А помнит мир спасенный ?

А помнит мир спасенный

Чернова М.Н. Великая Отечественная война 1941–1945. — М.: АЙРИС-пресс, 2015. — 2500 экз.

Современная книга должна быть изобретательной в смысле подачи материала, иначе читатель просто не оторвётся от соцсетей. Об этом помнят авторы серии учебных пособий по истории России. Текст в них сочетается с публикацией демонстрационных материалов, которые можно использовать и в оформлении классов, и для подготовки праздничных встреч, дискуссий, викторин.

Идёт пропагандистская война. В наше время хитроумные провокации и идеологические бомбы даже опаснее, чем прежде. Недавно кто-то из журналистов позволил себе такую формулу: в России отмечают День Победы, но при этом забыли, кто кого победил в 45-м. К счастью, это всё-таки напраслина. Во многих странах истинные герои забыты напрочь. Их заслонили персонажи блокбастеров и компьютерных игр. Уж там точно лишь специалисты помнят, кто, кого и когда победил. Не скажу, что у нас, в России, всё в порядке с массовым образованием. Однако память о народном подвиге жива, как и уважение к ратному труду полководцев Великой Отечественной.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Основы закладывают семейные предания, массовые СМИ (к телевидению в наше время приходится присоединить и сетевую периодику) и, конечно, школа. В школе пересекается всё: и «домашние заготовки», и первое знакомство с мемуаристикой, и изучение фактов. Ужас берёт, когда перечитываешь учебные книги 1990-х годов. А ведь и по ним учили… Россия не приняла тех трактовок истории, которые на наших глазах не в лучшую сторону изменили сознание соседних бывших советских народов. Как рассказывать школьникам о Великой Отечественной? Сразу несколько политических смыслов сходится на этом перекрёстке. Дух разделения не должен побеждать. Особенно если речь идёт о войне, которая прошла через судьбу каждой семьи… На обложке — московский памятник маршалу Жукову. Написала пособие заслуженный учитель России, кандидат исторических наук Марина Чернова. Рассказывать школьникам о войне ей доводилось многократно. Текст чётко структурирован. Для учебной книги это немаловажно.

Увы, не только на Украине, но и в большинстве бывших союзных республик и социалистических стран Восточной Европы в ходу завиральные версии войны, политически заострённые против Советского государства, а косвенно и против современной России. Под разговоры о поисках исторической правды они просто выдавливают по капле всё, что не способствует мифу о вечной империи зла на шестой части суши. У них есть сверхзадача — ущемление в правах современной России как наследницы «преступного государства». Всё делается, для того чтобы задним числом отнять у СССР лавры державы-победительницы и приравнять нашу страну к поверженной Германии…

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Один из расхожих аргументов в политической борьбе — утверждение, что в этой войне столкнулись два преступных режима. И советский народ не встал на защиту Отечества, предпочитая капитуляцию и работу на просвещённых оккупантов. При этом они закрывают глаза на статистику потерь, не пытаются объективно сравнить ход европейских кампаний Третьего рейха и результаты первых недель вторжения в СССР.

Чернова задаёт тон учебной книги, опираясь на факты: «В оккупации оказались около 23 миллионов советских граждан. Ответом на фашистский «новый порядок» стало всенародное сопротивление. Его организовали красноармейцы, попавшие в окружение, оставленные в тылу партийные и государственные работники и мирные жители. Партизанские соединения П.П. Вершигоры, С.А. Ковпака, А.Ф. Фёдорова и др. наносили столь существенный урон противнику, что гитлеровцы с середины 1942 года вынуждены были привлекать для борьбы с партизанами до 10% войск. Всего в тылу врага действовало около 500 партизанских отрядов. В городах боролись с оккупантами участники подпольных групп». Очень важно эти некогда общеизвестные факты проговаривать вновь и вновь. Держать планку здравого смысла в школьном образовании, не обращая внимания на установки влиятельных международных организаций, на антироссийские стандарты.

А помнит мир спасенный-4

Историческое знание нередко предполагает переход от общего к частному. И в повествовании о Великой Отечественной не забыты герои — даже самые скромные: «Навсегда остался в истории безвестный голодный почтальон, нёсший по адресу присланный кому-то шоколад, вручивший его — и умерший на пороге квартиры». Какой человечный, маленький и величественный подвиг! Такое должен помнить «мир спасённый».

«В результате похода в Европу Красная армия освободила от гитлеровской оккупации 10 стран с населением свыше 100 миллионов человек. Но цена освобождения была немалой: за полгода боёв в Европе Красная армия потеряла около миллиона человек убитыми и пропавшими без вести. Этот подвиг и эти утраты не могут быть забыты. В странах Европы создано около 4 тысяч мемориалов и памятников в местах захоронений советских воинов». Всё так. Однако сколько величественных, талантливых памятников победителей попало в немилость, было отодвинуто, демонтировано, продано? Постыдная правда новейшего времени. Но об этом школьники узнают из новостных телепрограмм, а задачу исторического ликбеза книга Черновой выполняет достойно.

Александр Орлов

Святая Земля: Историко-культурный альманах

В 2015 году Киевская духовная академия отмечает свой 400-летний юбилей. Эта дата побуждает нас внимательно вглядеться в прошлое, всмотреться в судьбы тех, кто был тесным образом связан с академией, за несколько веков своего существования взрастившей немало знаменитых святителей, учёных-богословов, известных общественных и культурных деятелей — подвижников науки и подвижников благочестия.

Святая Земля: Историко-культурный альманах. Вып. 2. — Издание Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, 2015. — 464 с.

Святая земля

Одним из выдающихся питомцев академии был архимандрит Антонин (Капустин), учёный-византинист, церковный деятель, храмоздатель, самый известный начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, с именем которого связан период расцвета её деятельности. Выпускник XI курса, магистр богословия, почётный член КДА, чей портрет висел в Конгрегационном зале академии, а имя ежегодно поминалось на торжественных богослужениях 31 декабря в числе сотрудников и благотворителей академии.

Киев и Киевская духовная академия в жизни архимандрита Антонина (Капустина) — вот что определило тематику и дало название второму выпуску альманаха «Святая Земля», посвящённого двум юбилейным датам: 200-летию со дня рождения архимандрита Антонина и 400-летию со дня основания киевских духовных школ. Альманах продолжает ряд изданий, касающихся истории академии, освещает малоизвестные страницы её славного прошлого и одновременно рассказывает о важном периоде в жизни самого о. Антонина — периоде студенчества, преподавания, внутреннего становления.

Святая земля-2Киев. Здание Духовной академии. Конец XIX века

В жизненном странствовании Андрея Капустина, из далёкого сибирского села приведшем его на Восток — в Афины, Константинополь, Иерусалим, определяющую роль сыграли Киев и академия, ставшие той духовной средой и школой, которые воспитали в нём священнослужителя, духовного делателя и учёного. Принятый в КДА епископом Иннокентием (Борисовым), её знаменитым ректором, он стал воспитанником иннокентиевского «круга» — учеников святителя Иннокентия и учеников его учеников. Впоследствии именно святитель Иннокентий содействовал назначению иеромонаха Антонина в Афины, что определило его дальнейший жизненный путь — служение на Востоке.

Андрей Капустин поступил в КДА в 1839 году, окончил — в 1843 году в составе XI курса. Оставленный при академии в качестве бакалавра богословских наук, он на протяжении семи лет преподавал в ней немецкий и греческий языки, герменевтику и обличительное богословие. По воспоминаниям учеников, лекции о. Антонина производили на слушателей сильнейшее впечатление тонким анализом трудных мест Священного Писания, «умением сильно возбуждать мысль», стремлением подвигнуть студентов к собственным глубоким размышлениям.

В 1845 году вслед за своим учителем и близким другом Петром Семёновичем Авсеневым (в монашестве Феофаном) он принял монашеский постриг и несколько лет был ближайшим помощником последнего как инспектора академии. В годы академической службы о. Антонин тесно сотрудничает с изданием академии — «Воскресным чтением», где печатаются его переводы и проповеди, впоследствии составившие знаменитый «Круг подвижных праздников Церкви». Гомилетическое наследие о. Антонина, несомненно, нужно рассматривать в контексте того переворота в проповеднической практике, который произошёл в КДА в годы ректорства святителя Иннокентия (Борисова), к чему тот приложил немало усилий. Плодом этого стало воспитание целой плеяды талантливых проповедников.

Святая земля-3Архимандрит Антонин (Капустин) — один из самых ярких выпускников Киевской духовной академии

В сентябре 1850 года о. Антонин был назначен настоятелем Российской посольской церкви в Афинах, однако общение с родной академией он не прерывал, связь с alma mater, c академическим и монашеским братством поддерживал с первых лет служения на Востоке до последних дней жизни: переписка с бывшими сокурсниками, наставниками, сотрапезниками и учениками, встречи с посещавшими Святую землю киевскими паломниками, включая студентов и преподавателей КДА, наконец, деятельное участие в академическом журнале «Труды Киевской духовной академии».

С этим изданием о. Антонин сотрудничал со дня его основания в 1860 году; здесь в разные годы были опубликованы его работы на основе сделанных им во время путешествий по странам Востока набросков, зарисовок, наблюдений. Это «Заметки поклонника Святой горы», «Записки синайского богомольца», «От Босфора до Яффы», «26 января (1868 г.) в лавре Святого Саввы»; писал он в журнал и статьи по библейской истории, агиографии, литургике — «Фараон, Моисей и Исход», «Мучения святой Домнины», «Перенесение мощей святителя и чудотворца Николая из Ликии в Италию», «Еще о святителе Николае Мирликийском», «Древний канонарь синайской обители».

Бесценны приношения архимандрита Антонина академической библиотеке и Церковно-археологическому музею, основанному при КДА в 1872 году. Первый и самый крупный дар о. Антонин преподнёс к 50-летию КДА в 1869 году. Это была целая коллекция древних греческих и славянских рукописей на пергаменте и бумаге, различные картины и снимки, свыше 500 древних греческих и римских монет и множество иных предметов древностей, собранных им в странах Востока. С основания при академии Церковно-археологического общества и музея дары стали почти ежегодными.

Помимо рукописей, старопечатных книг и древних монет среди них были своеобразные, поистине антониновские «сюрпризы»: от жёлудей Мамврийского дуба до египетской мумии. Среди особо ценных и важных даров: древнейший памятник западнославянской графики — пергаментные листки, получившие известность под именем «Киевские глаголические отрывки», а также октоих XV века — первопечатный памятник древней югославянской типографии в Черногории.
Круг корреспондентов, связывающих о. Антонина с Киевом и академией, был очень обширным.

Святая земля-4Троицкий собор Русской Духовной Миссии в Иерусалиме

Это — ректоры и преподаватели КДА, наместники Киево-Печерской лавры и настоятели других обителей, однокурсники, ученики. Этот круг не ограничивается Киевом; он включает в себя Одессу, так как многие из выпускников КДА позднее стали преподавателями Одесской духовной семинарии и Ришельевского лицея, преобразованного со временем в Новороссийский университет, Москву, где оказался его однокурсник священник Димитрий Разумовский, друг московского протоиерея Платона Капустина, старшего брата о. Антонина, а также другие города, куда разлетелись питомцы академии.

Композицию альманаха, задуманного в трёх частях, определяют материалы, собранные в разное время из разных источников; в нём раскрываются многообразные связи архимандрита Антонина, его многолетние отношения с академической корпорацией, монастырским братством, представителями духовенства и более широкого общественно-культурного круга.

Основу первой части альманаха «Академическое братство: сотрапезники и наставники» составила переписка архимандрита Антонина (Капустина) с наставниками и товарищами по учёбе в КДА: его учителем архимандритом Феофаном (Авсеневым), старшими по курсу протоиереем Серафимом Серафимовым и Макарием (Булгаковым), впоследствии митрополитом Московским, однокурсниками — протоиереями Петром Лебединцевым и Димитрием Разумовским. Удивительным и неожиданным открытием явились обнаруженные в архиве Русской Духовной Миссии четыре письма к о. Антонину святителя Феофана Затворника. Письма адресованы из Иерусалима и Константинополя в Афины в промежуток между 20 июня 1851 года и 8 июня 1857 года и содержат интересные и малоизвестные подробности жизни самого святителя, а также епископа Порфирия (Успенского), первого начальника Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

«Дорогой Академии старый слуга» — так назовёт себя сам о. Антонин в одном из последних, «завещальных», писем ректору академии Сильвестру (Малеванскому), епископу Каневскому, в декабре 1893 года: «Мои скудные приношения Заведению, давшему мне патент на звание, на честь и на насущный хлеб, были детски-естественным выражением желания не отставать от любимой матери, держась за нее если не руками, то посильным произведением рук». До конца дней благодарный воспитанник дорожил и гордился своей причастностью к академическому братству.

И академия не забывала своего славного питомца. К 50-летию (31 октября 1893 года) со дня священнослужения о. Антонина КДА послала своему питомцу приветственный юбилейный адрес с выражением глубокой признательности за «дружелюбное отношение к Академии», выражавшееся в участии его в «Трудах Киевской духовной академии» и ценных пожертвованиях в академическую библиотеку, архив и Церковно-археологический музей.

Чувство искренней благодарности и почтения замечательно выразил от лица академии её профессор Иван Малышевский, свидетельствуя о самоотверженном и ревностном служении начальника Русской Духовной Миссии. «Самовидцев этого подвига Академия имеет в лице бывших и теперешних членов ее корпорации, странствовавших на Восток, как для поклонения святым местам, так и для научных целей.

С чувством глубокой почтительности и с признательностью сообщали они Академии о том дружелюбном и отеческом участии к ним, какое всегда встречали в лице о. Архимандрита и которое во многом помогало им достигать цели своего странствования. Давно уже имея о. Архимандрита в составе почетных членов Киевской академии и существующего при ней церковно-археологического общества, Академия теперь, по поводу исполнившегося пятидесятилетия его служения, с живейшей признательностью, с глубоким назиданием и утешением вспоминает все добро, сделанное им для Академии».

Благодарные киевские паломники на Святую землю всегда помнили радушие, щедрость и любовь, с которыми их встречал начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Исполняя общее желание академии и движимый чувством личной признательности, 16 июня 1894 года священник Климент Фоменко отслужил на Елеоне панихиду по о. Антонину, «за Академию и за себя исполнив христианский долг над могилой благоговейного, энергичного, талантливого, мудрого и мужественного представителя Русской Церкви и науки на Христианском Востоке».

В настоящем выпуске альманаха «Святая Земля» использованы материалы из разных архивов, в том числе, что особенно важно, и из киевских, сохранивших немало документов об академическом периоде жизни и служения архимандрита Антонина, включая и часть его обширной переписки с киевскими корреспондентами.
Академия в разные годы дала целую плеяду учёных во многих областях науки: церковной истории, права, богословия, этнографии, палеографии, языкознания. Профессора духовных академий преподавали в университетах, были почётными членами научных обществ, выступали первооткрывателями и зачинателями многих научных направлений, основоположниками новых научных методов.

Многочисленные биографические справки об известных выпускниках КДА, упоминаемых в переписке о. Антонина, разнообразные материалы, связанные с их научной, литературной и церковной деятельностью, которые читатель найдёт на страницах альманаха, — всё это создаёт широкий фон и погружает в ту духовную атмосферу, без знакомства с которой невозможно понять масштаб личности архимандрита Антонина, одного из ярких представителей просвещённого круга служителей Русской церкви и церковной науки.

Таким образом, мы держим в руках уникальную книгу, которая, надеемся, откроет новую страницу в научном изучении истории как Киевской духовной академии, так и Русской Духовной Миссии в Иерусалиме.

Митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (Паканич), ректор Киевской духовной академии