Главный редактор журнала «Историк» Владимир Рудаков дал интервью «Комсомольской правде»:

— …Владимир, если посмотреть сообщения мировых информагентств последних дней, допустим, из Варшавы, там самые горячие темы: «Польша выбивает помощь из НАТО под предлогом русской угрозы» или «Американские войска начали размещение на востоке Польши»… Что же получается: поляки перешли от искажения истории к фальсификации современности?

— Мне кажется, в эпоху, когда борьба идеологий ушла в прошлое, идёт схватка интересов, идёт передел мира. Причём помимо геополитической плоскости, помимо борьбы за ресурсы, влияние и территории схватка идёт за собственную интерпретацию прошлого. Польша участвует в этой борьбе на стороне своих новых заокеанских союзников. В истории всегда ищут оправдания, легитимации настоящего. И поэтому, если уж взялись за искажение прошлого, жди «подкопов» под настоящее…

— Я почему решил именно с вами обсудить эту тему? Мне кажется, что журнал «Историк», первый номер которого вышел в начале 2015-го, с самого начала занял чёткую позицию в отношении как раз фальсификаторов истории…

— По-другому быть не может. Разные интерпретации исторических событий имеют право на существование, но если речь идёт о сознательных искажениях, к ним нужно относиться соответственно, называя вещи своими именами.

— У вас всё-таки тираж для исторического журнала необычный — 10 тысяч экземпляров. По нынешним временам это довольно много. И что, всё расходится?

— «Историк» действительно очень востребован. Мы начинали с 3 тысяч и за год выросли фактически в три с лишним раза. И думаю, что уже тираж апрельского номера увеличим до 12, а может быть, даже до 14 тысяч. Вначале мы выходили только в Москве, с сентября 2015-го выходим ещё и в Санкт-Петербурге, Курске, Туле, Казани, Нижнем Новгороде, Иркутске и других городах и уже за Урал перемахнули. Журнал расходится очень хорошо.

— А чем это объяснить?

— Люди стали больше интересоваться историей. Я, может быть, не стал бы это сравнивать с тем всплеском интереса к прошлому, который был в конце 1980-х годов, но что-то похожее, мне кажется, происходит и на наших глазах. Важно, что это интерес не просто к каким-то историческим байкам и сплетням — «жёлтой» и дилетантской прессы всегда было навалом. Люди хотят участвовать в серьёзном, глубоком диалоге о прошлом, им надоело ёрничество по поводу нашей истории. Им нужен взгляд на прошлое, проникнутый, не побоюсь этого слова, патриотическим чувством, а не капитулянтскими настроениями, им нужен добросовестный анализ нашей часто очень непростой истории. Думаю, залог популярности «Историка» в том, что он соответствует этому читательскому спросу.

— А вот интересно: свой фирменный стиль у «Историка» уже появился?

— Стиль — это точность и доступность подачи материала, изящное, осмысленное оформление. В «Историк» пишут профессионалы, но так, чтобы было понятно и школьникам, и студентам, просто людям, интересующимся историей. Есть у нас и свои «фирменные» рубрики. Например, рубрика, посвящённая тому, как обстоят дела с историей и с её преподаванием в сопредельных государствах. Мы уже делали большой аналитический материал о том, как преподносится история ХХ века в Латвии, как преподаётся Вторая мировая война в Польше….

— А как она там преподаётся? Там же не пишут о том, что за освобождение Польши погибло более 600 тысяч наших солдат и офицеров.

— Если суммировать, Польша — в их польской трактовке — выглядит бедной, несчастной и пострадавшей со всех сторон — и с запада, и с востока. И это при том, что ещё Черчилль называл довоенную Польшу «гиеной Европы», страной, стремившейся поживиться за счёт более слабых соседей, страной, которая вместе с нацистской Германией приняла самое активное участие в разделе оккупированной Чехословакии.

Интересно, что в последние десятилетия в польских учебниках ущерб, якобы нанесённый Польше Красной армией, описывается всё более яркими красками, а страдания, выпавшие на долю польского государства, благодаря нацистской Германии — всё более блеклыми. Понятно, что Польше как члену Евросоюза неудобно ворошить неблагоприятные исторические сюжеты, связанные с Германией. А вот обострять полемику по поводу прошлого с Россией всё более и более удобно. Потому что всё это идёт в общую копилку исторических, я бы назвал это грубым словом, «наездов», которые осуществляются частью польской элиты при активной поддержке из-за океана.

— Да, поляки забывают, что их страна была напичкана фашистскими концлагерями. Год назад я с главой Администрации президента России Сергеем Ивановым ездил на годовщину освобождения Освенцима… И там, в Освенциме, я всё время думал: поляки вообще протрезвеют когда-нибудь? Ведь идёт намеренное одурманивание польских граждан, которые с большей симпатией относились к советским людям…

— Я, честно говоря, настроен в этом плане оптимистически, но, думаю, что это будет не скоро. Наверное, для того чтобы это произошло, должно смениться как минимум поколение политиков. А в ближайшей перспективе ожидать отрезвления я бы не стал. Но я бы не стал говорить в данном случае и о русофобии всего польского общества. В польском обществе есть люди вполне адекватные, продолжающие симпатизировать нашей стране. С ними нужно поддерживать активный диалог, чтобы их точка зрения была услышана.

То же самое я отнёс бы и к Украине, чья политическая элита просто больна русофобией. Её уже не исправишь и скорого исцеления ждать не стоит, но нужно работать со здоровыми силами, потому что историческая правда всё равно не на стороне тех, кто салютует Бандере и Шухевичу.

— Вы сказали, что «Историк» уже уверенно шагает по стране. А вот, допустим, нет в задумках каких-то контактов со здравомыслящими издательствами, изданиями Восточной Европы?

— Наверное, в перспективе обязательно нужно этим заниматься. Потому что задача противостояния фальсификациям, конечно, не должна быть только внутренней. Нам надо стараться объединить усилия и с теми здравомыслящими людьми — историками, общественными деятелями — в Европе, которые на Россию смотрят не через прицел оголтелой критики, а всё-таки как на партнёра, как на огромную страну, которую с Европой связывают очень давние, добрые отношения.

— А сейчас какие у «Историка» задачи?

— Мы делаем цикл небольших исторических лекций, которые можно посмотреть в Интернете. У нас бурно развивающийся сайт, его адрес очень простой: www.историк.рф. Надеюсь, в ближайшее время мы начнём реализовывать проект, совместный с учительской средой, для того чтобы наш журнал стал не только полезным чтением для любителей истории, но и серьёзным подспорьем для учителей, для учащихся старших классов, для студентов. Как действующий учитель я понимаю, как важен диалог и с теми, кто только сейчас приступил к изучению истории…

— Вы где преподаёте?

— Я 20 лет уже работаю учителем истории в московской гимназии №1505, совмещая эту работу с журналистикой и научной деятельностью.

— А чем ещё ваш журнал отличается от других изданий?

— Думаю, тематическими номерами… Тема февральского номера была приурочена к 60-летию ХХ съезда и секретного доклада Никиты Хрущёва о культе личности Сталина. Мы попытались посмотреть на это событие с разных сторон, вскрыть мотивацию лидеров, которые пришли к власти после Сталина: почему им понадобилось разоблачать его культ? Темой следующего, мартовского номера будет эпоха Александра II. В 1861 году, то есть 155 лет назад, он отменил крепостное право, а 135 лет назад, 1 марта 1881-го, произошло убийство самого императора… Впрочем, это не значит, что весь номер посвящён только одной теме: наоборот, помимо тематических блоков в «Историке» можно прочитать и про открывающуюся в Третьяковке выставку Фёдора Рокотова, и про героического генерала Александра Горбатова, и про Анну Ахматову, и про то, как Борис Ельцин пытался разогнать Госдуму в 1996 году… Кроме того, мы сотрудничаем с Российским государственным архивом социально-политической истории (РГАСПИ), и почти в каждом номере у нас — новые документы, которые до этого не публиковались.

— А учеников своих вы привлекаете для написания текстов? Вы в каких классах преподаёте?

— В старших, в 9–11-х. И ученики мои пишут. Уже те, которые выросли, стали историками либо филологами…

— Я вашу хитрость понял. Как учитель истории вы выпускаете не только журнал, но и, по сути, учебник?

— Наверное, вы в чём-то правы. Коллеги из других школ говорили мне, что используют наш журнал на уроках. Это не значит, что они заставляют ребёнка прочитать «Историк» от корки до корки. Скорее, это вспомогательный материал.

— Но в свою гимназию вы носите журнал?

— Обязательно. Ребята смотрят, читают, на сайт заходят, какие-то сюжеты мы обсуждаем.

— Вместе с вашими читателями, вашими учениками будем ждать следующих номеров…

Александр ГАМОВ

Источник: Комсомольская правда