1 марта 1887 года, 130 лет назад, в день 6-летней годовщины «казни» народовольцами Александра Освободителя, кучка студентов намеревалась убить Александра Миротворца. Надо сказать, что полиция тут на удивление оперативно сработала: бомбистов взяли, когда они ещё не натворили, как говорил один литературный герой, неописуемых бед. Изготовленные ими бомбы были начинены «поражающими элементами» — свинцовыми пулями, начинёнными стрихнином. О том, сколько человек, случайных прохожих, женщин, детей, стариков, погибнет вместе с «тираном», конечно, террористы-малолетки и не думали

Главный их вдохновитель, студент Пётр Шевырёв, правда, почему-то в это время оказался в Ялте. Бог его разберёт: то ли вдруг струсил, то ли обострился на нервной почве застарелый туберкулёз. Вдруг выяснилось, что там, в Ялте, нет жандармского офицера (проклятое самодержавие!), пришлось за террористом прислать жандарма из Симферополя аж 7 марта…

Но нас больше всего в этой истории занимает другой персонаж. Студент из провинциалов. Дворянин, сын действительного статского советника, служившего по ведомству народного просвещения. В гимназии — золотой медалист. В университете — золотой медалист: был награждён за исследование «Об органах сегментных и половых  пресноводных Annulata»… Одним словом, тот, кого сейчас бы назвали ботаником. Вне всякого сомнения, целомудреннейшее существо. Идеалист. Собирал  театральные афиши и собрал представляющую известный интерес коллекцию. Вот только Володя, младший брат, из природной вредности эту коллекцию уничтожил.

И чего бы этому угрюмому юнцу, Александру Ульянову, не заниматься и дальше своими червячками? А его потянуло в политику, в террористы. Это он, прилежный зубрила, продал свою золотую медаль, чтобы купить взрывчатку для бомб. И, конечно, он (Шевырёв бы не потянул) писал «программные документы» своей организации — «Террористической фракции» партии «Народная воля». Всего в этой фракции было человек пятнадцать весьма опасных лоботрясов «с идеями». Прочитав писания Ульянова, русский самодержец на полях начертал: «Чистейшая коммуна», и далее: «Это записка даже не сумасшедшего, а идиота». Оценка эмоциональная — набор стандартных благоглупостей, вот что там было.

Александр III сначала особого внимания раскрытому гнезду юных борцов за счастие народное не придал. И велел было организовать студентикам длительные каникулы за решёткой. Однако Россия была со всеми большими и малыми огрехами почти правовым государством. Террористов следовало судить. А суд приговорил к казни через повешение Александра Ульянова, Петра Шевырёва, Василия Генералова, Василия Осипанова и Пахомия Андреюшкина.

Но вернёмся ещё на несколько минут к старшему брату будущего вождя мирового пролетариата — 20-летнему Саше Ульянову. У юноши была очень деятельная матушка. В письме «на высочайшее имя» Мария Александровна написала такие слова: «Если б я хоть на один миг могла представить своего сына злодеем, у меня хватило бы мужества отречься от него… Сын мой был всегда убежденным и искренним ненавистником терроризма в какой бы то ни было форме». Царю только и оставалось, что тут же на полях письма добавить: «Хорошо же она знает сына!».

Всех приговорённых к смерти повесили в Шлиссельбургской крепости 8 мая 1887 года. Лишь Александр Ульянов, прощаясь с загубленной жизнью, приложился к кресту…

Справедлив ли был приговор? С точки зрения борьбы с террором — несомненно. С чисто человеческой, христианской точки зрения это был приговор излишне жестокий, фактически за намерение, а не за совершённое злодеяние. Впрочем, мы смотрим в прошлое, зная, что произойдёт потом…


Игорь АЗАРОВ