Став супругой русского великого князя, она проявила упрямство и, отринув все уговоры мужа, православия не приняла, так и осталась лютеранкой. Полное её имя — Елизавета Мария Агнесса, дочь принца Мориса Саксен-Альтенбургского. Так и вошла она в историю с этим странным именем, экзотическим для русского уха, — Елизавета Маврикиевна. Муж, утончённый эстет, лирик, переводчик Шекспира, великий князь Константин Константинович, называл супругу грубовато: МАВРА. 

Долгой пылкой любви у них не случилось. Увы, Елизавета Маврикиевна для своего роскошного телом и умом супруга оказалась и простовата, и пустовата. Нет, она была хорошей матерью, старалась быть хорошей женой, занималась благотворительностью… Но… Одно обстоятельство отравляло их семейное благополучие — интеллектуальная несовместимость. Очень скоро, почти сразу после брака, восторженные стихотворные строки сменились холодной прозой. «В ней есть общая Альтенбургскому семейству подозрительность, бесконечная боязливость, пустота и приверженность к новостям, не стоящим никакого внимания, — сетовал Константин. — Переделаю ли я её на свой лад когда-нибудь? Часто меня охватывает тоска».

Великий князь себе (и семейству) постоянно пытался доказать, что он мужчина «на все сто». Елизавета Маврикиевна превратилась в некий аппарат для воспроизводства. В их резиденции, прекрасном Мраморном дворце, постоянно мелькали акушерки. Она родила ему шестерых сыновей и троих дочерей (одна умерла во младенчестве). Практически всем выпала горькая, ужасная судьба… Олег погиб на фронте, Первая мировая унесла и жизнь зятя — князя Константина Багратион-Мухранского. Ещё трое сыновей, Иоанн, Игорь и Константин, были зверски убиты в Алапаевске. Даже те, кому удалось спастись, счастья не изведали. Деталь: в мемуарах князя Гавриила Константиновича («В Мраморном дворце») о матери — едва ли два-три слова…

А Константин Константинович упивался своими страданиями. Кажется, эта роль вечно кающегося и таящегося ото всех страдальца ему нравилась. Он записывает в дневник 28 декабря 1903 года: «Мой тайный порок совершенно овладел мною… Неужели же я так и погрязну в грехе?».

Интересно, что при всей своей простоватой недалёкости великая княгиня Елизавета Маврикиевна ничего не знала и не догадывалась о шалостях великолепного супруга? И взрослые сыновья ничегошеньки не слыхали, не знали, не замечали? Не поверю никогда.

Гибель исключительно одарённого Олега, поэта и историка, подкосила Константина Константиновича. В 1915 году наша героиня овдовела.

Ей, её младшим детям Георгию и Вере, внукам Всеволоду и Екатерине (дети Иоанна, убитого большевиками) удалось покинуть взрывоопасную Россию. Свой век Елизавета Маврикиевна доживала в родном Альтенбурге, на правах бедной родственницы, в доме младшего брата — последнего владетельного герцога (кстати, единственного германского принца, принявшего потом гражданство ГДР) Эрнста II Саксен-Альтенбургского. Ровно 90 лет назад — 24 марта 1927 года — несчастную Мавру сгубил рак. Ей было 62 года.

Великую княгиню похоронили очень скромно в немецкой земле. Она же завещала, как только это станет возможно, дать ей последний покой рядом с супругом. Случится ли это? Кто знает…


Игорь АЗАРОВ