Осенью 1940 года Николай Ярушевич становится архиепископом Волынским и Луцким. В его биографии об этом периоде деятельности часто говорится коротко и сухо:

«Ярушевич руководил присоединением к Русской Православной Церкви западно-украинских и западно-белорусских епархий, которые ранее находились в юрисдикции Польской Православной Церкви».

279444_original

А ведь за этим стоял один из самых тяжёлых и сложных процессов в истории нашей Церкви.

Ситуация в этих краях всегда была напряжённой. В XV и XVI веках в районах, которые теперь входят в Люблинское, Белостоцкое и Ряшевское воеводства, большая часть населения исповедовала православие, или, как писали тогда в официальных документах, «русскую веру», «греческий закон». Однако православные здесь постоянно ощущали гнёт со стороны католицизма. Особенно тяжёлым временем стало правление польского короля Сигизмунда III — воспитанника иезуитов, который выше всего ставил интересы Римского престола. Православным христианам не разрешалось строить свои храмы, службы проходили в молитвенных домах. Последним оплотом веры оставались православные церковные братства, в частности Львовское и Виленское православные братства, представлявшие собой сплочённые союзы городского населения. Главными своими целями по уставу братья считали открытие и содержание духовных училищ, подготовку образованной православной молодёжи, создание типографий и издание необходимых книг. Однако силы в борьбе с наступающим католицизмом были неравны.

В конце XVIII века с Польшей наладили связи греческие купцы, некоторые из них поселились в Польше. Но даже греческие купеческие деньги не помогли: им не позволяли строить православные храмы, богослужения проходили на дому. Священников приглашали из Буковины, Венгрии, Болгарии, Греции.

0_6ef7b_a59e477f_XL

Только после присоединения части польских земель к Российской империи в 1795 году по третьему разделу Польши, а также в 1814–1815 годах по решению Венского конгресса на этих территориях прекратились гонения на православных, насильственные обращения в унию, антиправославная пропаганда была запрещена. Большинство приходов в присоединённых к империи землях в 1793 году составили одну епархию — Минскую. Число православных стало увеличиваться: униаты массово возвращались в православие. Всё проходило быстро, без волнений. В 1834 году в Варшаве было основано викариатство Волынской епархии, а в 1840 году — самостоятельная епархия. Епископа Варшавского возвели в сан архиепископа Варшавского и Новогеоргиевского, а с 1875 года (после обращения холмских униатов) — и Холмско-Варшавского. В 1905 году основана самостоятельная Холмская епархия.

Однако после Первой мировой войны в 1918 году Польское государство возродилось. Согласно Рижскому договору 1921 года Западная Белоруссия и Западная Украина снова вошли в состав Польши. В 1922 году при поддержке властей Собор православных епископов в Польше решительно высказался за установление автокефалии православной церкви в Польше. «За» проголосовали митрополит Георгий (Ярошевский), епископы Дионисий (Валединский) и Александр (Иноземцев), «против» — архиепископы Елевферий (Богоявленский) и Владимир (Тихоницкий).

В Варшаву прибыли представители Константинопольской и Румынской церквей, и 17 сентября 1923 года в присутствии епископата Польши, представителей епархий, варшавской паствы и членов правительства в митрополичьем храме Святой Марии Магдалины состоялось торжественное объявление Патриаршего томоса. Автокефалию православной церкви в Польше признали в то время все поместные и автономные церкви, за исключением Русской православной церкви (игумен Кирилл [Сахаров]. «Православный остров в католическом море. О православии в Польше»).

36

Ситуация накалилась снова, когда, опираясь на подписанный в 1927 году польским правительством и римским папой конкордат, который признавал в Польше католичество господствующим вероисповеданием, в 1930 году римско-католики выступили с судебным иском о возвращении православных храмов, святынь, другого церковного имущества, когда-то принадлежащего католической церкви. Был предъявлен иск на владение 700 церковными объектами: православными святынями — Почаевской лаврой и многими другими монастырями, Кременецким и Луцким кафедральными соборами, старинными храмами. Разрушению подвергся Александро-Невский собор в Варшаве, построенный в 1892–1912 годах и расписанный Виктором Васнецовым и другими русскими художниками. Польшу наводнили иезуиты и представители других католических орденов. Одновременно под давлением правительства шла быстрая полонизация духовного образования, делопроизводства и богослужения.

В конце 1936 года появились тревожные симптомы нового наступления на православную церковь. Во Львове собрался съезд греко-католического духовенства. Почётным председателем съезда избрали греко-католического митрополита Андрея (Шептицкого). Решено было, что для украинского народа наилучшей формой церковности является его уния с Римом, поэтому УГКЦ должна получить полную свободу для миссионерской деятельности среди украинцев, белорусов, русских, проживающих в Польше.

Однако Шептицкий потерпел поражение: в сентябре 1939 года западноукраинские и западнобелорусские области были присоединены к Советскому Союзу. Толчок этому дала начавшаяся Вторая мировая война: гитлеровские войска вторглись в Польшу. Страна разделилась: в западной её части хозяйничали немцы, а восточные области заняли советские войска. На территории, оккупированной немцами, было создано генерал-губернаторство, в которое вошли три епархии: Варшавская, Холмская и Краковская.

Советские земли Польши вошли в состав Минской епархии, как и Волынская епархия. Большинство архиереев подало прошение о присоединении к Московскому патриархату и подписало декларацию об отречении от автокефалии. 28 октября 1940 года Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий издал Указ о присоединении Западного экзархата к Московскому патриархату и отчёт о состоянии экзархата.

Согласно указу, Волынскую епархию разделили на две — Волынско-Луцкую с центром в Луцке под управлением архиепископа Николая (Ярушевича), уже исполнявшего обязанности Экзарха, и Тернопольско-Галицкую во главе с архиепископом Алексием (Громадским) с центром в Кременчуге. 9 марта 1941 года владыку Николая (Ярушевича) возвели в митрополиты, а с 15 июля 1941 года на него был возложен сан Экзарха Украины. Это оказалось нелёгкое служение: владыка постоянно находился в движении, совершал поездки в дальние области, хотя часто эти поездки несли угрозу его жизни, решал возникавшие то и дело конфликты, служил во львовском Георгиевском храме и других храмах экзархата.

Война возвратила людей от борьбы идеологий к реалиям жизни и смерти, народ хлынул в православные храмы. Через три недели после нападения Германии на СССР митрополита Николая (Ярушевича) назначили на Киевскую кафедру, но доехать до места назначения он не успел: ему пришлось сопровождать в эвакуацию митрополита Сергия (Страгородского). Экзарх покинул Украину, не успев взять с собой ничего, кроме архиерейского посоха.

12 октября 1941 года в своём завещании, написанном перед эвакуацией из Москвы, митрополит Сергий (Страгородский) назвал его третьим кандидатом в Местоблюстители в случае своей кончины — после митрополита Алексия (Симанского) и архиепископа Сергия (Гришина). Уже через 4 месяца владыка вернулся в Москву. В феврале 1942 года — августе 1943 года он фактически управлял Московской епархией, пока Патриарший Местоблюститель пребывал в Ульяновске.

В 1942 году под редакцией Ярушевича вышла книга «Правда о религии в России. Соборяне в дни Отечественной войны». Ненавистники митрополита Николая в расчёте на то, что книгу эту мало кто читал, пишут:

«В книге отрицались факты гонений на церковь со стороны большевистской власти». На самом деле это лукавая полуправда. «ЭТА книга есть ответ прежде всего на «крестовый поход» фашистов, предпринятый ими якобы ради «освобождения» нашего народа и нашей Православной Церкви от большевиков. Но вместе с тем книга отвечает и на общий вопрос: признаёт ли наша Церковь себя гонимой большевиками и просит ли кого об освобождении от таких гонений?» — сказано в предисловии.

И действительно, приводя конкретные примеры, Ярушевич доказывает, что некоторые священнослужители, объявленные на Западе «замученными большевиками», на самом деле живы и закончили свою жизнь вполне мирно. Однако — внимание: кому адресована эта книга и в какое время она вышла? Она адресована в первую очередь гитлеровским захватчикам, предпринявшим поход на нашу страну якобы с целью освобождения верующих, а также их зарубежным приспешникам из числа тех эмигрантов, которые были готовы «огнём и мечом» пройти по стране, чтобы «смести коммунистическую заразу».

«Нас не нужно освобождать — верующий человек всегда свободен!» — один из главных постулатов книги. Не будем отрицать того, что власть большевиков была властью безбожников, воинствующих атеистов. За годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические, социальные, национальные и религиозные убеждения.

Гонения на Церковь, начавшиеся по инициативе Ленина в 1920-е годы, продолжались и в сталинские 1930-е, и в 1940-е (в связи с войной не столь интенсивно), и в последующие десятилетия. Как «социально чуждые» элементы, не вписывающиеся в новую структуру общества, как носители враждебной большевикам идеологии, священнослужители подлежали ликвидации. Хотя ещё раз подчеркну: книга вышла на второй год Великой Отечественной войны. Вторая часть её названия — «Соборяне в дни Отечественной войны», и в размещённом в ней обращении «Пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» главными являются слова:

«Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг».

Единение народа перед лицом огромной опасности, соборное сопротивление врагу — вот в чём главная идея этой книги. Отставим на время в сторону разбирательства — хороша у нас власть или плоха, призывали авторы книги, встанем плечом к плечу против гибели, грозящей всему народу!

Митрополит Николай (Ярушевич) на церемонии передачи танковой колоны построенной на средства верующих РПЦ 7 марта 1944 г.

Конечно, книгу можно толковать и с другой позиции: мол, оправдывает владыка Советскую власть. А я думаю, идя на внешние уступки, владыка Николай искренне молился в душе, чтобы когда-нибудь потомки поняли его правильно и узрели истину. О том говорит и эпиграф, взятый владыкой: «Велика есть Истина и премогает» (2 Кн. Ездры, 4:4.)

2 ноября 1942 года Указом Президиума Верховного Совета СССР архиепископ Николай (Ярушевич) был назначен членом Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. Он подписал документ о расстреле польских офицеров в Катыни, обвиняющий в этом преступлении солдат вермахта. В годы «перестройки» возникла иная версия: поляков-де расстреляли сотрудники НКВД. Те, кто вменяет эту подпись в вину архиепископу Николаю (Ярушевичу), не имеют на это никаких оснований. Даже сегодня эта тема — предмет не просто ожесточённых споров, но и информационной войны, спекуляций, пропаганды, домыслов. Сторонники как немецкой, так и советской версий могут привести немало убедительных доказательств в свою пользу, а также опровергнуть доводы противной стороны. Вопрос остаётся открытым до сих пор.

В ночь с 4 на 5 сентября 1943 года трёх митрополитов Русской православной церкви — Николая (Ярушевича), Сергия (Страгородского) и Алексия (Симанского) — вызвали в Кремль к Иосифу Сталину. Этой встрече предшествовали 20 с лишним лет жесточайшего террора против нашей Церкви. Однако наша Церковь с первых часов войны самым активным образом выявила свою патриотическую позицию, и у властей имелись реальные предпосылки к единению (пусть временному) с церковниками.

Встреча продолжалась почти два часа. Со стороны правительства присутствовали Иосиф Сталин, Вячеслав Молотов и полковник госбезопасности Георгий Карпов, возглавлявший подразделение по борьбе с Церковью.

«Человек страшный: в годы «Большого террора» Карпов был одним из самых лютых следователей, применявших самые бесчеловечные методы в своей работе. Тогда это, конечно, не афишировалось, но стало известно уже в наше время. Впоследствии Карпов поддерживал относительно неплохие отношения с Патриархом Алексием I. Такая метаморфоза объяснялась тем, что Карпов был исполнительным функционером и действовал в русле тех указаний, какие поступали сверху. Когда установка была уничтожать Церковь, он уничтожал ее. В 43-м году последовала другая установка: создать декорум религиозного благополучия — и Карпов действовал уже в соответствии с ней. Собственно, в этом суть сталинского поворота: в тот момент Сталину было выгодно использовать Московскую Патриархию в интересах советской политики. Это совсем не означало, что гонения на Церковь после этого прекратились», — пишет священник Александр Мазырин.

Однако результатом этой исторической встречи стало избрание нового Патриарха, воссоздание в Советском Союзе церковных учебных заведений и освобождение из лагерей ряда православных пастырей. Хотя руководство СССР не собиралось особо ослаблять контроль над Церковью: на этой же встрече учредили специальный орган — Совет по делам РПЦ при СНК. Во главе его поставили Карпова. Поначалу число «советников» оставалось небольшим: сам Карпов, его заместитель и ещё несколько человек.

Постепенно штат совета разросся и в итоге превратился в ещё одно отделение органов госбезопасности. Все важнейшие решения, касавшиеся жизни православной церкви, подлежали согласованию с советом, на местах работали его уполномоченные. С ними архиереи были обязаны согласовывать все свои действия: назначения благочинных, настоятелей храмов, проведение крестных ходов, перемещения духовных лиц по стране.

Трудов и обязанностей у митрополита Николая всё прибавлялось: с сентября 1943 года он — член редакционной коллегии «Журнала Московской Патриархии»; затем он становится во главе Издательского отдела Московской патриархии (до 19 сентября 1960-го). С 8 сентября 1943 года Ярушевич — постоянный член Священного синода.

В марте 1944 года митрополит Николай (Ярушевич) выезжает на фронт, чтобы с успехом передать Красной армии легендарную танковую колонну имени Дмитрия Донского, сооружённую на пожертвования православных верующих. 6 октября 1944 года в составе группы духовенства Москвы и Тулы владыка был награждён медалью «За оборону Москвы».

maxresdefault

С 28 января 1944 года владыка Николай — митрополит Крутицкий, управляющий Московской епархии. Его кафедральным храмом и местом постоянного служения стал храм Преображения Господня в Преображенском.

Наталья ЛЯСКОВСКАЯ