Эта знаменательная картина не затерялась в череде образцов русской исторической живописи. Тема для XIX века ключевая, коронная, даже государствообразующая — времена Петра Великого. Северная война, в которой выковывалась империя.

Новгородский купец Иголкин готов был отдать жизнь за честь царя. Считалось, что он сродни Кузьме Минину, великий патриот из торгового сословия. А дело происходило так. Иголкин вёл торговые дела со Швецией, часто наведывался в Стокгольм. Когда началась Северная война, шведы обошлись с ним недружелюбно, взяли под стражу. В казённом доме Иголкину приходилось выслушивать развязные речи шведских солдат. Они на чём свет стоит бранили русского царя Петра. Невмоготу было купцу слушать такие речи, не раз он требовал от шведов не касаться персоны государя… Однако тщетно. Наконец, Иголкин не стерпел и, вырвав у одного из солдат штык, заколол его, а затем и второго солдата, прибежавшего на выручку товарищу. Когда на шум сбежались остальные стражники, Иголкин сдался им без сопротивления. Пояснив на суде мотивы своих действий, купец вызвал уважение шведского короля Карла XII, который проявил благородство и приказал освободить его и отпустить домой. После освобождения купец проживал в родном Новгороде, пользовался расположением Петра Великого и честно торговал.

Именитый художник Василий Шебуев (1777–1855) к тому времени являлся ректором Императорской академии художеств, считался столпом русского классицизма. Первые эскизы к многофигурной картине о подвиге купца он создал аж в 1810-м. На картине Иголкин уже расправился с двумя охранниками — и предаётся в руки шведских солдат. В его глазах — смирение и решительность. Купец не раскаивается в содеянном, хотя и опечален тем, что ему пришлось пойти на смертоубийство. Шебуевская проработка деталей реалистична. При этом композиция выглядит театрально. «В композиции примечается нечто не довольно обдуманное. Иголкин, убив шведа, сидит очень покойно, у ног его валяется тело убитого, вбегают другие и с таким жаром, что, кажется, пробегут мимо того, кого им надобно, между тем Иголкин сознается, что он убил», — так оценивал работу Шебуева художник-современник. Картина пользовалась немалым успехом на выставке Академии художеств.