Владимир Пчёлин. Историческое решение о вооружённом восстании на заседании ЦК РСДРП(б) 23 (10) октября 1917 года. 1933

Эти люди принимали решение о вооружённом восстании. И художник преподнёс их с портретным сходством. А некоторых (они стали «врагами народа», хотя ещё не расстреляны) скрыл в тени, но всё-таки изобразил. Справо налево: сидят за столом Григорий Сокольников (спиной), Афанасий Ломов (Георгий Оппоков, в полупрофиль), Моисей Урицкий, стоит Владимир Ленин, сидят за столом Яков Свердлов, Александра Коллонтай, Иосиф Сталин, Феликс Дзержинский; стоят в правом углу Маргарита Фофанова (хозяйка конспиративной квартиры), Лев Каменев, Андрей Бубнов, Григорий Зиновьев, Лев Троцкий.

Ленин в те дни выглядел непривычно: конспирация! Без усов и бородки, без любимого галстука в горошек, в парике… Прямо не Ульянов-Ленин, а Константин Петрович Иванов! Именно с таким паспортом он скрывался от шпиков. Он был убеждён, что пришло время брать власть в Петрограде и России, бросив все силы на организацию вооружённого восстания. Ещё несколько недель назад эта идея показалась бы безумной, да и тогда, в октябре, у Ленина нашлись оппоненты даже в верхушке большевиков.

Это было марафонское, на редкость напряжённое заседание. «В промежутке пили чай с хлебом и колбасой для подкрепления сил», — вспоминал Лев Троцкий. Спорили, перебивали друг друга. Ленин был вынужден несколько раз произносить речи в категоричной манере. В такой  обстановке шли жаркие дебаты, которые продлились более десяти часов. Вопрос о восстании поставили ребром. За восстание проголосовали десять человек, против — двое, Григорий Зиновьев и Лев Каменев.

Преданно смотрят на Ленина Свердлов, Сталин и Дзержинский. Зиновьев набычился, Троцкий предусмотрительно отвернулся. Так начиналось «рождение нового мира». Промозглая петроградская осень 1917 года сулила революционерам неслыханную победу.