1

В одном из контрреволюционных рассказов Аркадия Аверченко некий чужеземец удивляется: «Правда ли, что разбойнику Разину поставили на главной площади памятник?».

По ленинскому плану монументальной пропаганды летом 1918-го скульпторы и архитекторы взялись за дело… Любопытно, что в директивном списке не нашлось места для Емельяна Пугачёва, зато Стенька Разин красовался там в первых рядах. И взялся за разинскую тему скульптор, откровенно говоря, гениальный и неуправляемый — Сергей Конёнков. Он решил изобразить не просто мятежного атамана, а Разина с ватагой. Чтобы налицо была и роль народа — истинного творца истории.

9

Скульптор вспоминал: «И Степан Тимофеевич, и его ближайшие сподвижники были вырублены из сосновых кряжей, а княжна отлита из цемента… Намечали на некоторое время установить скульптурную композицию на Красной площади для всенародного осмотра, а потом поместить в музей. Разин со своим окружением настолько увлёк меня, что я шаг за шагом уходил от монументальности к психологической многоплановости. В результате вышло то, что должно было выйти, — скульптурная композиция, рассчитанная на круговой обзор в музейном зале. И масштаб, и материал (дерево), и характер моделировки — всё для восприятия в интерьере. Но впервые москвичи увидели «Разина с ватагой» на лобном месте Красной площади в ясный тёплый день 1 мая 1919 года… Важно было напомнить массам о выдающихся народных борцах. Как и ожидали, открытие памятника Степану Разину вылилось в большое событие».

2

Известно, что Стеньку казнили не на Красной, а на Болотной. Но на митинге ораторы вовсю прошлись по Лобному месту, с которого, по слухам, летели головы казнённых. Памятник недолго простоял на Красной площади. Через месяц его переместили в музей. Правда, пошумели тогда под стенами Кремля знатно!

Этой темой занялся современный художник Анатолий Кашкуревич, которого много лет волновала история казачества.  Тут есть и мистика, и, пожалуй, демонизация революционной истории.