картинаПётр Шамшин. Вступление Иоанна IV в Казань. 1894 

В октябре 1552 года русские войска после долгой осады, утомительной ратной и дипломатической борьбы заняли Казань. Иван Грозный, первый русский царь, по праву чувствовал себя триумфатором. И современники, и потомки считали этот поход одним из наиболее ярких деяний в нашей военной истории. Ведь в Казани Русское царство выиграло войну за ордынское наследство. Власть московского царя с тех пор простиралась далеко на Восток, объединяя народы Среднего Поволжья. Недаром в народной памяти взятие Казани сохранилось надолго — в песнях, поговорках, легендах.

Художники, как правило, изображали Ивана Васильевича истинно Грозным — яростным, всегда готовым взорваться, с огненным взором. Пётр Шамшин (1811–1895), напротив, показал себя мастеровитым классицистом.  Молодой царь вышел у него величественным, уверенным в себе, на удивление спокойным.  По цвету, по умиротворённости картина напоминает классическую работу Александра Иванова «Явление Христа народу», хотя такая тональность вряд ли соответствует логике исторического эпизода. В Казань прибыл хозяин, способный карать и миловать. На белом коне, под хоругвями, в праздничном наряде Иоанн царственно въехал в Казань. Он молод, энергичен, любознателен.  Ещё продолжаются бои, но участь города решена. Русские витязи и татарские вельможи взирают на него с восторгом и ужасом. Верный боярин подносит царю шапку Мономаха. Грозный смотрит в сторону. Возможно, его внимание привлекли пытки пленных. А может быть, он просто оглядывает широким взглядом новый город своего обширного царства.

Это итоговая картина художника, расписавшего немало храмов, воспитавшего целую плеяду живописцев. Он обратился к истории Казанского похода на склоне лет.  И, хотя приближался ХХ век, Шамшин рассказал о Грозном языком века XVIII. Вспоминается «Россиада» Михаила Хераскова — эпическая поэма, в которой взятие Казани воспевалось высокопарно — как центральное событие нашей истории.