Когда мы вспоминаем о первом в мире полёте человека в космос, о подвиге Юрия Гагарина, бросается в глаза, как много значил в его жизни город на Волге. В Саратове Гагарин окончил Индустриальный техникум и впервые поднял в небо самолёт. А 12 апреля 1961 года именно в Саратовской области первому космонавту довелось приземлиться… Неудивительно, что сразу после гагаринского полёта в Саратов хлынули письма из разных стран с просьбой рассказать о Гагарине.

ist_08

Адрес первого в мире музея Юрия Гагарина: Саратов, улица Сакко и Ванцетти, 15. На вопросы «Историка» отвечает Александра Васильевна Россошанская, много лет возглавлявшая народный музей.

— Кому принадлежит идея музея?

— Как только 12 апреля 1961 года имя Юрия Гагарина стало известно всему миру, это был праздник для всех советских людей. А для Саратова особенно. В Индустриальном техникуме его хорошо помнили и любили. «Индустрики» — так в городе называли учащихся техникума — всегда считали Юрия Гагарина своим человеком… Конечно, никто не знал об отряде будущих космонавтов, о подготовке Юрия Гагарина к полёту, но, когда по радио прозвучала его фамилия, сразу поняли: «Это он, наш!». Потом в прессе появилась краткая биография первого космонавта, и тогда уже на весь мир прославился и наш техникум. В Саратов пошли письма со всего света с просьбой рассказать о Юрии — «каким он парнем был». Ведь тогда не было на Земле более популярного и всенародно любимого человека… К нам приходили и взрослые, и дети — посмотреть, где учился Гагарин. Так сказать, приобщиться.

2015-08-05-13.32.38_-my_saratov_vilianov_2015

Идею музея подал тогдашний директор техникума Сергей Иванович Родионов, его поддержал мой муж Владимир Иванович Россошанский, ставший первым директором народного музея. Он в техникуме отвечал за воспитательную работу и считал, что лучший метод воспитания — на примере героя, который совсем недавно учился здесь, в техникуме… Его поддержал и тогдашний директор Сергей Иванович Родионов. Сначала они предполагали, что музей будет центром воспитательной работы для «индустриков», чтобы они видели и знали, как жил, как учился в этих классах человек, ставший первым в мире космонавтом. Вокруг этого зарождалась исследовательская работа педагогов и учащихся: они готовили доклады, изучали материалы…

Однако быстро выяснилось, что музею суждено стать центром притяжения не только для нашего техникума. Фактически музей складывался уже в 1961 году, но официальная дата открытия — 5 января 1965-го, когда нас посетил Юрий Гагарин.

— Представляю, какой интерес к музею возник в первые же дни его работы!

— Да, хотя музей на первых порах ещё оставался скромным по экспозиции, по оформлению. Вроде обыкновенного школьного музея. Хотя туда приходили не просто саратовские школьники и студенты, но и гости города. Потому что в музее было главное — реальное присутствие Гагарина. Человека, которого, как сказано в песне, «на руках весь мир носил». Наши лестницы, двери, классы действительно помнят его.

— Каким запомнился «индустрикам» Юрий Гагарин?

— Саратовцы помнят такую историю — это быль. За две недели до первого полёта человека в космос, 26 марта 1961 года, в саратовском Доме культуры трудовых резервов проходило занятие Вечернего университета культуры молодого мастера, который посещали учащиеся Индустриального техникума. Тема — «Человек покоряет космос». Напомню, что подготовка к полёту и у нас, и в США была засекреченной, и космические полёты с участием человека воспринимались как весьма далёкая перспектива. Фантастика, а не реальность. И вот там разгорелся спор: кто первым полетит в космос? Лётчик, разведчик, врач, физик?

f16gagarin

И кто-то громко крикнул: ««Индустрик»! Первым в космосе будет «индустрик»!». А через две недели все мы повторяли фамилию Гагарина — лётчика, но для саратовцев в первую очередь «индустрика». Шутка оказалась пророческой. Гагарина в Саратове помнили всегда — и до полёта тоже. В техникуме о нём сохранилось яркое впечатление. Энергичный, обаятельный, с лидерскими качествами. У него оставались силы на всё, за сутки он успевал сделать столько, что и на неделю хватило бы.

Особенно поразительно, что великий подвиг совершил скромный человек, ведь ему чуждо было всякое высокомерие. Мы считаем полёт Гагарина поворотным пунктом в истории цивилизации, а он предпочитал более обыденную трактовку: мой полёт — вершина пирамиды, а в её основании — труд десятков выдающихся учёных и тысяч инженеров и рабочих. И это он говорил напоказ. Он действительно так думал.

Гагарин пытался избегать шумихи вокруг себя, хотя слава, конечно, бежала впереди него. Он и в Саратов планировал приехать тихо, секретно. Но информация о приезде Гагарина как-то просочилась — и на вокзале первого космонавта встретили тысячи людей. Наш тогдашний секретарь обкома Алексей Иванович Шибаев (его в Саратове многие помнят) ни на шаг не отходил от Гагарина, всё хотел показать ему город с лучшей стороны: каждый перекрёсток, каждое предприятие. Наверное, публичное внимание утомляло Гагарина, однако он переносил перегрузки как никто другой. Я не преувеличу, если скажу, что больше всего в Саратове Гагарина обрадовал и растрогал родной техникум. А ещё, конечно, место приземления, встреча с теми людьми, с которыми он встретился 12 апреля 1961-го…

— Ждать его пришлось несколько лет после полёта?

— Да, пришлось дожидаться двадцатилетия техникума… Преподаватели и учащиеся ещё в апреле написали Юрию письмо:

«Все мы будем безмерно рады видеть тебя в нашем техникуме. Не загордись. Приезжай. Очень просим».

Это был порыв. Вся страна восторженно встречала Гагарина, а собратья по Индустриальному — особенно. Правда, сразу приехать он не мог: каждый день первого космонавта оказался расписан. И всё-таки ответ от Гагарина техникум получил без задержек.

gagarin_vrez_2_21.10.15

Письмо можно увидеть в экспозиции музея:

«Здравствуйте, дорогие друзья! Получил Ваше письмо, очень ему рад, большое вам за него спасибо! Большое спасибо также за поздравление. Разрешите и мне поздравить вас с этим беспримерным в истории человечества подвигом. Ведь в этом есть и ваша частица труда. Большое спасибо также Николаю Кононову, написавшему стихи. Очень хочется побывать у вас — старых друзей.

Но это пока сделать не могу. Ведь сейчас я предоставлен не сам себе. А как будет возможность, обязательно побываю у вас. Вы пишете, чтобы я не загордился. А чем гордиться-то? Разве мало было подвигов? А будет ещё больше. И если каждый начнёт нос задирать, то кому ж тогда работать? При первой же возможности постараюсь побывать у вас».

И он не обманул. Хотя ждать пришлось четыре года.

— И вот он приехал… Наверное, в коридорах техникума трудно было протолкнуться?

— Конечно, Гагарина сопровождал неслыханный ажиотаж. Встречали его всем миром. С тех пор, кстати, все без исключения руководители города и области посещали наш музей. Руководство постаралось, чтобы в техникуме собрались только «свои», однако «своих» оказалось больше, чем могли вместить стены учебного здания. Пришли однокашники Гагарина, выпускники техникума. Все учащиеся 65-го года, все преподаватели… Россошанский показывал Гагарину, каким стал техникум, а Юрий всё показывал своей жене, Валентине Ивановне. Воспоминания, улыбки, объятия — это была действительно душевная встреча. Недаром она запомнилась на пятьдесят лет!

Когда он впервые услышал слово «музей», немного опешил. И спросил без наигранной скромности, очень искренне:

«Разве мне полагается музей? Я же живой».

Музей сначала располагался в одной комнате — там, где во времена учёбы Гагарина находился кабинет немецкого языка. Это сейчас в музее есть просторные залы, а сперва всё выглядело простенько. И вот Гагарину показали личное дело, его личное дело, которое до сих пор остаётся самым ценным экспонатом нашего музея. Ведь это и табели с оценками, и характеристики, и заявления, написанные Гагариным… Когда он листал личное дело, изменился в лице, что-то в нём перевернулось. Он как будто встретился с самим собой — до полёта.

— А по характеру он сильно изменился со времён учёбы в Саратове?

— Он всегда жил на бегу, успевал удивительно много. Таким был в юности, таким остался и после полёта. Когда учился в техникуме, во всех начинаниях выступал вожаком, да ещё и все силы отдавал в аэроклубе, который окончил с отличием. Сразу записался во все предметные кружки. И везде успевал: дополнительно изучал немецкий язык, математику, посещал литературный и драматический кружки, пел в хоре, фотографировал, пробовал рисовать, играл в духовом оркестре, декламировал стихи на сцене… Везде стремился себя попробовать — как будто уже тогда готовился к чему-то важному.

— И при этом хватало времени на учёбу?

— Учился, кстати, отлично: из 34 экзаменов в техникуме 33 сдал на отлично. Единственная четвёрка — по психологии. Хотя никаких поблажек ему не делали. В музее есть фотография: Гагарин на уроке физики, который ведёт Николай Москвин. Он же вёл занятия и в физико-техническом кружке. Юрия выбрали председателем этого кружка. В кружке он занимался увлечённо. Там он подготовил доклад «К.Э. Циолковский и его учение о ракетных двигателях и межпланетных путешествиях», который перевернул жизнь Гагарина.

С тех пор он увлёкся космонавтикой. К сожалению, не все библиотечные формуляры сохраняются. Но летом 1961-го Россошанский проверил библиотеку техникума и отобрал из семидесяти тыс. книг несколько десятков, в формулярах которых сохранилась фамилия Гагарина. Их набралось немало. И среди них около десятка связаны с Циолковским, с межпланетными путешествиями, которые тогда казались фантастикой. Они составляют интересный раздел музея.

gagarin_vrez_3_21.10.15

Словом, забот у учащегося Гагарина было невпроворот. Иногда не успевал забежать в столовую, пообедать. Повар Клавдия Фёдоровна Большакова оставляла для него (и, конечно, для других аэроклубовцев) порцию каши, её приносили в общежитие. Такое внимание не забывается. В музее Гагарин принимал рапорт от дежурного по техникуму. По пути стояли преподаватели, и каждого Гагарин называл по имени-отчеству. Ни одного не забыл! А ведь к тому времени со дня выпуска Гагарина прошло десять лет. Он учился в нашем техникуме с 1951 по 1955-й.

Клавдию Фёдоровну он сразу узнал и очень тепло поблагодарил. За ту самую кашу. Только Россошанского он не мог узнать, потому что Владимир Иванович начал работать в техникуме уже после гагаринского выпуска. Они были почти ровесниками, сразу перешли на «ты».

В своей книге Гагарин не забыл о посещении родного техникума:

«Я в родном, дорогом моему сердцу СИТе. Здесь прошли мои лучшие годы, моя комсомольская юность. Отсюда, обогащённый знаниями, возмужавший, я уверенно вступал в большую жизнь, полную бурных событий, тревог и радостей…».

Это уже навсегда.

— Что вы в первую очередь показываете посетителям музея?

— Главная экспозиция называется «От литейщика до космонавта». Мы видим фотографию юного Гагарина в майке с аббревиатурой СИП. В ней он защищал цвета техникума на спортивных соревнованиях, капитанствовал. Он являлся лучшим в лыжных кроссах, занимался стрельбой, плаванием. Юрия поначалу не брали в баскетбольную команду — из-за невысокого роста. Хотя однажды он заменил заболевшего игрока и сыграл так, что его приняли в команду, а через некоторое время выбрали капитаном. Он и в спорте оставался лидером. А потом он судил соревнования по баскетболу по всей области. В музее хранится подлинный судейский свисток Гагарина.

Одну из стен музея целиком занимает большое полотно, отражающее события после приземления Юрия Алексеевича на саратовской земле. Он изображён в оранжевом скафандре рядом со спускаемым аппаратом, а по полю к нему бегут колхозники и подъезжает грузовик с ракетчиками из ближайшего дивизиона. Это, конечно, метафора. В музее хранятся кусочки асбестовой ткани, специальной фольги от обшивки кабины капсулы, оставшиеся после приземления спускаемого аппарата. Уникальный экспонат!

— В Саратове есть ещё достопримечательности, связанные с памятью о Гагарине?

— Они есть и в Саратове, и в области. Каждый год 12 апреля мы проводим на месте приземления Юрия Алексеевича праздники. Там собирается по 50 тыс. человек, и среди них неизменно — ребята из техникума. А нынешнюю набережную Космонавтов во время воскресников помогали обустроить «индустрики» гагаринского выпуска. И Юрий там работал.

Эпиграфом к нашему музею могут стать слова Гагарина:

«Я считаю город Саратов своей второй родиной, городом моей юности».

Конечно, наш город невозможно представить без музея первого космонавта! Кстати, в саратовских скверах и парках до сих пор сохранились решётки, которые отливали Юрий и его однокашники-«индустрики». Такое было производственное задание. Ведь Гагарин получил образование литейщика.

— Часто ли в музей заглядывают коллеги первого космонавта, как называли их в тогдашней прессе, — «звёздные братья»?

— Для космонавтов наш музей стал центром притяжения начиная с 1965 года. Нам много лет помогал Герман Титов, который после гибели Юрия Алексеевича как будто принял в наследство своеобразное шефство над Саратовским техникумом и музеем… Он не раз приезжал в Саратов, бродил по музею, гостил в техникуме. А из друзей Гагарина сразу приходят на ум Павел Попович, Виктор Горбатко, Георгий Гречко, Алексей Леонов, Виталий Севастьянов, Владимир Ковалёнок

Из космонавтов более молодого поколения — Виктор Савиных, Сергей Крикалёв. Рано ушедший из жизни Геннадий Сарафанов был выпускником Балашовского лётного училища, он любил Саратов и всегда являлся желанным гостем в музее. Многие друзья Гагарина — космонавты и лётчики, в том числе старшие товарищи, — помогали музею, состояли в переписке с нами.

Друг музея — саратовский космонавт Юрий Шаргин — почётный гражданин города Энгельса. С двадцатилетием техникума нас поздравлял Юрий Гагарин, с тридцатилетием — Герман Титов, а с семидесятилетием — космонавт из Саратова Юрий Шаргин. Преемственность — это, наверное, главное, чему способствует наш музей. Ведь цель документального музея — в том, чтобы традиции не умирали. Пока живут традиции, жив и Юрий Гагарин. Саратов помнит его юным.

Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ