Конечно, Маркс как философ – ярко выраженный технократ, поскольку любые изменения в общественной жизни он ищет в изменениях производительных сил, а производительные силы он, прежде всего, сводит к средствам производства, т.е. технике и технологии. Но вот в «Капитале» технократический подход оказывается как бы на втором плане, а на первое место выходит политэкономический подход

1

Образно выражаясь, Маркс в «Капитале» поднялся как бы на ступеньку выше предшественников: политэкономический подход предусматривает уже изучение человеческих отношений, но не всех, а лишь тех, которые имеют отношение к экономике. Экономические отношения, по Марксу, — отношения между людьми по поводу производства, обмена, распределения и потребления продуктов труда (товаров, услуг). Фактически Маркс смотрит на человека как на Homo economicus. В переводе это означает: «человек экономический», т. е. существо с незатейливым набором потребностей и инстинктов (Маркс называет это «экономическими интересами»). Что-то наподобие животного или машины с заранее известными реакциями на те или иные «сигналы рынка».

По отношению к высшей цели власти над душой
миллиардные богатства оказываются лишь средств

Богатство – это власть над вещами. А есть еще власть над людьми. Если речь идет о власти над телом человека, его способностью создавать какие-то блага, то это просто рабовладение. В истории это уже было. Но есть власть над душой человека, «душевладение». Вот к этой-то высшей цели и стремится элита того общества, которое мы по инерции называем «капиталистическим». Будет достигнута власть над душой человека – будет власть и над его телом, и над всеми материальными благами на Земле.

По отношению к этой высшей цели миллиардные богатства оказываются лишь средством. Это понимают и этим руководствуются лишь самые «избранные» и «посвященные» в элите так называемого «капиталистического» общества – ростовщики, о которых у нас еще разговор впереди. Эти «избранные» отнюдь не вульгарные материалисты, у них есть высшие «идеалы», своя «духовность» и своя «религия». С точки зрения христианства – это умопомрачение, духовность с отрицательным знаком, стремление человека занять место Бога и властвовать над природой и людьми подобно Богу. Это примерно такое же духовное помрачение, которое произошло с Денницей – «ангелом света» (2 Кор. 11—14), который пожелал быть как Бог, а в результате оказался поверженным и превратился в сатану, известного также под именем Люцифер. Примечательно, что многие «избранные» и «посвященные» сознательно поклоняются Люциферу.

922_html_60ab8f7d

Е. Сапиро. К. Маркс и Ф. Энгельс в типографии « Новой рейнской газеты»

Думаю, что, даже с их точки зрения, марксистское учение о «капитализме» – это грубый материализм, вульгарная трактовка цивилизации, «интеллектуальный продукт», предназначенный для широкой публики.

Как нам в свое время объясняли преподаватели марксизма—ленинизма, опираясь на марксистскую теорию общественно—экономических формаций, «капитализм приходит на смену феодализму». На самом деле за этой стандартной фразой скрывается важнейший перелом земной истории человечества: на смену христианской цивилизации (которую замаскировали под невнятное понятие «феодализм») приходит совершенно новая цивилизация под кодовым названием «капитализм». Для маскировки ее духовной природы классик свел все к «капиталу», «прибавочной стоимости» и «прибыли». На самом же деле это цивилизация, отрицающая и преодолевающая христианство.

Об этом примерно через полвека после выхода в свет «Капитала» осторожно сказал Макс Вебер (1864—1920 гг.) в своей известной работе «Протестантская этика и дух капитализма».

Целью, к которой двигается элита
«капиталистического» общества, является приход антихриста

Сегодня «преодоление» капитализмом христианства зашло столь далеко, что всякому непредвзятому человеку становится понятным: за вывеской «капитализм» скрывается антихристианская цивилизация.

Правильное определение того общественного устройства, которое начало складываться несколько веков назад, позволяет нам расшифровать ту «высшую» цель, к которой двигается элита «капиталистического» общества. Этой целью является приход антихриста. Об этой «высшей» цели в полной мере знает лишь враг рода человеческого – дьявол. Ростовщики думают, что они будут сами владеть всем миром. На самом же деле он лишь расчищают дорогу дьяволу, являются его предтечами. Он использует ростовщиков «втемную». Мы не будем далее раскрывать духовные тонкости цивилизации с кодовым названием «капитализм». Какова ее структура, духовно—религиозное «ядро», траектория развития и т.п., можно почитать в недавно вышедшей книге О.Н. Забегайло «Духовное понимание истории».

capitalism-cartoonweb1

Но вернемся к проблеме кризисов. Классик вводит в схему циклического развития экономики понятие «ограниченный платежеспособный спрос», который, по его мнению, является органическим «дефектом» капитализма. Чтобы избавить читателя от чрезвычайно сложного и утомительно пересказа «Капитала», где Маркс языком профессионального талмудиста пытается объяснить циклический характер развития капиталистической экономики, скажем коротко: фактор «ограниченного платежеспособного спроса в модели Маркса «накладывается» на фактор «циклического развития основного капитала» (обновление, старение и замещение устаревших основных фондов), создавая периодически мощный негативный синергетический эффект в виде разрушительных кризисов перепроизводства.

По Марксу существует неизлечимое противоречие капитализма – между ограниченным платежеспособным спросом и предложением товаров и услуг. Ограниченный платежеспособный спрос (спрос населения на потребительские товары и услуги и компаний – на машины, оборудование и другие инвестиционные товары, сырье, энергию), спады и стагнация экономики – это «норма» капитализма. Это болезнь, которая «выходит наружу» и всем наглядно видно «гниение» капитализма. Болезнь может уходить «внутрь» лишь на короткие моменты времени – на фазе подъема экономики. Как остроумно замечают критики капитализма, при этом общественном устройстве стагнация – норма экономического состояния общества, а развитие, рост – короткие периоды между состояниями стагнации.

По Марксу отставание платежеспособного спроса (т.е. спроса, обеспеченного деньгами) от предложения товаров и услуг порождается капиталистической эксплуатацией. Эта эксплуатация проявляется, прежде всего, в присвоении капиталистом (хозяином предприятия) большей части созданного рабочим продукта (новой стоимости) — так называемого «прибавочного продукта», или «прибавочной стоимости». Рабочему остаются лишь «крохи» вновь созданной стоимости в виде так называемого «необходимого продукта». Такие «крохи» не в состоянии обеспечить необходимый платежеспособный спрос, особенно учитывая неизбежный процесс имущественной поляризации общества и накопления капитала в руках капиталистов—предпринимателей. Этот процесс Маркс назвал «всеобщим законом капиталистического накопления».

Рабочему остаются лишь «крохи»
вновь созданной стоимости в виде так называемого «необходимого продукта»

Приведенные выше положения классика достаточно хорошо популяризированы, и хорошо известны не только профессорам экономики. Сегодня, в условиях кризиса мы наблюдаем определенный ренессанс марксизма, когда «Капитал» стал вновь востребованной книгой. Действительно, многие положения классика хорошо «ложатся» на сегодняшнюю действительность.

Однако то, что сказал Маркс о циклическом развитии экономики и ограниченном платежеспособном спросе, как мы покажем ниже, — лишь половина правды. Создатель «Капитала» не договаривает самого важного. Он говорит о том, что в хроническом отставании платежеспособного спроса от предложения товаров виноваты капиталисты, т.е. класс капиталистов. А фактически на первый план выходит тот капиталист, который получает прибавочную стоимость, т.е. фабрикант, промышленник, заводчик. И тут Маркс смешивает правду и ложь, получается коктейль под названием «полуправда». А полуправда иногда хуже обмана, поскольку «чистую» ложь бывает легче раскусить. Приведенные выше объяснения кризисов (даже дополненные политэкономическими объяснениями) являются поверхностными, не затрагивают «пружин» функционирования капиталистической цивилизации. И всё-таки знать их полезно и даже необходимо.