Линейный корабль «Ингерманланд»

Линейный_корабль_-Ингерманланд

Этот 64-пушечный линейный корабль принято считать квинтэссенцией кораблестроения эпохи Петра I. К моменту его закладки в России уже накопили значительный опыт постройки, но количество орудий на линейных кораблях не превышало 60. При постройке «Ингерманланда» этот рубеж преодолели — на него установили 64 пушки.

Корабль проектировал лично Пётр I, который внедрил в его конструкции ряд новинок: отсутствие традиционной для более ранних кораблей высокой кормы, усовершенствованная конструкция киля, фок- и грот-мачты с третьим рядом прямых парусов (фор- и грот-брамсели).

Корабль заложили в 1712 году. Имя он получил в честь недавно отвоёванной у Швеции Ингерманландии, на землях которой расположился Санкт-Петербург. Непосредственным руководителем постройки был принятый Петром на службу в Россию британский корабельный мастер Ричард Козенц.

«Ингерманланд» стал первым российским кораблём, показавшим высокую скорость и хорошие мореходные качества. Корабль настолько понравился государю, что он в течение нескольких лет держал на нём свой флаг. Так было в 1716 году, когда Пётр I лично возглавил объединённую англо-голландско-датско-русскую эскадру в экспедиции к острову Борнхольм, а также в 1719 году, когда Балтийский флот подошёл непосредственно к Стокгольму.

В память о славных походах государь приказал: «Хранить [«Ингерманланд»] для памяти». С 1725 года корабль в море уже не выходил, его корпус постепенно прогнил и стал заполняться водой, в результате чего в 1738 году «Ингерманланд» сел на мель в Кронштадтской гавани.  Вскоре его разобрали на дрова.

Отлично проработанная Петром I конструкция с небольшими изменениями повторялась в русском флоте практически до конца XVIII века.

Линейный корабль «Святой Павел»

Святой Павел

84-пушечный линейный корабль «Святой Павел» заложили в Николаеве в 1791 году. Чертежи разработал корабельный инженер Семён Афанасьев по распоряжению Григория Потёмкина. В 1795 году корабль перешёл в Севастополь. С 30 апреля по 3 мая 1798 года вместе с линейными кораблями «Захарий и Елизавета», «Святой Пётр», «Святая Троица» и «Богоявление Господне» участвовал в проводимых по указанию Павла I сравнительных испытаниях, но показал далеко не лучший результат. Однако именно «Святой Павел» вошёл в историю военно-морского искусства, так как на нём держал свой флаг знаменитый флотоводец Фёдор Ушаков в период штурма крепости Корфу в 1799 году.

Россия в то время входила в коалицию европейских стран, воевавших с Францией, поэтому в Средиземное море направилась черноморская эскадра из шести линейных кораблей, семи фрегатов и трёх бригов с десантом на борту под командованием уже прославившегося к тому времени своими победами над турками Фёдора Ушакова. После прохода проливов к ней присоединились теперь уже союзные турецкие силы в составе четырёх линейных кораблей и шести фрегатов.

Вскоре адмирал приступил к освобождению занятых Францией Ионических островов. Главным опорным пунктом противника на них являлась считавшаяся неприступной крепость Корфу, вооружённая 650 орудиями и гарнизоном в 3000 военнослужащих. Запасы продовольствия позволяли выдержать полугодовую осаду.

Операцию против Корфу Фёдор Ушаков решил начать стремительной атакой прикрывавшего вход в гавань острова Видо, которым русский десант при поддержке корабельной артиллерии овладел в течение нескольких часов. Не давая французам передышки, второй десант молниеносно захватил два форта непосредственно на Корфу, что серьёзно деморализовало противника. 20 февраля 1799 года на борту «Святого Павла» был подписан акт о капитуляции французской крепости.  Столь мастерские действия Фёдора Ушакова заслужили восторженный отзыв великого Александра Суворова, написавшего: «Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю самому себе: зачем я не был при Корфу хотя мичманом?». Благодарные за освобождение жители острова преподнесли адмиралу украшенную бриллиантами золотую шпагу.

25 июля «Святой Павел» ушёл из Корфу в итальянскую Мессину для совместных действий с британским флотом, а 26 октября следующего года вернулся в Севастополь.

Линейный корабль «Азов»

Азов. Фрагмент картины Айвазовского _Сражение при Наварине_

74-пушечный линейный корабль «Азов» заложили в октябре 1825 года на Соломбальской верфи в Архангельске. Официально строителем корабля считался знаменитый мастер Андрей Курочкин, но к тому времени он уже был пожилым человеком, и фактически работами руководил также впоследствии прославившийся Василий Ершов. Проект оказался настолько хорош, что по нему на русских верфях в 1826–1836 годах построили 15 однотипных кораблей.

Ещё до завершения постройки командиром «Азова» назначили известного русского мореплавателя, первооткрывателя Антарктиды и будущего командующего Черноморским флотом, капитана 1-го ранга Михаила Лазарева. В состав экипажа зачислили и будущих героев обороны Севастополя: лейтенанта Павла Нахимова, мичмана Владимира Корнилова и гардемарина Владимира Истомина.

В августе-сентябре 1826 года корабль перешёл из Архангельска в Кронштадт и вскоре в составе объединённой англо-французско-русской эскадры отправился в Средиземное море для оказания помощи Греции в борьбе с турецкими завоевателями. 20 октября 1827 года состоялось Наваринское сражение, в ходе которого «Азов» вёл бой против пяти неприятельских кораблей. Героический экипаж потопил три фрегата, один корвет и вынудил турецкого флагмана «Мухарем-бей» выброситься на берег.

Но победа далась недёшево. В ходе боя на «Азове» оказались перебиты все мачты и стеньги, в корпусе насчитали 153 пробоины (из них семь — ниже ватерлинии). Потери экипажа составили 24 человека убитыми и 67 ранеными.

Указом императора Николая I от 17 (29 декабря) 1827 года впервые в истории русского флота «Азову» был пожалован кормовой адмиральский Георгиевский флаг «в честь достохвальных деяний начальников, мужества и неустрашимости офицеров и храбрости нижних чинов». Также предписывалось всегда иметь в составе флота корабль «Память Азова». Подлинный флаг «Азова» в настоящее время находится в экспозиции Центрального военно-морского музея.

Крейсер «Варяг»

Варяг

Бронепалубный крейсер 1-го ранга «Варяг» построили в Филадельфии на верфи «Крамп и сыновья». В 1901 году на корабле подняли Андреевский флаг. Крейсер получился исключительно красивым и поражал современников совершенством пропорций. Кроме этого, при его строительстве применили множество технических новинок: большинство механизмов, включая даже тестомешалки в пекарне, получили электрические приводы, практически во всех служебных помещениях установили телефонные аппараты. Для снижения пожароопасности всю мебель изготовили из металла. «Варяг» мог развивать достаточно высокую для своего класса скорость 24 узла.

Вскоре после вступления в строй крейсер перешёл в Порт-Артур. С нач. января 1904 года он вместе с канонерской лодкой «Кореец» находился в нейтральном корейском порту Чемульпо в распоряжении российского посольства в Сеуле. 8 февраля японская эскадра под командованием контр-адмирала Сотокити Уриу блокировала порт и приступила к высадке десанта. На следующий день командир «Варяга» Всеволод Руднев получил от японцев ультиматум покинуть порт, в противном случае они угрожали атаковать русские корабли прямо на рейде. Русские приняли решение выйти в море и попытаться с боем прорваться в Порт-Артур. Однако, проходя тесным фарватером, «Варяг» не мог использовать своего главного преимущества — скорости.

Бой продолжался около часа. Японцы выпустили по русским кораблям в общей сложности 419 снарядов. Потери экипажа «Варяга» составили 130 человек, в том числе 33 убитыми. К концу боя крейсер практически полностью исчерпал возможности к сопротивлению из-за выхода из строя значительного количества орудий, повреждения рулевых приводов и наличия нескольких подводных пробоин, которые не было возможности исправить собственными силами. Экипаж свезли на нейтральные корабли, а крейсер, чтобы избежать захвата японцами, затопили, открыв кингстоны. Восхищённое подвигом русских моряков, японское правительство открыло в Сеуле музей памяти героев «Варяга» и наградило Всеволода Руднева орденом Восходящего солнца. Вернувшихся в Россию членов экипажа «Варяга» и «Корейца» ждал триумфальный приём.

В 1905 году японцы подняли «Варяг» и ввели его в состав своего флота под именем «Сойя». В 1916 году его выкупила Россия, включив в состав флотилии Северного Ледовитого океана. В феврале 1917 года «Варяг» ушёл на ремонт в Великобританию. После отказа советского правительства платить по царским долгам британцы конфисковали корабль и продали его на слом. При буксировке на разделку в 1925 году «Варяг» затонул в Ирландском море.

Эсминец «Новик»

Новик

«Новик» был спроектирован и построен на средства «Особого комитета по усилению флота на добровольные пожертвования». Он стал первым эсминцем российской постройки, оснащённым паротурбинной силовой установкой с котлами высокого давления на жидком топливе.

На ходовых испытаниях 21 августа 1913 года корабль достиг рекордной скорости в 37,3 узла. Другой отличительной особенностью «Новика» явилось мощное артиллерийское и торпедное вооружение из четырёх 102-мм скорострельных пушек Обуховского завода и такого же количества двухтрубных торпедных аппаратов.

Характеристики «Новика» оказались столь удачны, что по слегка изменённым проектам в России заложили 53 корабля этого типа. К началу Первой мировой войны они считались лучшими в своём классе.

4 августа 1915 года «Новик» вступил в бой с двумя новейшими германскими эсминцами V-99 и V-100. Меткий огонь комендоров эсминца нанёс немецким кораблям серьёзные повреждения, причём V-99 подорвался на минах, выбросился на берег и через два часа был взорван командой. Сам «Новик» в этом бою не пострадал и потерь в личном составе не имел.

Многие эсминцы этого типа продолжили службу и в советском флоте, приняв активное участие в Великой Отечественной войне. 26 августа 1941 года «Новик», находясь в охранении крейсера «Киров», подорвался на мине и затонул.


Андрей ЧАПЛЫГИН