795

В день рождения поэта мы вспоминаем и историка

Летопись семьи и Отечества – возможно, самое важное знание для Пушкина. По крайней мере, необходимое

Великий поэт был, пожалуй, и самым одарённым историком того времени. Быть может, не только в России… Мысли Пушкина о прошлом России и мира необыкновенно проницательны. Он – поэт от Бога. Но Пушкин, работая над историей Петра Великого и Пугачёва, умел мыслить рационально – и вместе с тем блистательно. Ум историка проявлялся и в поэзии, и в прозе Пушкина. В письмах, в статьях – повсюду.

Так, занимаясь изучением истории французской революции летом 1831 года, поэт размышлял в заметке «О генеральных штатах»:

Третье сословие равняется нации минус знать и духовенство. Рабо де Сент-Этьен. Это значит: нация равняется народу минус его представители». Таким образом, Пушкин возражал против того, чтобы считать третье сословие носителем народного мнения. Более того, в противовес ему, он называл знать «отборной частью нации, хотя и облечённой чрезмерными преимуществами, но представляющей собой класс просвещённый и имущий», который «неразумно обессиливать

Коронование-Екатерины-II-Стефано-ТОРЕЛЛИ-1024x694

Стефано Торелли. Коронование Екатерины II
То, к чему это могло привести на русской почве, поэт принялся исследовать на примере судьбы Дубровского. В своих заметках «О дворянстве» Пушкин делал довольно загадочный, на первый взгляд, вывод, ставя рядом два, казалось бы, взаимоисключающих события: «Падение постепенное дворянства; что из того следует? Восшествие Екатерины II, 14 декабря и т.д.». В конце 1834 года поэт так объяснил столь неожиданное сопоставление:

«… Что касается до tiers etat, что же значит наше старинное дворянство с имениями, уничтоженными бесконечными раздроблениями, с просвещением, с ненавистью противу аристокрации и со всеми притязаниями на власть и богатства? Эдакой страшной стихии мятежей нет и в Европе. Кто были на площади 14 декабря? Одни дворяне. Сколько ж их будет при первом новом возмущении? Не знаю, а кажется много»

По мысли Пушкина, ослабление дворянства привело к тому, что, с одной стороны, новая безродная аристократия, совершая дворцовые перевороты, изнутри разлагала верховную власть в стране, а с другой — обнищавшие двояне, стремясь восстановить утраченные права, открыто выступали против государства. Причём последние, действительно, как показало исследованное поэтом пугачёвское восстание, могли, объединившись с нижними сословиями, превратиться в реальную силу и принести немалые бедствия. Таким образом, Дубровский мыслился поэтом вовсе не как освободительный герой, а как важное лицо в «эдакой важной стихии мятежей». И все же Дубровский не злодей, а только несчастное следствие петровских преобразований, поэтому и нет по отношению к нему у Пушкина чёрных красок. Показать отрицательную его сторону должен был выбор Марии, как выбор Татьяны в «Онегине». Но мотивация поступка героини «Дубровского» выглядела неубедительной, а любой другой финал разрушал ткань произведения, а главное — не показывал безнадёжность бунта героя.

11

Осознанием этого проникнута пушкинская историография.

Автор: Андрей Лисунов