О Белоруссии принято думать как о стране спокойной, стабильной. Разве там может случиться беда, похожая на украинскую? Разве там есть своя «западенщина»? Разве там не относятся к русским как к братьям? Разве за спиной у «батьки» не стоит радушный, трудолюбивый народ, самый нам близкий?

БеларусьПанорама вечернего Минска

БЕЛОРУССКИЙ ШРАМ

Белоруссия не столь уж однородна в национальном и религиозном смысле. На девять с половиной млн жителей — почти один млн русских и триста тыс. поляков. Восточных белорусов трудно отличить от русских, а западные тяготеют к полякам и литовцам. Около одного млн католиков, порядка четырёх млн православных. Словом, народ отнюдь не монолитен, в нём соседствует несколько субэтносов.

И своя «западенщина» там имеется в пропольской, прокатолической Гродненской области, а также прилегающих к ней районах соседних областей. Есть и своего рода белорусский «Донбасс» — Полотчина, Витебщина, Могилёвская область.

Тело страны рассечено глубоким шрамом. Он давно существует, хотя и не бросается в глаза. В любой момент может расшириться, превратиться в трещину, а то и в пропасть, которая способна расколоть надвое внешне благополучную Белоруссию.

До поры до времени край жил в зыбком равновесии. Восток страны и запад имели разные культурные идеалы, разные коды национальной идентификации. Но по всем признакам с недавнего времени равновесие нарушено. Маятник пошёл в сторону, во многом не совпадающую с вектором движения России, русского народа, православия.

НА ВОСТОКЕ — «МОСКОВО-ТАТАРЫ»!

Заметная часть белорусского интеллектуалитета заражена идеями «более решительного отделения от восточных варваров», то есть от русских. Со страниц СМИ, из радиоэфира, в Сети льются высказывания в духе: «Надо вспомнить о европейских традициях нашей страны! Мы всегда противостояли московским захватчикам!

Мы — соль Великого княжества Литовского, моста между Европой и Азией! А Москва — часть Орды, средоточие деспотизма, азиатчины! В крови у белорусов — вольность, незнакомая россиянам! Хватит нам быть изгоями в мировом сообществе, надо сделать исторический выбор в пользу свободы и Европы»…

Можно даже услышать такое в отношении России: «Её герои — не наши, её культура — не наша». Историческая правда такова: Отечественная война 1812 года и Первая мировая прокатились по землям Белоруссии, а её граждане участвовали в боевых действиях в составе Российской империи, и многие уроженцы Белой Руси прославились как истинные храбрецы, умелые воины. Ныне же потомкам георгиевских кавалеров говорят: «Это не наши войны! Россия вовлекла белорусов в совсем ненужные боевые действия!». А то и: «Ваши прадеды сражались не на той стороне…»

Шрам становится всё глубже…

«Хотите устроить музей в сморгонских местах, щедро политых кровью, когда здесь бились Россия и Германия? — переспрашивают у энтузиаста, готового собственными средствами, временем и знаниями вложиться в проект. — Не актуально. Это не наша война!»

Так было не всегда. При «раннем Лукашенко» альфой и омегой белорусской истории являлась Великая Отечественная война, о чём он неоднократно публично высказывался. На некотором отдалении от неё просматривались прекрасные черты древнерусских княжеств. Древние города, — центр могучего княжения Полоцк, осиянный фигурой великого святого книжника Кирилла Туровского, целая россыпь весьма развитых древних городских центров, чьи корни уходят в почву Святой Руси, — вот о чём ярко говорилось в учебниках.

Теперь в школьных и вузовских учебниках растут, как на дрожжах, главы, посвящённые Великому княжеству Литовскому. Территория нынешней Белоруссии входила в него с XIV по XVIII век. И чем дальше, тем больше белорусские историки поговаривают, какая же это была благодать!

Неважно, что веротерпимость в Великом княжестве Литовском — миф, неважно, что православные, вплоть до высокородных магнатов, были там поражены в политических правах; неважно, что в управление русскими землями то и дело агрессивно вмешивалась польская шляхта; неважно, что южные рубежи Великого княжества Литовского из рук вон плохо оборонялись от татарских набегов. Зато — Европа! Еврорусь…

И есть признаки, что государство — не «кухонные» группки оппозиционных интеллигентов, а именно правительственные структуры — всё больше отклоняется от прежнего курса в том же направлении.

Дело не в одних учебниках, политика «позднего Лукашенко» в культуре и образовании даёт реальные факты, подтверждающие подобный поворот. Например, «война памятников» — так назвали это явление сами белорусские публицисты. Она-то уж точно не случилась бы без участия чиновников. Ведь именно «люди с портфелями» решают, кому, где и когда ставится монумент.

ВОЙНА ПАМЯТНИКОВ

Неподалёку от минской Ратуши в старину стоял памятник императору Александру II. Он, разумеется, не пережил советское время. Несколько раз поднимался вопрос о его восстановлении, но «сверху» приходил отказ. Зато теперь там стоит памятник минскому войту (главе магистрата).

В ногах у войта — план Минска XVI века, времён принадлежности города Литве. В двух шагах недавно появилась скульптурная композиция «Городские весы», посвящённая событию пятивековой давности — наделению Минска магдебургским правом. И войт, и три персонажа «Городских весов» одеты так, что, появись они в центре Варшавы, никто бы не уловил в них оттенков белорусской старины.

Беларусь-2Витебск — столица белорусского «Донбасса». Фото нач. 1980-х годов

Летом 2014 года местные власти установили в Витебске памятник литовскому князю Ольгерду. Никто особенно не задумывался над тем, что Ольгерд за веру казнил в Вильно христиан: конную статую языческого мракобеса поставили прямо перед Воскресенским храмом.

Это надо понимать как предупреждение? Притом смысл его, видимо, двоякий: трепет ужаса должна почувствовать не только Русская православная церковь, но и российское правительство. Ольгерд несколько раз воевал с Московским княжеством и даже доходил до стен Москвы, где, правда, обломал себе зубы…

Похоже, духовные вдохновители акции готовы повести белорусов в авангарде «крестового похода» на Москву!

Жители Витебска заявляли протесты и в СМИ, писали и на имя Александра Лукашенко. Вот отрывок из их письма, опубликованного в 2013 году:

«Глубокоуважаемый Александр Григорьевич! Обращаемся к Вам как граждане Республики Беларусь, представители различных общественных организаций. Мы обеспокоены планами установки в городе Витебске памятника литовскому князю Ольгерду. Ольгерд не имеет отношения к белорусскому народу. Он агрессор и вероотступник, а также захватчик, беспрестанно воевавший со всеми соседями, разрушавший города и убивавший мирных жителей. Как жестокий злодей России памятен он в русской истории. Недобрый страшный след оставил Ольгерд и в истории христианства. Православная церковь чтит память (27 апреля) святых мучеников литовских, подвергнутых мучительной смерти по его приказу. В свете этих непреложных фактов закономерно возникает вопрос: какими мотивами руководствуются инициаторы установки памятника, какие цели преследуют? Подумал ли кто-нибудь о том, что установка памятника злодею Руси и мучителю христиан может быть оскорбительной для граждан Республики Беларусь — не только русских по национальности и не только православных по вероисповеданию?».

OLYMPUS DIGITAL CAMERAЗападная Двина — главная водная артерия Белой Руси

Итог: власти проигнорировали возмущение граждан, памятник был поставлен. Автор монумента Сергей Бондаренко сообщил журналистам, что у него есть наработки по образу первого великого князя Литовского Миндовга, скульптуру которого планируют установить в белорусском городе Новогрудке.

Что ни памятник, то дальше по пути «литвинизации» Белоруссии… В сторону от общей нашей истории и подвигов её героев.

Скажем, монумент Александру Суворову был отвергнут. Так же, как и памятник святой равноапостольной княгине Ольге — местные жители ещё много лет назад обращались к властям с просьбой установить его в Витебске…

Нетрудно понять, что белорусам стараются привить такой вариант культурной идентификации, который будет отрывать их от России, Русского мира в целом, а на перспективу — от православия. Зато приветствуется «литвинскость», т.е. чувство родства с державой, которая являлась «настоящей Европой», пусть и глухим её захолустьем.

РУССКАЯ ДРЁМА

А что же Россия? Как она реагирует на размывание русской культуры у ближайшего соседа? Чем отвечает на создание у многомиллионного народа Белоруссии новой культурной идентификации, в чём-то явно враждебной? Что за действия предпринимает, дабы отстоять в умах белорусов и русских, живущих там, духовный плацдарм нашего братства, дружества, нашей культурно-исторической близости?

А Россия-то дремлет! Изредка отправит в Минск каких-нибудь уважаемых музыкантов с концертной программой, поучаствует в книжной выставке, да и всё. Российские правительственные структуры как будто не замечают колоссальной каждодневной борьбы, идущей на поле информационного противостояния в державе Лукашенко, не спешат поддерживать друзей нашей страны, не дают отпора её недоброжелателям. Даже не создали по сию пору сколь-нибудь серьёзного медийного центра, который постоянно, день за днём, час за часом разъяснял бы политику России белорусам, давал бы комментарии по спорным вопросам, отстаивал близость наших культур, близость историческую и духовную.

OLYMPUS DIGITAL CAMERAСофийский собор в Полоцке

Сейчас много говорят о проявлениях «мягкой силы». Иными словами, о завоевании умов, приобретении позитивного общественного мнения, культурной экспансии. Вот хорошо бы! Но…

Медведь наш могуч, да больно любит он спать в берлоге, посасывая лапу. И сон его могут прервать либо весна, либо охотники, обложившие берлогу со всех сторон.

Нынешняя позиция России касательно процессов, идущих на белорусской земле, напоминает образ действия одного из персонажей в комедии Эльдара Рязанова «Гараж». Пока члены гаражного кооператива спорили, ссорились, мирились, отстаивали свои права, он мирно дремал в углу. В итоге именно ему достались все неприятности.

Проспали же мы Украину, в том числе из-за прежней нашей вялости и пассивности ныне там льётся кровь. А почему? Да потому, что «партнёрам», которые на самом деле противники, удалось поменять ментальность множества людей, особенно молодых, без жизненного опыта и должных знаний.

Как бы не проспать и Белую Русь! Нужны нам новые потери, новый враг на том месте, где его в помине не было и быть не могло четверть века назад? И вот проснётся тогда наш медведь, услышав лай очередной своры злых псов у входа в берлогу, выйдет, зарычит, но один Бог ведает, справится ли с новой напастью.

Дмитрий ВОЛОДИХИН