Он был незаконнорождённым сыном великого князя Константина Павловича. В 1838 году молодого выпускника Артиллерийского училища Константина Константинова назначили командующим Школой мастеров порохового и селитряного дел. Он тщательно изучал опыт зарубежных ракетчиков. Ему было известно про малоуспешные опыты во Франции по созданию боевых (зажигательных) ракет, проводимые  пиротехниками Клодом Руджиери, Филиппом Бельером и капитаном артиллерии Морисом Шевалье и другими инженерами. Большего успеха добился только английский конструктор полковник Уильям Конгрев (1772–1828). Проводя эксперименты с ракетами, Конгрев сформировал некоторые основы теории проектирования и производства пороховых ракет, включающей технологию поддержания устойчивого процесса горения топлива и методику использования хвостовых стабилизаторов для управления её полётом. В знак признания его заслуг европейские боевые ракеты  назвали  «конгревовы», а сам он стал генералом.

Konstantin_Konstantinov

Зарубежный опыт  подогревал изобретательские способности русского ракетчика.  А он побывал во многих странах Европы:  в Австрии, Англии, Бельгии, Голландии, Пруссии, Франции.

К этому времени  Константинов сделал первое изобретение — электробаллистический прибор. Потом  в 1844 году предложил также прицел для навесной стрельбы из гладких орудий. После возвращения в Россию испытал свою установку для измерения скорости артиллерийского снаряда.

В командировке в  Австрии он решил встретиться с видным специалистом по ракетной технике, шведом, генерал-майором  бароном  Винценсом фон Аугустином, начальником австрийского  корпуса ракетчиков и лаборатористов. На ракетном поле до смотра Константинов рассказал ему о своём  ракетном  баллистическом маятнике. Аугустин сказал о том, что Константинов «начал с того, чем ему, Аугустину, следовало бы кончить», признав тем самым высокую одарённость молодого изобретателя.

Баллистический маятник предназначался для измерения тяги порохового двигателя, что позволило Константинову исследовать  влияние формы и конструкции ракеты на её баллистические свойства, заложив научные основы расчёта и проектирования ракет. Фактически методика исследования внутрибаллистических характеристик ракетных двигателей с помощью маятника Константинова — прообраз современных огневых испытаний! В течение многих лет маятник Константинова оставался наиболее совершенным инструментом исследования тяговых параметров ракетного двигателя.

В 1850 году высочайшим приказом полковник Константинов был назначен командиром старейшего Петербургского ракетного заведения, первого в России промышленного предприятия по производству боевых ракет. Одним из направлений деятельности Константинова стало совершенствование производства, прежде всего улучшение технологии изготовления боевых ракет, сборки ракет, механизации и безопасности их изготовления.

Константинов являлся ревнителем ракетного вооружения кораблей. И сделал много для их применения во флоте. Так, он опубликовал в «Морском сборнике» работу, в которой анализировались все предложения, связанные с подводным плаванием. В ней он по достоинству оценил предложения известного русского инженера генерал-адъютанта Карла Шильдера, применившего боевые ракеты на первой в мире металлической подводной лодке.

Ракеты Константинова задействовали и при обороне Севастополя.  В первых числах февраля 1855 года противник атаковал пе­редовые рубежи обороны Севастополя ракетами Конгрева. Из траншей, раски­нувшихся за бастионом, посыпались вражеские ракеты в расположение эскадры под командованием вице-адмирала Павла Нахимова. Чуть-чуть не был сожжён этими ракетами корабль «Великий князь Константин». Тогда помощник Константинова Филимон Пестич решился ударить  своими ракетами по неприятелю с верхнего этажа казармы. Определил угол возвышения — в 20 градусов. При первом выстреле ракета перелетела засеку и упала в переднюю траншею неприятеля. Английские солдаты побросали сапёрные лопаты и кинулись от ракеты в разные стороны по ходам отрытой ими  тран­шеи. «Донося о сем Вашей светлости, — писал вице-адмирал Павел Нахимов 16 февраля 1855 года генерал-адъ­ютанту князю Александру Меншикову, — имею честь присовокупить, что ракеты, бросаемые неприятелем, преимущественно разрывные, с сильным зажигательным составом; а дальность полета про­стирается до двух тысяч сажен».

Это донесение сослужило важную службу для Константи­нова — он стал получать срочные большие заказы на изготов­ление и поставку отечественных ракет для Восточной кампании…

Со службой в ракетном заведении под начальством Константинова связан хотя и короткий, но весьма значительный эпизод жизни и творчества Льва Толстого. После героической севастопольской страды его откомандировали в Петербург. Прибывшего на новое место службы 21 ноября 1855 года Толстого приказом инспектора всей артиллерии от 27 декабря № 435 зачислили в ракетную батарею при ракетном заведении. Поручик Толстой, с большой симпатией относившийся к Константинову, с охотой общался с ним, часто бывал у своего командира дома на Разъезжей и всегда тепло отзывался о нём. Из дневниковых записей Толстого (16 мая — 9 декабря 1856 года) известно, что, посещая Константинова, Толстой завтракал или обедал с ним, встречался в его квартире с известными артиллеристами и ракетчиками. Но, не видя перспектив своей службы в артиллерии, Толстой заводил разговор об отставке, однако Константинов его отговаривал. Несмотря на уговоры, Толстой всё-таки уехал в Ясную Поляну, откуда посылал своему командиру письма. А 29 декабря 1856 года написал на имя начальника Санкт-Петербургского ракетного заведения Константинова рапорт об отставке. 

Пусковой станок и 2-дюймовая ракета КонстантиноваПусковой станок и 2-дюймовая ракета Константинова

В  марте 1857 года Константинова командировали за границу для заказа всех технических приспособлений для вновь проектируемого ракетного завода. Хотя основной задачей Константинова оставалось: «…познакомиться ближайшим образом с существующими ныне во Франции ракетными заведениями, из которых одно в Тулоне, а второе в Меце». Несмотря на секретность сведений, ему  удалось их приобрести. Видимо, экономическая разведка была ему под силу. Ко всему он считал, что научные знания нельзя утаивать  в одной стране, чтобы не прервались успехи цивилизации во всём мире.

Константинов на свой страх и риск заказал на заводе, которым владел Эммануэль Дени Фарко, в Париже оборудование для нового ракетного заведения по своим чертежам. Император Александр II в августе 1859 года одобрил заказ Константинова, а также согласился с его предложением выделить ракетные команды в самостоятельный род войск, нуждающийся в собственном командовании. Можно считать созданное управление со своим штабом, ракетным дивизионом, собственными ракетными заводами и ракетными полигонами прообразом современных отечественных ракетных войск.

Плодотворная деятельность заведующего Управлением изготовлением и употреблением боевых ракет генерал-майора Константинова по усовершенствованию боевых ракет и ракетного производства произвела особое впечатление даже на монархов дружественных России стран — в 1859 году на него «полился» дождь орденов. Он получил российский орден Святого Станислава I степени, Командорский крест ордена Нидерландского льва, испанский орден Изабеллы Католической…

1860 год внёс в личную жизнь Констатинова знаменательные события. Дворянское депутатское собрание Санкт-Петербурга удовлетворило просьбу о признании его в потомственном дворянском достоинстве, а Сенат определил внести имя Константинова во вторую часть дворянской родословной книги Санкт-Петербургской губернии с изготовлением диплома и герба.

Полевой ракетный станок Константинова с ракетойПолевой ракетный станок Константинова с ракетой

Казалось, справедливость  в судьбе Константинова восторжествовала. Но не зря говорят, что за грехи отцов отвечают дети. Лишь недавно был установлен подобный факт, тщательно скрываемый многие годы. От гражданского брака с Софьей Рутковской 17 июля 1860 года в деревне Мурзинка Шлиссельбургского уезда родился сын — Владимир Константинович Константинов. Вероятно, до рождения сына Софья Павловна проживала в квартире Константиновых на Разъезжей улице, а когда пришло время рожать, Константин Иванович арендовал для неё дачу в Мурзинке — подальше от людских глаз и злословий. Здесь и было зарегистрировано рождение его внебрачного сына Владимира. Но через год его мать умерла. Не имея возможности участвовать в воспитании сына, Константин Иванович, который в то время находился в командировке за границей, попросил родственников подыскать кормилицу-няньку, которая могла бы постоянно присматривать за ребёнком. Так, фактически без отца и без матери рос единственный сын Константина Ивановича,  потомственный дворянин.

А испытания на прочность всё усиливались.

Дело в том, что на смену устаревшим гладкоствольным тяжёлым орудиям пришла нарезная артиллерия, гораздо более точная и скорострельная  по сравнению с ракетами. Это породило в российских верхах сомнения в перспективности и эффективности ракетного оружия в принципе, сомнение в строительстве ракетного завода ­ — любимого детища Константинова. Разработанное им специальное оборудование оказалось настолько совершенным, что испанское правительство заказало в Париже точно такое же для своего нового ракетного завода в Севилье. Главным отличием этого завода являлась «телединамическая передача движения», механизация и автоматизация производственных циклов. Разработанные Константиновым машины, станки, приборы и технология поточного изготовления ракет воплотились в крупнейшее в России и Европе автоматизированное производство.

Кроме того, Константинов  к тому времени был не просто создателем, но и летописцем ракет, составил первый полный курс ракетной артиллерии, курс  международного значения. В 1859–1861 годах Константинов прочёл цикл лекций в своей альма-матер для артиллерийских офицеров о ракетах.  В 1861 году  эти  лекции были опубликованы в Париже на французском, а потом и на русском  языке. Эту, тогда единственную в мире, фундаментальную монографию высоко оценили в научных кругах, в том числе в Парижской академии наук. Автор её был удостоен премии Михайловской артиллерийской академии (бывшее Михайловское училище) в России.

big

«Появление этого сочинения должно считать в военной литературе важным событием, ибо в нем с научной основательностью и общедоступным образом рассматривается предмет, о котором (если исключить прежние труды того же автора) были напечатаны до сих пор только недостаточные и поверхностные сведения, — писали военные обозреватели.  —  Автор сумел осветить ракетный вопрос также основательно, как и изящно во всех отношениях (историческом, техническом, физическом и тактическом)».

К.И. Константинов в своих лекциях первым из специалистов ракетного дела во всём мире почти вплотную подошёл к одному из главнейших законов движения ракет:

«В каждый момент горения ракетного состава количество движения, сообщаемое ракете, равно количеству движения истекающих газов». Математическую форму этому закону придал другой отечественный учёный; всему миру она известна как «формула Циолковского».

Главный ракетчик империи кинулся защищать  будущее ракет. Он тогда сказал руководству страной крылатую фразу: «Не нарушайте нить событий».  И выдержал серьёзнейший экзамен на особой императорской комиссии, собранной для уточнения необходимости строительства нового ракетного завода.

Император Александр II постановил учредить особую комиссию, составленную из генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Павловича (председателя), генералов Сергея Сумарокова, Б.И. Мархлевича, Алексея Дядина, Эдуарда Бриммера, Александра Баранцова, Эдуарда Тотлебена, Николая Крыжановского, Александра Вилламова, Константина Константинова (членов комиссии). Комиссия единодушно признала пользу боевых ракет как вспомогательного средства, в основном при обороне крепостей, и пришла к убеждению о необходимости учреждения нового ракетного заведения. Таким образом, упорство, убеждённость, трудолюбие, целеустремлённость и горячая настойчивость, подкреплённые высокой эрудицией, глубокими научными знаниями и изобретательской смекалкой Константинова, отстояли будущее ракет вплоть до современных баллистических.

Константинов построил новый Николаевский ракетный завод, был назначен его начальником  и переехал жить в г. Николаев.

В это время он представил ракетчикам новую ракетную систему — 2-дюймовую боевую ракету, пусковой станок для неё и ударный пальник для запуска. После высочайшего одобрения ракетную систему приняли на вооружение русской армии. Состоялось признание ракетного оружия как необходимого и эффективного дополнения к нарезной артиллерии!

Все артиллеристы знают, что ракетный станок залпового удара генерал-лейтенанта Константинова стал прообразом легендарных  русских «катюш» во время Великой Отечественной войны.

VIZH_11_2013-7

В 1871 году генерал Константинов скончался в Николаеве и был торжественно захоронен в храме Рождества Пресвятой Богородицы села Нивное Мглинского уезда Черниговской губернии.

Примечательно, что в церкви К.И. Константинова отпевали по православным канонам, в том числе  псаломщик Николай Кибальчич. Очевидно, здесь его и приметил Андрей Лишин и похлопотал о его приёме в Петербургский институт инженеров путей сообщения. Это потом  революционные устремления привели Кибальчича в тюрьму. Всё же, даже приговорённый к смертной казни, он оставил свой проект космического корабля.


Борис РЯБУХИН