Лев Котляров. На переднем крае. 1981

В последние годы правления Леонида Брежнева пропагандисты всё чаще повторяли о его фронтовых заслугах. Мы относились к этому скептически: постаревший, засидевшийся в Кремле генеральный секретарь мало напоминал бравого офицера. Хотя в последние годы многие стали понимать, что из всех политических кампаний эта — одна из самых честных. Он по праву гордился тем, что причастен к Великой Победе.

Художник Лев Котляров (1925–2007) был учеником знаменитого сталинского лауреата Василия Ефанова. Как и учитель, он стал мастером сюжетно-тематических картин, в основном связанных с историей нашей страны. При этом «парадные», «правильные» темы у него сочетались с истинно реалистическим исполнением — без откровенной лакировки или небрежности. Он писал и повстанцев 1905 года, и советских учёных 1970-х… И вот приступил к брежневской теме.

Из полотен, посвящённых фронтовому пути генсека, наиболее известны работы Дмитрия Налбандяна, растиражированные на обложках книг «Малая Земля» и «Воспоминания»… Однако в многофигурных композициях Налбандяну нередко изменяло чувство гармонии. Получалось слишком театрально, тяжеловесно и статуарно. А у Котлярова есть атмосфера войны.

Слепящее утреннее солнце Кубани — «кровавая заря». И лица. На картинах с участием первых лиц художники нередко вместо бойцов показывали каких-то суперменов. А Котляров не фальшивит. Вот таких бритых, израненных красноармейцев в выцветших гимнастёрках мы видим на фронтовых фотографиях. Только художник создаёт образы, недоступные фотографу… Да и Брежнев у него вовсе не сверхчеловек. Он шутит, он готов к жестикуляции, готов затянуться папиросой… Таким он и был тогда на Малой Земле среди каменных валунов и пожарищ. Политработник, честно прошедший всю войну, ставший одним из надёжных «винтиков» Победы. Многие ли из его собеседников вернулись с фронта живыми? Он вернулся. Оставался сентиментален, не скрывал слёз, когда вспоминал боевых товарищей. Вечная им память.