Как ни странно, политические партии в России были всегда. Конечно, не в современной трактовке, определяющей политическую партию как «особую общественную организацию», путеводной целью которой является овладение политической властью в стране.

соцрев

Тем не менее доподлинно известно, что, например, в том же древнем Новгороде издавна существовали и постоянно боролись за ключевую должность новгородского посадника различные «кончакские» партии Иванковичей, Микульчичей, Мирошкиничей, Михалковичей, Твердиславичей и других богатых боярских кланов. Аналогичная ситуация наблюдалась и в средневековой Твери, где в годы острого противоборства с Москвой шла постоянная борьба между двумя ветвями тверского княжеского дома — «пролитовской» партией микулинских князей во главе с Михаилом Александровичем и «промосковской» партией каширских князей, которую возглавлял Василий Михайлович, и т.д.

Хотя, безусловно, в современном понимании политические партии в России возникли довольно поздно. Как известно, первыми из них стали две довольно радикальные партийные структуры социалистического толка — Российская социал-демократическая рабочая партия (РСДРП) и Партия социалистов-революционеров (ПСР), созданные лишь на рубеже XIX–ХХ веков. По вполне понятным причинам эти политические партии могли быть только нелегальными и работали в условиях строжайшей конспирации, под постоянным прессингом со стороны царской охранки, которую в те годы возглавляли такие ассы имперского политического сыска, как жандармские полковники Владимир Пирамидов, Яков Сазонов и Леонид Кременецкий.

Газета_Борьба_1919

Лишь после печально знаменитого царского Манифеста 17 октября 1905 года, который впервые даровал политические свободы подданным российской короны, начался бурный процесс становления легальных политических партий, число которых к моменту крушения Российской империи перевалило за сто пятьдесят. Правда, подавляющее большинство этих политических структур носило характер «диванных партий», сформированных исключительно для удовлетворения честолюбивых и карьерных интересов различных политических клоунов, абсолютно не игравших какой-либо роли в политическом процессе страны. Несмотря на это, практически сразу после повального процесса возникновения этих партий была предпринята и первая попытка их классификации.

1827-1-5_10936-заявление-о-приеме-в-партию-эсеров

Так, лидер российских большевиков Владимир Ульянов (Ленин) в целом ряде своих работ, таких как «Опыт классификации русских политических партий» (1906), «Политические партии в России» (1912) и других, опираясь на свой же тезис о том, что «борьба партий есть концентрированное выражение борьбы классов», предложил следующую классификацию русских политических партий того периода:

1) помещичье-монархические (черносотенцы),

2) буржуазные (октябристы, кадеты),

3) мелкобуржуазные (эсеры, меньшевики)

и 4) пролетарские (большевики).

В пику ленинской классификации партий известный лидер кадетов Павел Милюков в своей брошюре «Политические партии в стране и Думе» (1909), напротив, заявил, что политические партии создаются отнюдь не на основе классовых интересов, а исключительно на основе общих идей. Опираясь на этот базовый тезис, он предложил свою классификацию русских политических партий:

1) монархические (черносотенцы),

2) буржуазно-консервативные (октябристы),

3) либерально-демократические (кадеты)

и 4) социалистические (эсеры, эсдеки).

Позднее ещё один активный участник политических баталий той поры, лидер партии меньшевиков Юлий Цедербаум (Мартов) в своей известной работе «Политические партии в России» (1917) заявил, что классифицировать русские политические партии необходимо по их отношению к существующей власти, поэтому составил такую их классификацию:

1) реакционно-консервативные (черносотенцы),

2) умеренно-консервативные (октябристы),

3) либерально-демократические (кадеты)

и 4) революционные (эсеры, социал-демократы).

В современной политической науке существует два основных подхода к данной проблематике. В зависимости от политических целей, средств и методов достижений своих целей одни авторы (Владимир Фёдоров) делят русские политические партии того периода на:

1) консервативно-охранительные (черносотенцы, клерикалы),

2) либерально-оппозиционные (октябристы, кадеты, прогрессисты)

и 3) революционно-демократические (эсеры, энесы, эсдеки).

А их оппоненты (Валентин Шелохаев) — на:

1) монархические (черносотенцы),

2) либеральные (кадеты),

3) консервативные (октябристы),

4) левые (меньшевики, большевики, эсеры)

и 5) анархистские (анархо-синдикалисты, безначальцы).

Уважаемый читатель уже наверняка обратил внимание на то, что среди всех политических партий, существовавших в Российской империи, все политики, историки и политологи фокусировали своё внимание лишь на нескольких крупных партийных структурах, которые концентрированно выражали весь спектр политических, общественных и классовых интересов подданных российской короны. Поэтому именно эти политические партии и будут в центре нашего короткого повествования. Причём начнём мы наш рассказ с самых «левых» революционных партий — эсдеков и эсеров.

Абрам Гоц,Абрам Гоц

Партия социалистов-революционеров (ПСР), или эсеры, — самая крупная крестьянская партия народнического толка — возникла в 1901 году. Но ещё в конце 1890-х годов началось второе рождение революционных народнических организаций, разгромленных царским правительством в начале 1880-х годов.

Основные положения народнической доктрины практически остались без изменения. Однако её новые теоретики, прежде всего Виктор Чернов, Григорий Гершуни, Николай Авксентьев и Абрам Гоц, не признавая самой прогрессивности капитализма, всё же признали его победу в стране. Хотя, будучи абсолютно убеждёнными в том, что российский капитализм есть совершенно искусственное явление, насильно насаждённое российским полицейским государством, они по-прежнему истово верили в теорию «крестьянского социализма» и считали поземельную крестьянскую общину готовой ячейкой социалистического общества.

Алексей  Пешехонов

На рубеже XIX–ХХ веков в России и за рубежом возникло несколько крупных неонароднических организаций, в том числе бернский «Союз русских социалистов-революционеров» (1894), московский «Северный союз эсеров» (1897), «Аграрно-социалистическая лига» (1898) и «Южная партия социалистов-революционеров» (1900), представители которых осенью 1901 года договорились о создании единого ЦК, куда вошли Виктор Чернов, Михаил Гоц, Григорий Гершуни и другие неонародники.

В первые годы своего существования, до проведения учредительного съезда, который состоялся только зимой 1905–1906 годов, эсеры не имели общепринятой программы и устава, поэтому их взгляды и основные программные установки отражали два печатных органа — газета «Революционная Россия» и журнал «Вестник русской революции».

Григорий ГершуниГригорий Гершуни

От народников эсеры переняли не просто основные идейные принципы и установки, но и тактику борьбы с существующим самодержавным режимом — террор. Осенью 1901 года Григорий Гершуни, Евно Азеф и Борис Савинков создали внутри партии строго законспирированную и независимую от ЦК «Боевую организацию партии эсеров» (БО ПСР), которая, по уточнённым данным историков (Роман Городницкий), в период своего расцвета в 1901–1906 годах, когда в её состав входило более 70 боевиков, совершила более 2000 террористических актов, потрясших всю страну.

В частности, именно тогда от рук эсеровских боевиков погибли министр народного просвещения Николай Боголепов (1901), министры внутренних дел Дмитрий Сипягин (1902) и Вячеслав Плеве (1904), уфимский генерал-губернатор Николай Богданович (1903), московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович (1905), военный министр Виктор Сахаров (1905), московский градоначальник Павел Шувалов (1905), член Государственного совета Алексей Игнатьев (1906), тверской губернатор Павел Слепцов (1906), пензенский губернатор Сергей Хвостов (1906), симбирский губернатор Константин Старынкевич (1906), самарский губернатор Иван Блок (1906), акмолинский губернатор Николай Литвинов (1906), командующий Черноморским флотом вице-адмирал Григорий Чухнин (1906), главный военный прокурор генерал-лейтенант Владимир Павлов (1906) и многие другие высшие сановники империи, генералы, полицмейстеры и офицеры. А в августе 1906 года эсеровские боевики совершили покушение на председателя Совета Министров Петра Столыпина, который остался жив только благодаря моментальной реакции своего адъютанта генерал-майора Александра Замятина, который, по сути, закрыл премьера своей грудью, не пропустив террористов в его кабинет.

Всего же, по данным современной американской исследовательницы Анны Гейфман, автора первой специальной монографии «Революционный террор в России в 1894–1917 гг.» (1997), жертвами «Боевой организации ПСР» в 1901–1911 годы, то есть до её фактического роспуска, стало свыше 17 000 человек, в том числе 3 министра, 33 губернатора и вице-губернатора, 16 градоначальников, полицмейстеров и прокуроров, 7 генералов и адмиралов, 15 полковников и т.д.

Юридическое оформление партии эсеров произошло лишь зимой 1905–1906 годов, когда состоялся её учредительный съезд, на котором были приняты её устав, программа и выбраны руководящие органы — ЦК и Совет партии. Причём ряд современных историков (Николай Ерофеев) полагает, что вопрос о времени возникновения ЦК и его персональном составе до сих пор является одной из неразрешённых загадок истории.

Николай Федорович Анненский,Николай  Анненский

Вероятнее всего, в разные периоды его существования членами ЦК были главный идеолог партии Виктор Чернов, «бабушка русской революции» Екатерина Брешко-Брешковская, лидеры боевиков Григорий Гершуни, Евно Азеф и Борис Савинков, а также Николай Авксентьев, Г.М. Гоц, Осип Минор, Николай Ракитников, Марк Натансон и ряд других персон.

Общая численность партии, по разным оценкам, составляла от 60 до 120 тыс. членов. Центральными печатными органами партии выступали газета «Революционная Россия» и журнал «Вестник русской революции». Основные программные установки партии эсеров выглядели следующим образом:

1) ликвидация монархии и установление республиканской формы правления через созыв Учредительного собрания;

2) предоставление автономии всем национальным окраинам Российской империи и законодательное закрепление права наций на самоопределение;

3) законодательное закрепление основных гражданских и политических прав и свобод и введение всеобщего избирательного права;

4) решение аграрного вопроса путём безвозмездной конфискации всех помещичьих, удельных и монастырских земель и передача их в полную собственность крестьянским и городским общинам без права купли-продажи и распределение земли по уравнительно-трудовому принципу (программа социализации земли).

В 1906 году в рядах партии эсеров произошёл раскол. Из неё выделились две довольно влиятельные группировки, которые затем создали собственные партийные структуры:

1) Трудовая народно-социалистическая партия (народные социалисты, или энесы), лидерами которой стали Алексей Пешехонов, Николай Анненский, Венедикт Мякотин и Василий Семевский, и 2) «Союз социалистов-революционеров-максималистов», которых возглавил Михаил Соколов.

Первая группировка раскольников отрицала тактику террора и программу социализации земли, а вторая, напротив, ратовала за активизацию террора и предлагала распространить принципы социализации не просто на крестьянские общины, но и на промышленные предприятия.

ЧерновВиктор Чернов

В феврале 1907 года партия эсеров приняла участие в выборах во II Государственную думу и сумела получить 37 мандатов. Однако после её роспуска и изменения избирательного закона эсеры стали бойкотировать выборы в парламент, предпочитая исключительно нелегальные методы борьбы с самодержавным режимом.

В 1908 году произошёл серьёзный скандал, который основательно подмочил репутацию эсеров: стало известно, что руководитель её «Боевой организации» Евно Азеф ещё с 1892 года являлся платным агентом царской охранки. Его преемник на посту руководителя организации Борис Савинков попытался возродить её былую мощь, но из этой затеи ничего путного не получилось, и в 1911 году партия прекратила своё существование.

36

Кстати, именно этим годом многие современные историки (Олег Будницкий, Михаил Леонов) датируют и окончание самой эпохи революционного террора в России, начатой на рубеже 1870–1880-х годов. Хотя их оппоненты (Анна Гейфман, Сергей Ланцов) считают, что конечной датой этой трагической «эпохи» стал 1918 год, ознаменовавшийся убийством царской семьи и покушением на В.И. Ленина.

С началом Первой мировой войны в партии вновь произошёл раскол на эсеров-центристов во главе с Виктором Черновым и эсеров-интернационалистов (левых эсеров) во главе с Марией Спиридоновой, которые поддержали известный ленинский лозунг «поражения русского правительства в войне и превращения войны империалистической в войну гражданскую».

Евгений СПИЦЫН