Это одна из самых известных русских картин, сенсационный шедевр исторической живописи. Идея картины возникла как реакция на цареубийство 1881 года. Художника увлекла фактура Московской Руси. «Писал — залпами, мучался, переживал, вновь и вновь исправлял уже написанное, упрятывал с болезненным разочарованием в своих силах, вновь извлекал и вновь шел в атаку. Мне минутами становилось страшно. Я отворачивался от этой картины, прятал ее. На моих друзей она производила то же впечатление. Но что-то гнало меня к этой картине, и я опять работал над ней», — вспоминал Илья Репин.

Картина поражала смелым натурализмом: лужа крови, ужас в глазах старого царя. У неё сразу нашлись горячие поклонники и ненавистники. Хотя в те годы был распространён критический взгляд на правление Ивана IV, император Александр III увидел в композиции Репина непочтительное отношение к царской власти. На некоторое время картина была запрещена к показу. Впервые в истории русской живописи цензура приняла столь строгое решение. Правда, запрет продлился всего лишь три месяца. Но судьба картины и в дальнейшем сложилась драматически. 16 января 1913 года старообрядец, иконописец Абрам Балашов несколько раз ударил картину ножом. Пришлось Репину заново восстанавливать историческое полотно…

Случай с гибелью царевича Ивана Ивановича не прояснён. Наиболее популярная версия — смертельное ранение во время ссоры с царственным отцом в Александровской слободе. К этой версии склонялся историк князь Михаил Щербатов. Однако доказательств, кроме слухов, нет. Возможны самые разные причины смерти царевича — от болезни до ранения, к которому Иван Васильевич не был причастен. Защитники репутации Ивана Грозного, как правило, с ненавистью относятся к картине Репина. Раздаются призывы убрать её «с глаз долой» из Третьяковской галереи. Но вот что важно. Картина — не судебный очерк и не документальная кинолента. Мы видим погибшего царевича на руках отца. Царь обезумел от горя. Хотя, что было за минуту до этого, ни художнику, ни нам доподлинно не известно. Можно только додумывать, фантазировать. Возможны и убийство, и несчастный случай… Картина — не приговор Грозному. И напрасно её мечтают запретить современные приверженцы первого русского царя. А сила эмоции и мастерство художника покоряют.