Когда он появлялся на киноэкране, залы нередко начинали аплодировать. Даже после ХХII съезда. На сцене в роли вождя актёры по десять минут держали паузу, а зал заворожённо глядел, как Сталин задумчиво курит или рассчитывает по картам направление главного удара… В «перестройку» в позднесоветском кино он стал эдаким дежурным демоном. А интерес к фигуре Сталина не иссякает до сих пор…

1. Семён Гольдштаб

Впервые Сталин появился на киноэкране «во всей красе» в фильме Михаила Ромма «Ленин в Октябре» (1937). Гольдштаб играл вождя собранным, пружинистым. Эдаким боевым командиром. На его счету четыре фильма и несколько сталинских спектаклей. Правда, Сталину версия Гольдштаба не слишком приглянулась, и во втором фильме дилогии («Ленин в 1918 году») ответственную роль поручили Михаилу Геловани… А в 1942-м Гольдштаб снова появился в роли молодого бодрого Сталина в фильме «Александр Пархоменко». В хрущёвские годы Сталина из фильмов Ромма, да и из «Пархоменко» вырезали подчистую, и Гольдштаба совсем позабыли. Хотя всё-таки сохранилась и первоначальная версия классического революционного фильма…

2. Михаил Геловани

Этому лечхумскому князю сходство с парадным образом вождя принесло четыре Сталинские премии, звание народного артиста СССР и преждевременную смерть после ХХ съезда… Сначала он сыграл Сталина на сцене, потом блеснул в фильме Михаила Чиаурели «Великое зарево» (1938). И — стал «штатным» Сталиным. На другие роли его уже не приглашали. Впрочем, работы «в области вождя» хватало. В знаменитом «Падении Берлина» (1950) Чиаурели он, быть может, выглядел слишком напомаженно, кукольно. Сталин получился памятником самому себе. Известен полулегендарный отзыв Сталина на эту роль: «Неужели я такой красивый и такой глупый?». Более живым Сталин вышел у Геловани в фильме братьев Васильевых «Оборона Царицына» («Поход Ворошилова», 1942). Там и юмор посверкивает, и темперамент. После смерти Сталина Геловани потерял себя, а после ХХ съезда крепко закручинился. Умер в том же 1956-м в день рождения своего главного героя…

3. Алексей Дикий

После войны Сталин всё чаще видел себя не только вождём мирового коммунистического движения, но и идеальным русским самодержцем. Разумеется, с поправкой на завоевания Советской власти. И неудивительно, что в 1947 году в фильме «Александр Матросов» трубку вождя принял артист, прославившийся по ролям Михаила Кутузова и Павла Нахимова… Дикий играл Сталина без грузинского акцента. Он наделил Иосифа Виссарионовича эдаким обаятельным московским говорком. Вроде бы очевидное несоответствие исторической правде. Подлинные интонации Сталина вовсю звучали из радиоточек, а тут — классическая русская речь. В военных эпопеях «Третий удар» (1948) и «Сталинградская битва» (1949) Дикий представил основательного стратега, уверенного в себе, мягкого, интеллигентного «отца народов». Сохранились воспоминания о встрече актёра со Сталиным. «Я играл не вас, а впечатление людей о Сталине» — эти слова Дикого пришлись по душе генералиссимусу.

4. Андро Кобаладзе

Андро Кобаладзе играл Сталина десятки раз, начиная с фильма «Яков Свердлов» (1940) и заканчивая телесериалом «Государственная граница» (1982). Ему довелось разрабатывать образ Иосифа Сталина «после культа». Особенно интересен фильм «На одной планете» (1965), в котором Сталин — Кобаладзе с горской горячностью призывал Ленина — Смоктуновского к более жёсткой политике. Именно Кобаладзе сыграл Сталина и в «Семнадцати мгновениях весны». Помните? «Что касается моих
информаторов, то, уверяю вас, они очень честные и скромные люди, которые выполняют свои обязанности аккуратно и многократно проверены на деле…»

5. Бухути Закариадзе

Младший брат народного артиста СССР Серго Закариадзе исполнил роль вождя в киноэпопее режиссёра Юрия Озерова «Освобождение». Там впервые после ХХ съезда Сталина представили с явным пиететом, как выдающегося политика и крупную личность. При этом Закариадзе играл в документальной манере, без нажима. В такого Сталина поверили. А фраза «Я солдата на фельдмаршалов не меняю» стала крылатой именно после этого фильма.

6. Рамаз Чхиквадзе

Народный артист СССР Рамаз Чхиквадзе сыграл Сталина в фильме Евгения Матвеева «Победа» (1984). В начале 1980-х возникла тенденция «реабилитации» Сталина, которая захлебнулась в 1986-м, когда Михаил Горбачёв сделал противоположный идеологический выбор. Фильм Матвеева стал наиболее «просталинским» после 1953 года. Сталин с болью глядит на сожжённые города, думает о восстановлении страны, блистательно побеждает Уинстона Черчилля и Гарри Трумэна в дипломатических ристалищах, хладнокровно принимает известие об испытании атомной бомбы в США… Если бы не талант Чхиквадзе, верно, получилась бы фальшивка. Но актёр умело очеловечил своего Сталина.

7. Сергей Шакуров

Фильм Леонида Марягина «Враг народа Бухарин» снят на пике разоблачений сталинизма, в 1990 году. Тайны «советского двора» эпохи большой чистки в те годы интересовали многих. Получился напряжённый политический детектив, выдержанный в элегантных чёрно-белых тонах. Для Сталина сценаристы не пожалели чёрной краски: коварный восточный деспот, предельно лицемерный властолюбец. Шакуров витает по Москве 1930-х как демоническая тень вождя. Фильм, между прочим, советско-американский. Правда, за океаном о нём мало кто слыхал. Хотя работа получилась конъюнктурная, но профессиональная.

8. Арчил Гомиашвили

Всеми любимый советский Остап Бендер нашёл свою интонацию в образе Сталина в конце 1980-х. Имя Сталина в те годы звучало из каждого утюга, совсем как в годы «большого культа». Только вместо подобострастных интонаций зазвучали разоблачительные. Гомиашвили выдал наиболее реалистичного Сталина «перестроечных» времён. Он сыграл вождя в батальной эпопее «Сталинград» (1989) и в многосерийном фильме по роману Ивана Стаднюка «Война на западном направлении» (1990). Сталин в исполнении Гомиашвили — сосредоточенный, волевой, нервный. Иногда переходит на крик и в такие моменты похож на разъярённого хищника. Но это не карикатура. Актёр пытается оправдать каждое психологическое состояние героя.

9. Алексей Петренко

Несмотря на богатырскую стать, этот яркий актёр несколько раз сыграл Сталина. В годы «перестройки» режиссёры несколько раз пытались представить «непривычного Сталина», не обращая внимания на типажное сходство. В «Пирах Валтасара» (1989) Сталина представили в гротескном эстрадном духе. Потом Петренко ещё в пяти фильмах разного калибра надевал сталинский френч, но работой своей удовлетворён не был: «Я считаю, что за шесть раз я не сыграл Сталина как следует». Искал, но не нашёл.

10. Майкл Кейн

Знаменитый британский актёр сыграл товарища Сталина не без симпатии к диковатому, но мужественному диктатору. В британском, американском, западногерманском кино Сталина если и показывали, то, как правило, шаржированным маньяком. Но режиссёр Джозеф Сарджент в 1994 году снял телевизионный фильм по мотивам переписки лидеров Большой тройки и мемуаров Уинстона Черчилля — «Вторая мировая война: Когда рычали львы». Тут и Тегеранская конференция, и споры, и подковёрная борьба. В кабинетах президента, генерального секретаря и премьер-министра ощущается напряжение битв. Кейн — Сталин — сильная личность. Суровый, резкий, он напоминает древних полководцев. Хотя по его иронической усмешке можно судить, что и в человеческих страстях ХХ века он разбирается отменно.

11. Давид Гиоргобиани

В фильме «Покаяние» (1984) он сыграл молодого художника, который для многих стал олицетворением «жертвы сталинизма». Прошло 23 года, и Гиоргобиани появился в гриме Сталина в главной роли в телесериале «Сталин. Live». Рефлексии последних дней жизни вождя показаны в этих сериях почти любовно. «У Сталина было ярко выраженное патриархальное начало. И он стремился не допустить, чтобы в огромном государстве, начиная с периода Ленина, когда убили царя, продолжались беспредельные убийства и разврат. Он постарался взять общественные процессы в железные руки» — так рассуждает актёр о своём герое. И это характерный для XXI века взгляд на Сталина. Всяк ищет в нём себя.

12. Максим Суханов

Сталин у Суханова получился постмодернистский. Сонный хитрый старик, с трудом подбирающий русские слова. Таким его увидели в сериале «Дети Арбата». Многим показалось, что образ не соответствует замыслу писателя Анатолия Рыбакова… Потом была фронтовая дилогия Никиты Михалкова. И снова эдакий утробный меланхолик. Спорная трактовка. Но сыграно ажурно, с подробностями. И, возможно, через несколько лет мы попривыкнем к сухановскому Сталину.


Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ