Со школьной скамьи нам известно, какие за Костромой леса да болота. Даже тот, кто за Костромой отродясь не бывал, в курсе, что где-то там завёл ляхов в трясины легендарный Иван Сусанин. Меж густых лесов тянутся ниточки дорог, на которые через длинные промежутки нанизаны бисерины городов. И первая бусинка в ожерелье костромского Заволжья — Судиславль.

Судиславль

Маленький городок появляется откуда ни возьмись, как озарение, как чудо. Неожиданно расходится в стороны занавес придорожной поросли — и возникает впереди свечка колокольни, что на Соборном холме. На неё ориентированы в город ведущие дороги: западная — от Костромы, северная — от Галича, восточная — от Макарьева на Унже и южная — непонятно откуда, хвост её теряется в приволжских лесах.

Мал Судиславль, а стар — камень у собора, обещающий, что городу 650 лет, по здешнему мнению, ошибается: XIV век — это первое упоминание о городе, а основание его связывают с князем Судиславом, сыном аж Владимира Красное Солнышко. Однажды в своей истории маленькая и не слишком заметная крепость северных дебрей сыграла роль общероссийского значения — здесь в 1613 году скрывался от интервентов семнадцатилетний Миша Романов, будущий основатель монаршей династии (Сусанин геройствовал чуть севернее, в Буйском уезде).

В остальном Судиславлю чужды шум и пафос, ему к лицу спокойная провинциальность, не зря же был он известным в России центром старообрядчества — уж они-то шума лишнего точно не любят. Исторически город — сугубый дауншифтер: при матушке Екатерине перенёс лишение уездного статуса и перевод в заштатные, при Советах и вовсе превратился в пгт, да так в этом состоянии и законсервировался. Промышленностью оброс несильно, да всё больше «естественной» — меха и лес… Не зря же и герб у Судиславля не городской и даже не сельский, а лесной — с соснами, и не одной, а целыми четырьмя.

Судиславль-2

Организованные туристы с Золотого кольца сюда не заглядывают. В Судиславль приезжают прицельно либо путешествующие по Костромскому краю, либо те, кто среди сетевого мусора узнал о существовании древнего русского городка и решил на денёк-другой отдохнуть от суеты больших человеческих муравейников. Тем лучше. Отправимся в путешествие в другое измерение.

Начнём мы с западной окраины города. Отсюда видят Судиславль приезжающие из Костромы. С левого берега Корбы открывается восхитительный вид на исторический центр, на главные доминанты города — естественную и рукотворную, Соборную гору и возвышающийся на ней Преображенский собор со стройной свечой-колокольней. Судиславль не обзавёлся этажной застройкой, ничто не мешает соборному комплексу и в наши дни оставаться фактически единственной городской вертикалью, ориентиром, видным путешественникам издалека, откуда бы они ни приезжали. Правда, знатоки местной истории обязательно расскажут вам, что в отдалённом прошлом вертикалей было две — два храма на Соборной горе, но второй разобрали уже в нач. ХХ века. Он остался, пожалуй, только на картине Бориса Кустодиева «Сумерки в Судиславле».

Про Соборную гору говорят разное: что это насыпной холм старой крепости или вовсе варяжский курган, устроенный при князе Судиславе, сыне Красного Солнышка, первом градоначальнике и человеке, давшем поселению своё имя. Судиславцы признаются: они действительно очень хотели бы, чтобы так и было: тогда удалось бы доказать, что город существовал уже в XI веке, за столетия до первого упоминания в летописях (1360 год). Иногда «искусственный холм» упоминается как историческая данность. Однако археологические исследования этого не подтверждают. Холм на поверку оказывается вполне природного происхождения, разве что был несколько обработан в те времена, когда здесь возводился деревянный кремль с валом и рвом.

Спасо-Преображенский собор — самый старый памятник Судиславля. Построен он был в 1758 году, когда город ещё имел статус уездного. Возводился на средства прихожан, на их же средства регулярно поновлялся; старый иконостас правился и частично писался заново в сер. XIX века приглашёнными кинешемскими мастерами.

Прекрасная колокольня собора стоит отдельно и внимания заслуживает отдельного. Хотя бы потому, что с ней связана ещё одна судиславская легенда (тоже не имеющая отношения к действительности). Кто-то когда-то утверждал, будто Алексея Саврасова на его знаменитую картину вдохновила именно судиславская колокольня. Думается, не один заинтересованный исследователь в своё время пристально вглядывался в репродукцию, а то и в оригинал в попытке найти десять отличий. Нет, всё-таки не судиславская. Всё-таки действительно сусанинская.

Судиславль-3

Зато на судиславской колокольне в 1830 году установили истинную роскошь для маленького, заштатного уже к тому времени городка. Механические башенные часы! Сто лет город исчислял по ним время, пока в богоборческие годы, когда сбрасывали в Судиславле соборные колокола, не сняли вместе с ними и часы. Колокола в недавнем прошлом вернулись, часы — нет.

С колокольни город как на ладони. Воспользуемся случаем и окинем взглядом окрестности. На запад за лесистые холмы убегает дорога на Кострому, по которой мы приехали в город. На севере ютятся деревеньки-спутницы Судиславля с архитектурным акцентом — элегантной церковью Иоанна Богослова, что на холме Баране (ныне посёлок с более благозвучным названием Дружба). На юг от нас простираются непроходимые леса и болота. А с восточной стороны, под нами — старый Судиславль.

Прямо «под ногами» раскинулась Торговая площадь. От неё уходит главная улица — Владимирская, переходящая за городом в Вятский тракт. Панораму замыкает сосновый лес на горе Лобанке, довершая впечатление уюта и камерности, этакого «городка в табакерке». Ну или в случае Судиславля — скорее, в чашке из холмов и лесов.

Спустившись с колокольни, оказываемся на Торговой площади. Её облик формировался в несколько этапов. К сер. XIX века относятся торговые помещения по южной стороне; торговые ряды напротив полностью перестроены под универмаг. Ещё одна постройка второй пол. позапрошлого столетия — краснокирпичное двухэтажное здание городской думы (1886), обрамляющее площадь с западной стороны, — до наших дней дошла без заметных переделок.

К востоку начинается купеческий посад. Здесь массивные каменные дома соседствуют с деревянными, представляющими многообразие стилей XIX — нач. ХХ веков — от провинциального классицизма «на излёте» до внешне игривой, но, по сути, типовой эклектики. По южной стороне Владимирской улицы обращает на себя внимание усадьба Красильниковых — кирпичные главный дом и лавка. Это типичный пример купеческого жилья в маленьком городке — с торговлей не отходя от дома.

А тут же рядом — пример того, как можно построить роскошно. Крупный дом на ближайшем перекрёстке сделал бы честь и губернскому городу, а маленькому Судиславлю он даже словно бы «великоват». Комплекс зданий формирует облик целого квартала. Бросающийся в глаза эффектный угловой балкон, массивная ограда, высокие арочные окна, могучий карниз и три спящих льва у входа в дом — второй по значимости памятник города, усадьба купца Ивана Третьякова. Остановимся — тут есть своя история.

Во второй пол. XIX века это был весьма влиятельный купеческий род. Представители судиславских Третьяковых владели промышленными предприятиями, торговыми лавками, домами, занимали различные официальные должности. Самый известный из этого уважаемого семейства — Иван Петрович Третьяков, купец первой гильдии и почётный гражданин Судиславля. Предки его были крепостными, однако отец освободился из неволи сам и освободил всю семью, сколотил неплохой капитал, держал склады «для поклажи после промышленности разных товаров». Действительно же богатеть он начал на ткацком промысле. На местных ярмарках издавна шло соперничество купцов и крестьян. Первые обвиняли вторых в том, что те «противозаконно торгуют дорогими материями» и занимаются «скупкой большими партиями холста». Вот как, местные крестьяне-то не промах были!

Судиславль-4

Особенно на руку торговцам тканями оказалась война 1812 года: спрос на материю тогда повсеместно возрос, и в провинции, и в крупных городах. Известно, что здешние оборотистые мужики доезжали со своим товаром до самой Москвы: почти 400 вёрст по тем дорогам — не шутка. Потом Третьяковы расширили свой бизнес — занялись кожевенным производством, скупали недвижимость у другого известного в Судиславле семейства — миллионщиков Папулиных. Это были влиятельные старообрядцы, однако Третьяковым удалось потеснить их даже на посту городского головы!

Иван Петрович Третьяков унаследовал практически все предприятия отца. Рассказывают, что собственный «первоначальный» капитал он приобрёл весьма интересным способом. Приехав однажды на Нижегородскую ярмарку, молодой человек чаёвничал рано утром в трактире, где случайно подслушал разговор. Из беседы двух предпринимателей следовало, что в связи с очередной Русско-турецкой войной большим спросом вскоре станет пользоваться медь.

А поскольку в то время в город как раз прибыли баржи с медью, металл надо срочно выкупить. Что и сделал… молодой Третьяков, бросившийся стремглав из чайной к пристаням и опередивший болтунов! Товар удалось выгодно перепродать, а вырученные деньги купец пустил на модернизацию отцовского производства, приобрёл несколько винокуренных заводов, пару десятков особняков и земли в соседних уездах — родной город стал Третьякову тесен. О нём утверждали: мол, хоть высоким образованием и не может похвастаться, всё же «умеет поговорить о литературе, пишет гладкие стихи и… пытался дать детям настоящее образование»…

Иван Петрович служил городским головой, занимал должности в уездных и губернских земствах и жертвовал огромные суммы (до 10% от своего немаленького дохода) на благотворительность, будь то создание и содержание образовательных учреждений или здравоохранение. Так, на средства Третьякова в Судиславле появились земская больница и больничная баня для больных, приют для умалишённых…

Его вклад в развитие города помнящие родство судиславцы до сих пор вспоминают с благодарностью. Как могут, заботятся о сохранении памяти о Третьякове. Например, красят львов на крыльце его бывшего особняка — не суть важно, в какой цвет, лишь бы уберечь их от капризов природы! Порой получается забавно: в зависимости от наличествующей краски львы бывают самых невозможных оттенков, от нежно-цыплячьего до насыщенно-землистого.

Раньше на углу у третьяковской усадьбы, выходя за красную линию улицы, стояла часовня. Её больше нет; напротив, на другой стороне улицы, возвышается памятник героям Великой Отечественной войны. Теперь свято место отмечено так.

На следующем перекрёстке в глаза бросается интересный особняк, некогда принадлежавший купцу из уже известного нам рода Папулиных.

Николай Папулин, могущественный покровитель судиславских староверов (их община считалась тогда второй по значимости в России, после московской Преображенской), был известен своими полулегальными сделками, «добровольно-принудительным» обращением в старообрядчество примкнувших к общине беглых и таким банальным беззаконием, как фальшивомонетничество. «Липовую» чеканку он, говорят, любил невзначай разбрасывать на улицах Судиславля в толпе. Домов в городе имел немало; этот конкретный (в нём сейчас музыкальная школа) специалисты называют лучшим в городе зданием в стиле позднего классицизма. Сооружение действительно очень элегантное, с портиком и мезонином с тосканскими колоннами. А рядом — Судиславский краеведческий музей, под стать самому городку: маленький и уютный, напоминающий шкатулку с секретом, скрывающимся за простой деревянной дверью.

В музее — три зала. За символическую плату можно послушать экскурсию. Чаще всего её проводит лично директор — Ольга Борисовна Копылова.
Все экспонаты подобраны и организованы в выставочном пространстве с такой любовью, на какую способны, пожалуй, только в маленьких музеях, где каждый предмет на самом деле имеет свою историю и свой извилистый путь сюда. Несмотря на то что судиславский музей — филиал Костромского, финансирование у него минимальное. Деньги выделяют лишь на коммунальные услуги, охрану и зарплату сотрудников. Всё остальное, включая ремонт и пополнение экспозиции, — за свой счёт. Вся надежда на то, что вещицы просто отдадут в дар.

Пройдёмся же по музею.

Вот «дорожный» уголок — колесо от телеги, различная конская упряжь, бубенцы и валдайские колокольчики, альбомные страницы с изображением разных типов саней и росписей дуг. И ямщицкий тулуп, чтобы не замёрзнуть на облучке в самые лютые морозы. А напротив шатёр цирка-шапито напоминает о том, что на судиславскую ярмарку съезжались купцы со всей округи. Люди шли товар присмотреть да развлечься. На шатре сидят петрушки-скоморохи и народные традиционные куколки-обереги — поделки школьников. Рядом — предметы быта, домашняя утварь. Здесь расскажут, как раньше жили, как дети с самых ранних лет участвовали в жизни семьи: то по дому помогали, то в поле отцу обед носили в специальных парных горшочках-полевичках. Неподалёку уголок трактирщика — с самоварами, чашками и репродукциями картин Кустодиева. Художник некоторое время жил и работал в Костромской губернии. Многие его жанровые полотна написаны именно тут.

А вот — интересная нумизматическая подборка. Старинные монеты. Правда, поддельные (папулинские), что вовсе не умаляет их исторической ценности. Этот «клад», найденный в огороде одного судиславца, подтверждает легенды о местных раскольниках-фальшивомонетчиках…

Интересно бывает узнать не просто историю самой вещи, но и её путь в музей. Вот чайная пара тончайшего фарфора — всё, что осталось от целого сервиза. Некая пожилая дама передала её музею, чтобы хоть одна пара уцелела, не разбилась, как всё остальное. Неподалёку — пара живописная, тоже интересной судьбы: портреты императора и императрицы жена одного репрессированного горожанина хранила всю жизнь в глубине шкафа, не рассталась с ними даже когда распродавала одежду, чтобы прокормить детей.

…В залах второго этажа размещаются временные и тематические экспозиции: театральных костюмов, предметов, рассказывающих об истории освещения, — от лучины до электрических люстр. А ещё там хранится особенно ценный экспонат: благодарственная запись в книге отзывов, сделанная рукой великой княгини Леониды Георгиевны Романовой. За несколько лет до смерти она посетила Судиславль и его музей.

Выходя из музея, обнаружим с некоторым удивлением, что, собственно, историческая часть-то уже и вся, мы прошли её насквозь. Перспективу взбирающейся на холм улицы завершает Успенская церковь. Вернее, приходится говорить «раньше завершала»: храм 1790 года практически руинирован, купола, а местами и крыша отсутствуют, от некогда богатого внутреннего убранства и росписей не осталось и следа. Золотой век миновал, два храма Судиславлю теперь много…

Но не стоит заканчивать нашу прогулку в миноре! Можно пройтись по разбегающимся в стороны от главной улицы переулкам, полюбоваться и общим — живописными видами малоэтажного городка, и частным — интересными домиками, деревянными и каменными, встречающимися то тут, то там на нашем пути. Можно подняться на гору Лобанка, исполняющую обязанности городского парка отдыха той или иной степени культурности. Зимой — хоккейная коробка и санки, летом — за горой есть запруда… Ну и панорама, конечно, с горы. Светлый и возвышенный Соборный холм на фоне бедных и подзапущенных, но таких уютных и тёплых кварталов. Особенно хорошо в мороз, когда из печных труб дым столбом, белый и густой, как овечья шерсть. Озябнув на Лобанке, приятно осознавать, что где-то там, внизу, в городе, тебя дожидается верная кружка ароматного и горячего чая.

Наталья и Григорий ЕМЕЛЬЯНОВЫ