Безусловно, новая экономическая политика (НЭП) была крупнейшим поворотом в политике большевиков, который, однако, как и политика военного коммунизма, первоначально являлся скорее настоящим экспромтом, нежели продуманной партийной программой на длительную историческую перспективу.

0

Впервые вопрос о замене продразвёрстки натуральным налогом рассмотрели в Политбюро ЦК 8 февраля 1921 года, где обсуждался ленинский «Предварительный, черновой набросок тезисов насчёт крестьян». Затем, 24 февраля, комиссия Политбюро представила Пленуму ЦК «Проект постановления ЦК о замене развёрстки натуральным налогом», который после бурного обсуждения и доработки передали на рассмотрение Х съезда РКП(б).

15 марта 1921 года, в предпоследний день работы съезда, с основным докладом «О замене развёрстки натуральным налогом» выступил Владимир Ленин. Сам доклад и его основные положения, а также содоклад наркома продовольствия Александра Цюрупы вызвали настоящий шок у многих делегатов съезда, которые расценили переход к новой экономической политике как предательство идеалов Октября. Ярчайшим доказательством этого шокового состояния большинства делегатов партийного съезда явилось то обстоятельство, что после выступления всего четырёх ораторов прения по данному вопросу из-за отсутствия желающих выступить прекратились. Именно поэтому, объясняя всем своим соратникам по партии необходимость такого крутого поворота, Ленин особо подчеркнул тот факт, что НЭП — это «временное отступление, вызванное неудачами политики военного коммунизма», ставшими детонатором массовых крестьянских восстаний и Кронштадтского мятежа. Неслучайно в апреле 1921 года в своей знаменитой статье «О продовольственном налоге» он прямо писал, что «экономика весны 1921 года превратилась в политику: „Кронштадт“».

В советской историографии (Эсфирь Генкина, Владимир Дмитренко) традиционно утверждалось, что в своём докладе на Х съезде РКП(б) Ленин выдвинул «глубоко аргументированную комплексную программу перестройки экономических отношений», основанную на детальном анализе изменившейся расстановки классовых сил в стране. При этом  в современной историографии (Михаил Горинов, Владимир Кабанов), напротив, сложилось устойчивое мнение, что в этом докладе концепция НЭПа представляла собой «не строго научную теорию», а набор определённых вынужденных мер, к которым пришли эмпирическим путём под влиянием мощных крестьянских восстаний, охвативших всю территорию страны.

Первоначально в ленинском докладе речь шла лишь о ликвидации важнейшего элемента политики военного коммунизма — государственной монополии и прямого государственного регулирования всего аграрного производства и нормативного распределения продуктов, то есть продразвёрстки. Естественно, что переход к новой системе налогообложения всех крестьянских хозяйств ставил на повестку дня и вопрос о неизбежном возрождении свободного товарооборота. А именно это обстоятельство и вызвало у значительной части делегатов съезда полное непонимание и отторжение, поскольку непосредственно в свободной торговле подавляющая часть партийцев видела основную угрозу возрождения капитализма в стране.

В связи с этим обстоятельством Ленин, находясь ещё в плену старых военно-коммунистических иллюзий, первоначально предполагал ограничить товарооборот местным масштабом и пришёл к убеждению о создании прямого, а не рыночного механизма товарообмена через потребкооперацию и разветвлённый аппарат Наркомата продовольствия в центре и на местах. Однако эта убеждённость вождя вскоре разбилась о реалии жизни, и он был вынужден признать необходимость воссоздания полноценной системы свободного товарооборота на всей территории страны.

В марте–апреле 1921 года по решению Х съезда для формирования основ хозяйственного механизма НЭПа были созданы специальные комиссии ЦК РКП(б) и СНК по продналогу и финансам. Во главе первой комиссии, в состав которой вошли Андрей Андреев, Владимир Милютин, Алексей Рыков, Александр Цюрупа и другие, встал член Политбюро ЦК РКП(б) и заместитель председателя СНК РСФСР Лев Каменев. А вторую комиссию возглавил член ЦК и председатель Финансового комитета СНК РСФСР Евгений Преображенский. Основной задачей «комиссии Льва Каменева» стала подготовка необходимых нормативно-правовых и управленческих решений для перехода к новой системе налогообложения и реформы различных форм кооперации. Главная же задача «комиссии Евгения Преображенского» заключалась в коренной реорганизации всего денежного обращения, кредитной системы, бюджетных отношений и т.д.

2

В апреле 1921 года в своей знаменитой статье «О продовольственном налоге» Владимир Ленин уже подробно говорил о НЭПе как о возврате к элементам системы госкапитализма, посредством которых можно и должно совершить плавный и значительно менее болезненный переход к социализму. При этом всем своим многочисленным оппонентам и критикам, в том числе в высшем партийном руководстве, он прямо указал на то обстоятельство, что «в НЭПе больше старого, чем нового», напоминая им основы той партийной экономической платформы, которые содержались и в его «Апрельских тезисах», и его статьях «О задачах нашей революции» (1918) и «Очередные задачи Советской власти» (1918).

Напомню, что ещё в апреле 1918 года у Ленина родилась идея поворота от «красногвардейской атаки на капитал» к его «осаде через систему „государственного капитализма“». Такой резкий поворот в экономической политике большевиков оказался вызван целым рядом обстоятельств, а именно осознанием того, что: 1) продолжала сохраняться неопределённость со сроками начала мировой пролетарской революции; 2) налицо было явное несоответствие между классической марксистской моделью социализма и реальными условиями отдельно взятой страны, а также 3) невозможно было преодолеть экономический хаос в стране без использования традиционных «рыночных» механизмов и рычагов управления.

И тогда же Владимир Ленин пишет свою знаменитую работу «Очередные задачи Советской власти». Ряд современных авторов (Вадим Роговин, Геннадий Бордюгов, Владимир Козлов) назвал её первым наброском ленинской концепции НЭПа, реализация которой тогда не удалась из-за начавшейся Гражданской войны. Суть основных ленинских положений, изложенных в этой работе, состояла в следующем:

а) по линии формального обобществления производства «мы зашли слишком далеко и перешли к несоизмеримо большей ломке старых отношений, чем предполагали… Сегодня только слепые не видят, что мы больше национализировали, наконфисковали, набили и наломали, чем успели подсчитать»;

б) теперь центр тяжести работы должен переместиться на вопросы «всестороннего государственного учёта и контроля за производством и распределением общественного продукта» и повышения производительности труда;

в) в нынешних условиях «государственный капитализм был бы спасением для нас, поскольку это есть нечто централизованное, подсчитанное, контролируемое и обобществлённое».

Иными словами, в «государственном капитализме» Ленин увидел реальный механизм компромисса между Советским государством и буржуазией, который мог бы не просто спасти экономику страны от полного развала и краха, но и создать необходимые условия для строительства основ социализма в стране.

5

Однако было бы грубейшей ошибкой представлять дело таким образом, что в ленинской интерпретации госкапитализм образца 1921 года являлся точной копией госкапитализма образца 1918 года. Подобный подход, характерный для советской историографии (Андрей Левин, Юрий Поляков, Владимир Дмитренко, Наталия Щербань), вполне правомерно критикуется целым рядом современных авторов (Михаил Горинов, Сергей Цакунов, Сергей Кара-Мурза), которые обращают внимание на ряд существенных обстоятельств:

а) в 1918 году Ленин не призывал к восстановлению прежней системы госкапитализма, а лишь указывал на то обстоятельство, что переход к социализму был бы значительно проще, если бы госкапитализм на нынешнем этапе стал ведущей хозяйственной системой в стране;

б) в 1921 году речь шла о создании госкапитализма не как целостной хозяйственной системы, а как отдельных элементов, допущенных в ряд экономических областей, в частности, в систему товарообмена;

в) после того как Ленин убедился в том, что система товарообмена на базе госкапитализма провалилась, он ставит на повестку дня абсолютно новую задачу, которая именно теперь должна составить «основу и сущность нашей новой экономической политики», — создание системы государственного регулирования купли-продажи и денежного обращения.

Поэтому уже в мае 1921 года на XI (чрезвычайной) партийной конференции Ленин заявил, что в такой мелкобуржуазной стране, как Россия, основной задачей партии является поиск особых промежуточных звеньев и дополнительных форм перехода от буржуазных отношений к социалистическим.

1934

Летом 1921 года в условиях жесточайшей засухи и жуткого голода, поразившего основные зернопроизводящие регионы страны — Среднее Поволжье и Северный Кавказ, — правительство вынужденно пошло на отмену государственной системы товарообмена и включило традиционные рыночные механизмы. Поэтому уже в ноябре 1921 года в своей знаменитой работе «О значении золота теперь и после полной победы социализма» Ленин совершенно неожиданно полностью реабилитировал идею «реформизма» в марксистском учении, которую большевики традиционно отвергали как идею ревизионистскую, навязанную всем «неустойчивым марксистам» ренегатом Эдуардом Берштейном ещё в нач. 1900-х годов. Именно в этой работе лидер большевистской партии впервые заявил, что в настоящий исторический момент «нам жизненно необходимо прибегнуть к реформистскому, постепеновскому, осторожно-обходному методу действий в коренных вопросах экономического строительства». При этом чуть позже, поясняя свой крамольный вывод всем большевикам, Ленин прямо написал, что суть реформизма заключается в том, чтобы «не ломать старого уклада», а всемерно «оживлять капитализм» и по мере его развития и возрождения подвергнуть государственному регулированию все основные элементы традиционного капитализма, то есть торговлю, денежное обращение, мелкое и среднее предпринимательство и т.д.

Таким образом, ленинский вывод о необходимости в условиях крестьянской России широкого использования рыночных отношений в переходный период — это и есть то принципиально новое, что существенно отличало ленинский «план строительства социализма» осени 1921 года от его же ранее оглашённых планов, в том числе и в начальный период НЭПа.

2078866525_5a9e1457a5_o


Евгений СПИЦЫН