Продолжение. Начало — «Три мавзолея»

При проектировании постоянного мавзолея главное внимание уделялось не выявлению в его внешнем облике тектоники каменного сооружения, а поискам объемно-пространственной композиции, подчеркивающей простоту геометрических форм, пропорциям, цветовым соотношениям», – подчеркивает историк архитектуры Селим Хан-Магомедов.

Деревянный Мавзолей не имел трибуны

Деревянный Мавзолей не имел трибуны

Увидеть образ будущего каменного Мавзолея можно было в макете, выстроенном в натуральную величину. Здание подросло и увеличилось. Изменился и интерьер. Щусев писал:

«Стены внутреннего центрального зала обрабатывались серым с черным лабрадором с вертикальными пилястрами из порфира и инкрустацией из ярко-красной смальты, имевшейся в мозаичном отделе Академии художеств…

Гроб, в котором покоится тело Владимира Ильича, сделан из стекла и помещен в особом стеклянном саркофаге конусообразной формы… Монолитный камень черного лабрадора, на котором помещается гроб, весит 20 тонн. Монолит из черного лабрадора под главным входом в Мавзолей, на котором инкрустацией из красного порфира выгравирована надпись – Ленин, весит 60 тонн…

Согласно директиве правительства, Мавзолей должен был строиться исключительно из советских материалов. Красный гранит добывался на Украине, в окрестностях Житомира, из совершенно неразработанных карьеров, которые издавна славились также замечательными ломками черного лабрадора с синими прожилками и серого лабрадора со светлыми блестками. Из карельского красного порфира сделана плита, завершающая Мавзолей, установленная на колоннах из разнообразных гранитных пород, доставлявшихся из всех братских республик Союза. Вместе с уполномоченным представителем строительной комиссии инженером К.С. Наджаровым мне пришлось объехать все каменные ломки на Волыни, наладить разработку, распиловку камня и отправку его в Москву. Шлифовка и полировка камня производилась непосредственно на Красной площади на усовершенствованных автоматических дисковых станках…

Подъем, который я испытал на этой работе, является самым сильным творческим переживанием за всю мою жизнь. Построить такое монументальное сооружение за 14 месяцев, постоянно сотрудничать с крупнейшими специалистами, обдумывая каждую деталь, – для меня это поистине прекрасная эпопея моей архитектурной жизни».

За создание Мавзолея Щусев был удостоен почетного звания «Заслуженный архитектор СССР», Москва же получила один из своих символов, который по сей день отличают убедительная масштабность, лаконичность, простота форм и четкость пропорций, «связавших его простыми отношениями с площадью и окружающими ее сооружениями».

Впоследствии Мавзолей неоднократно реконструировался, здание дополнила главная трибуна, на которую забирались руководители партии и правительства. Москвичи-острословы в связи с этим окрестили его «15 человек на сундук мертвеца».

Сталин на Мавзолее

Сталин на Мавзолее

В 1953 году Мавзолей принял под свои своды еще одного усопшего вождя – Сталина, тем более что внутренняя площадь позволяла. Щусев будто предвидел в 1930-м, что в качестве погребального сооружения его творение будет иметь определенные перспективы.

Мавзолей Ленина-Сталина. Москва, 1953 г.

Мавзолей Ленина — Сталина

Со Щусевым, загруженным все эти годы и массой других заказов, работало немало помощников, среди них были архитекторы А.В. Снигарев и И.А. Француз, инженеры Л.Н. Бернадский и И.В. Певзнер. Естественно, что в этом случае, как и с гостиницей «Москва», возникли претензии ряда сотрудников на авторство. К примеру, многолетний помощник зодчего Никифор Тамонькин приписывал себе главную заслугу в разработке образа Мавзолея. При этом он ссылался на дворянское происхождение Щусева, которое якобы позволило ему обвести вокруг пальца бедного крестьянского сына Тамонькина.

В последнее время все активнее называют и других претендентов на авторство. Так, историк архитектуры Алексей Клименко рассказывает:

«Что касается Мавзолея как сооружения, то это, безусловно, памятник архитектуры. Не только потому, что у него замечательные авторы, но и потому, что это пример малой формы огромного монументального масштаба. Это небольшое здание держит пространство Красной площади, держит поперечную ось. Именно в таком качестве оно и знаменито для тех, кто понимает в языке, в искусстве архитектуры.

Надо вам сказать, что здесь существует очень большое заблуждение: все думают, что автор этого сооружения – Щусев, академик архитектуры, замечательный архитектор, который строил множество прекрасных храмов еще до революции. На самом деле автор этого сооружения, которым мы любуемся и считаем шедевром, вовсе не Щусев, а его помощник по работам на Красной площади архитектор по фамилии Француз, еврей. И именно потому, что он еврей, его имя вычеркнуто из истории архитектуры нашими советскими антисемитами, коих у нас тучи невероятные. Между прочим, трибуны (это же ансамбль) – авторская работа архитектора Француза. И так как трибуны создают горизонтальный мощный ритм, отсюда идея пирамиды, использование в качестве прототипа пирамиды Джосера, одной из ранних египетских пирамид.

Пирамида Джосера

Пирамида Джосера

Ансамбль получился замечательный. Гладкая могучая стена, ничего там нет, только ели перед ней, и на этом гладком поле мощный ритм горизонтали трибун и ступени. Так что это крепкая архитектурная ансамблевая композиция. Это очень красивое здание, очень сильное по своей морфологии, структуре, тектонике. Знаменитый историк, исследователь советской архитектуры академик Селим Хан-Магомедов обнаружил чертежи, где просто выскоблена фамилия Француз и сверху написано: «А. Щусев». За что он чуть не вылетел из партии, был скандал на национальной почве: что ты нам поганишь своими еврейскими фамилиями историю советской архитектуры и вообще Красную площадь. Такой был разговор в Институте теории архитектуры, где работал Селим Омарович, а я учился в аспирантуре, почему все это и знаю»*.

Версия о «французском» происхождении Мавзолея получила широкое распространение среди московской интеллигенции.

«…Первый муж моей мамы, архитектор по фамилии Француз (национальность, правда, фамилии не соответствовала). Он автор многих построек в Москве, в том числе Мавзолея Ленина. Работал в мастерской у Щусева. Как это принято в архитектурном мире, первой всегда стоит фамилия руководителя мастерской, а уж потом – фамилии фактических авторов проекта. Так с годами осталось только имя Щусева, хотя настоящим автором был Француз. Папаша мой отбил маму у Француза – тот, бедный, остался и без Мавзолея, и без мамы», – откровенничает в своих мемуарах народный артист РСФСР Александр Ширвиндт.

Попытка защитить авторство Щусева предпринималась его коллегами и учениками еще в 1970-х, по этому поводу даже была создана специальная комиссия из архитекторов, расставившая, казалось бы, все точки над «i». Однако и по сей день эта тема вызывает интерес, видимо, по причине своей политизированности.

Сегодня трудно судить, кто именно внес больший вклад в создание Мавзолея: над проектом работала целая группа специалистов, из которых никого уже не осталось на белом свете. То, что Щусев был способен создать этот проект, несомненно, учитывая его творческие возможности. То, что ему помогли, тоже понятно. Не мог же один человек одновременно работать над Казанским вокзалом, Мавзолеем и т. д. Важно другое. Щусев сумел аккумулировать усилия многих талантливых людей с благородной целью создания нового, совершенного по форме и содержанию произведения искусства. Учитывая, что сам факт мумификации тела Ленина в 1924 году мог рассматриваться как явный анахронизм, относящийся ко временам Древнего Египта, Щусев должен был придумать здание новаторское, само по себе привлекающее внимание, а не только в связи с тем, что или кто там находится. Это ему удалось. Более того, история не знала примеров, когда усыпальница выполняла сразу две различные функции: ту, для которой она изначально предназначена, и другую, не менее важную – в качестве трибуны для выступлений. Даже трудно сказать, что было важнее для советской власти – трибуна или склеп.

Один из проектов здания Наркомата тяжелой промышленности, который «задавил» бы Красную пощадь

Один из проектов здания Наркомата тяжелой промышленности, который «задавил» бы Красную пощадь

Каким бы ни было отношение к Щусеву, трудно не согласиться с тем, что, проектируя Мавзолей, он, если можно так выразиться, пожалел Красную площадь. Сравнительно небольшой по высоте и объему, Мавзолей не «наезжает», например, на Покровский собор (в просторечии – храм Василия Блаженного). Не спорит он и с кремлевскими башнями, довольно мирно уживаясь с ними. А жалеть Красную площадь тогда было не в моде. Взять хотя бы проекты здания Наркомтяжпрома, которое, при его появлении здесь, должно было полностью задавить Кремль своими гигантскими размерами. Ничего бы не осталось от Красной площади. Да и после войны с ней особо не церемонились – одна сталинская высотка в Зарядье чего стоит. Успей она вырасти до 1953 года – и силуэт без того изувеченной старой Москвы оказался бы полностью испорченным.

Мавзолей не претендует на лидерство в архитектурном ансамбле Красной площади, ибо к тому времени этот ансамбль давно сформировался, приобретя черты прямоугольника, образованного кремлевской стеной, Историческим музеем, ГУМом и Покровским собором. От Щусева требовалось подчеркнуть центр ансамбля, и он его нашел – у подножия Сенатской башни. И кто знает, быть может, благодаря Щусеву Красную площадь оставили в покое, не покушаясь на ее архитектурный ансамбль, неотъемлемой частью которого стал Мавзолей.

Авторитетный историк советской архитектуры профессор Михаил Ильин отмечал:

«Сложность поставленной перед Щусевым задачи усугублялась местоположением задуманного мавзолея именно на Красной площади Москвы. Вглядитесь повнимательнее в форму и размер площади. Ведь по существу она не так уж велика, а ее ширина немногим больше ширины новых проспектов столицы или ее расширенных старых улиц, например улицы Горького или Садового кольца. В то же время соотношение ее продольных и поперечных сторон (2:1) таково, что в связи с расширением основных московских улиц, ведущих к центру, легко могло сложиться впечатление о фактическом исчезновении площади, превратившейся как бы в отрезок магистрали, идущей от улицы Горького и Манежной площади в сторону предназначенного к реконструкции Замоскворечья.

Ансамбль на красной площади, как туда вписан МАвзолей

Проектируя Мавзолей, Щусев пожалел Красную площадь

Стоило, например, снести Исторический музей, как не раз советовали Щусеву, и Красной площади по существу не стало бы. Поэтому-то Щусев не последовал этому неверному совету. Для решения поставленной перед ним задачи он исходил из существующей периметральной застройки площади. Ведь вертикали кремлевских башен, башен Исторического музея, высокие кровли Верхних торговых рядов, как и группа башеннообразных храмов собора Василия Блаженного, формировали пространство удлиненной площади, придавали ей законченный архитектурный облик и вместе с тем препятствовали, в особенности здание Исторического музея и собор Василия Блаженного, превращению ее в одну из широких магистралей столицы.

Конечно, можно было бы усилить впечатление замкнутости площади, поставив мавзолей в ее центре или близ него. Однако Щусев не пошел по этому не оправданному в наше время пути. Он обнаружил тем самым проницательность большого художника, умение крупного архитектора-градостроителя, думающего о реальных потребностях все развивающегося большого современного города, где такого рода площади почти лишены смысла.

Êðàñíàÿ ïëîùàäü

Центр Мавзолея, где находятся входные двери, ориентирован на ось малозаметной Сенатской башни / Фото ТАСС

Вглядитесь, где и как поставлен мавзолей. Он стоит у кремлевской стены с известным отступом от нее, между Спасской и Никольской башнями, что сразу выделяет его. Вместе с тем его центр, где находятся входные двери, ориентирован на ось малозаметной Сенатской башни, делящей здесь кремлевскую стену почти на две равные части. Это местоположение мавзолея не только отвечает центральной поперечной оси площади, но и совпадает с куполом здания Сената – ныне здания Правительства СССР, построенного в Кремле в XVIII веке. Плавный и спокойный купол… единственный во всей архитектуре площади не только выделяет ее центр, но играет не последнюю роль в общем виде мавзолея. Ведь купол над ним как бы осеняет его, в то время как вертикаль Сенатской башни словно продолжает вверх его ступенчатые формы. Все три части этой архитектурной композиции – мавзолей, башня с примыкающими к ней кремлевскими стенами и купол здания правительства – образуют целостную и неразрывную архитектурную группу, словно все они были задуманы и выполнены одновременно.

Тонко проведенное архитектурно-пространственное соподчинение названных сооружений сохранило исторически сложившийся облик площади. Это же соподчинение утверждало за площадью ее архитектурно-пространственные свойства, наделяло ее новой величественностью, столь необходимой в связи с постройкой Ленинского мавзолея.

Однако для того чтобы усилить величавость облика всей площади, архитектору пришлось многое продумать. Обратите внимание на то, что, подходя к Красной площади то ли со стороны Манежной площади, то ли со стороны Москвы-реки и ее набережных, мы невольно уменьшаем шаг, идем все медленнее и медленнее. Это замедление движения предусмотрено архитектором. Он хочет нас подготовить к вступлению на важнейшую площадь столицы, хочет уничтожить всякую торопливость… Для того чтобы достигнуть нужного впечатления, спокойного, неторопливого движения, площадь была подсыпана на целый метр, что внесло необходимое чувство торжественности, подготовило человека к восприятию ее величавой панорамы. По этой же причине площадь не была покрыта асфальтом, а выложена брусчаткой, которая своим размером предопределила и мерный шаг идущего по площади к мавзолею человека, и связь с архитектурой зданий, окружающих площадь, выстроенных из кирпича.

Обращая внимание на все эти особенности Красной площади, мы постигаем искусство архитектора, внимательно отнесшегося ко всем условиям, ко всем элементам и деталям той среды, в которой ему предстояло поставить свое произведение».

Для нас важно, что это сооружение действительно является уникальным в своем роде. Недаром попытка создать подобное здание в Москве после смерти Сталина, когда был объявлен конкурс на сооружение пантеона великих людей, закончилась ничем. Коллеги Щусева предлагали самые разные проекты и варианты размещения: снести для постройки пантеона ГУМ, Исторический музей, перенести пантеон на Ленинские горы и т. д. Но представленные проекты так и остались на бумаге. Быть может, потому, что в конкурсе не участвовал сам Щусев?

В 2013 году Мытищинском районе Подмосковья открылось Федеральное военное мемориальное кладбище. И вот что интересно: находящиеся на его территории ритуальные здания выполнены, как говорят их авторы, в щусевском стиле. Иными словами, заложенная Щусевым много лет назад основа развития монументальной архитектуры, его стиль востребованы и сегодня. О таланте создателя Мавзолея свидетельствует и то, что никому из его зарубежных коллег, участвующих в создании аналогичных сооружений в Китае, Вьетнаме, КНДР и других замечательных странах, не удалось превзойти тот первый, советский Мавзолей. И не случайно, что сегодня он признан памятником мирового культурного наследия.

Примечания

*Интервью радиостанции «Свобода», опубликовано 16.05.2013