свой флаг во всех морях и океанах. И, хотя главкому-долгожителю не удалось избежать таких грехов, как пренебрежение интересами подчинённых, нежелание продвигать самостоятельных офицеров, пристрастие к политическим интригам и тяга к внешним атрибутам и наградам, флотскими делами Горшков занимался серьёзно и со знанием проблем. Но многие моряки, которые начали службу ещё в «кузнецовском» флоте, так и не простили адмиралу Горшкову одного проступка: нежелания добиваться возвращения высшего флотского звания его наставнику Николаю Кузнецову. Нежелания настолько сильного, что звание Адмирала флота Советского Союза Кузнецову вернули лишь через три года после отставки и последовавшей за ней смерти Сергея Горшкова.