Этот праздник никто не пытается отменить, хотя и об истории его мы задумываемся нечасто. Привычные демонстрации — что официозные, что оппозиционные — в этот день не иссякают, но без первозданного азарта. Для многих Первомай — это прежде всего дачные труды и посиделки. «Каждый возделывает свой сад».

В истоках праздника — рабочее движение, социальные требования, которые звучали с площадей, создавая проблемы капиталистам и полицейским. Осталась в истории мощная демонстрация австралийских рабочих, состоявшаяся аж 21 апреля 1856 года. День весенний и почти первое мая… Ну а в  1886 году в первомайский день тысячи чикагских рабочих объявили о забастовке. Требовали они в первую очередь  8-часового рабочего дня. Власти США обошлись с рабочими сурово: началась настоящая уличная война с жертвами, война, в которой окрепло  профсоюзное движение.

В июле 1889-го, в память о чикагских событиях, Парижский конгресс II Интернационала  объявил 1 мая Днём солидарности рабочих всего мира и предложил отметить его демонстрациями с требованием 8-часового рабочего дня. С тех пор в этот день старались не работать, демонстрируя буржуям силу трудовой солидарности.

В России маёвки прижились сразу, однако первые годы оставались традицией узкого круга молодых вольнодумцев. Майские пикники были давней городской традицией. И молодые социалисты в этот день собирались вроде бы для пикника. Так должны были думать жандармы. На самом деле главным блюдом являлся не пирог, а политические речи, притягательно нелегальные. Маёвки стали своего рода инициацией для многих революционеров. Была в них романтика мятежа!

Один из участников первых маёвок оставил такие воспоминания: «Погода на 1-е мая 96 года удалась очень хорошая. Собрались мы с багажом на Самарку по Садовому спуску человек около 30-ти, пришлось снять три лодки, поехали мы от берега все порознь, а за железнодорожным мостом съехались все и направились на ту сторону. Преследования как будто не было. По приезде на ту сторону сварили чай и стали закусывать. Во время чая один товарищ читал что-то из Бебеля… Несколько товарищей говорили о значении 1 мая, затем спели «Дубинушку»  и еще некоторые песни. Потом, как велось тогда, подвыпили и совсем развеселились».

Первую сибирскую маёвку провёл в 1899 году Ленин — в ссылке в селе Шушенском. Полиция преследовала «партизан Первомая», но революционная волна только нарастала.

Особенно масштабные первомайские выступления прошли в 1901 году в Петербурге, Тбилиси, Гомеле, Харькове и Баку.  В те дни на улицах появились революционные лозунги: «Долой самодержавие!» и «Да здравствует республика!». Тогда же началась и Обуховская стачка, через несколько дней переросшая в столкновения с полицией.

Фото: РИА «Новости»

Первомай поэтизировали. Он стал символом борьбы за «светлое будущее». Владимир Ленин говорил, что в этот день рабочие ощущают «своё пробуждение к свету и знанию, своё объединение в один братский союз для борьбы против всякого угнетения».

Ровно сто лет назад, в 1917 году, на волне Февральской революции Первомай впервые отпраздновали открыто, с государственным размахом. В демонстрациях участвовали и государственные мужи. Хотя инициативу в те дни перехватили противники Временного правительства, по крайней мере его «правой» части: миллионы рабочих в крупных городах России вышли на улицы с лозунгами «Долой министров-капиталистов», «Вся власть Советам!», «Долой империалистические войны!».

После Октября этот день стал одним из первых новых государственных праздников.  Первоначально он назывался Днём Интернационала, однако прижилось более позднее название —  День международной солидарности трудящихся. 1 мая был нерабочим днём с 1918 года. Позже к нему прибавился и следующий день — 2 мая. В 1918 году в Москве на Ходынском поле состоялся и первый армейский первомайский парад. На второй день праздника, как правило, по всей стране проходили маёвки — массовые празднования на природе, а первый день отводили официальным мероприятиям и крупным демонстрациям. Коммунистическая партия стала правящей и единственной, более того — государствообразующей. Поэтому оппозиционный дух праздника выветрился, а первомайские демонстрации с тех пор являлись символом советского патриотизма и верности ленинским идеалам, на которых держался Советский Союз.

Первомай 1920 года пополнил символический ряд праздника незабываемой легендой: Ленин на субботнике. Это не выдуманная история: в тот год праздник решили отметить трудовым почином, и вождь мирового пролетариата наводил порядок в Кремле, ворочая пятиметровые брёвна, разумеется, не в одиночку. Тут вам и демократизм, и живая иллюстрация к принципу «Кто не работает, тот не ест». Позже ленинские субботники в красный день календаря не проводились, хотя сюжет с бревном стал в СССР хрестоматийным.

В 1937 году поэт Василий Лебедев-Кумач и композиторы братья Покрасс написали главную песню праздника. Сегодня ей исполняется 80 лет!

Утро красит нежным светом

Стены древнего Кремля,

Просыпается с рассветом

Вся Советская земля.

Холодок бежит за ворот,

Шум на улицах сильней.

С добрым утром, милый город,

Сердце Родины моей!

Солнце майское, светлее

Небо синее освети.

Чтоб до вышки мавзолея

Нашу радость донести.

Ну а дальше начинается куплет, который после ХХ съезда КПСС исполняли только в неофициальной обстановке:

Чтобы ярче заблистали

Наши лозунги побед,

Чтобы руку поднял Сталин,

Посылая нам привет.

В этой песне — дух советского Первомая времён расцвета праздника. Трудно представить себе более бодрящий напев. А в 1964-м появился эпический гимн Первомая — с грозными нотками, с воспоминаниями о жертвах. С тех пор и до 1990-го эта песня Оскара Фельцмана на стихи Льва Ошанина непременно звучала на первомайских торжествах и демонстрациях:

Красная гвоздика —

Спутница тревог.

Красная гвоздика —

Наш цветок.

А знаешь ты, что был он прежде,

Как откровенье, как пароль,

Цветком отваги и надежды

Героев первых красных зорь.

Канон праздника сложился в 1930-е годы, а в 1960-е его в прямом эфире растиражировало телевидение. На демонстрации трудящиеся порайонно рапортовали о трудовых успехах, принимали новые обязательства по перевыполнению плана, заявляли о приверженности курсу партии, давали оценку самым актуальным событиям международной жизни… И всё это — не на скучном заседании и не на обременительном митинге, а под открытым небом, под флагами и транспарантами, на ходу. С улыбкой, как правило, даже с песнями и плясками. Главный лозунг праздника в СССР знали все — «Мир! Труд! Май!». И первого, и второго, и третьего в послевоенные десятилетия было вдоволь. В Москве в эти дни появлялись лотки с сосисками в тесте, не чета нынешним хот-догам. Речь идёт о настоящем тесте и настоящих сосисках, которые быстро разлетались на свежем воздухе.

Узнаваемым символом праздника стала гвоздика. Демонстранты несли огромные муляжи гвоздик, пионеры дарили букеты гвоздик вождям, стоявшим «на вышке Мавзолея». Пожилые, серьёзные вожди расцветали, улыбались, когда им на воротник пиджака прикалывали красный бант… Пионеры получали по коробке конфет и гурьбой убегали под бравурную музыку. Так повелось со сталинских лет: в этот день народ видел своих руководителей в ярком весеннем свете. Конечно, в разговорах и мыслях прорастал  скепсис, но оставался и энтузиазм с ощущением всеобщего единения. Из всех советских праздников Первомай был самым мирным. Воспоминания о чикагских расправах постепенно выветрились, а осталось ощущение большой дружной страны и вера в то, что когда-нибудь весь мир станет таким же дружным. В крупных областных индустриальных городах праздник отмечали ещё искреннее, чем в Москве. А программа «Время» в те дни начиналась с рубрики «Первомай шагает по стране», то есть с репортажей из Москвы, Ленинграда, Киева, Ташкента, Риги, Баку и т.д.

В 1992 году праздник переименовали в Праздник весны и труда. Таковым он и остаётся.


Арсений ЗАМОСТЬЯНОВ